10.03.2022

Юрий Дарвин: «То, как умел держать удар Филимонов – пример для Селихова и Максименко»

ВРАТАРЬ АЛЕКСАНДР ФИЛИМОНОВ И ТРЕНЕР ЮРИЙ ДАРВИН НА ТРЕНИРОВКЕ МОСКОВСКОГО "СПАРТАКА", 24 МАЯ 2000. (СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФОТО/АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВ)

Он появился в тренерском штабе «Спартака» в начале 1997-го, когда Олег Романцев пригласил его для работы с вратарями. А впервые двери красно-белого клуба распахнулись для Юрия Дарвина в 92-м. Тогда ему, еще молодому голкиперу майкопской «Дружбы», поступило предложение переехать в Москву. Во второй раз он снова вернулся в те времена, когда предстояло отвечать за то, чтобы в ворота команды залетало как можно меньше мячей. Только уже в новой роли. В ту пору в российском футболе не было специалистов по работе с первым номером. Уже потом в «Локомотиве» им стал Александр Ракицкий, в «Динамо» – Николай Гонтарь, в ЦСКА – Вячеслав Чанов, а в «Торпедо» – Анатолий Зарапин. Так что Дарвина здесь вполне можно считать первопроходцем. Причем достаточно удачливым, поскольку надежная игра его подопечных помогала красно-­белым выигрывать золото чемпионатов пять раз подряд. Сейчас Юрий Иванович трудится в спартаковской Академии, где ищет новых дасаевых и черчесовых. Ну и, конечно, следит за теми, кому доверяют сейчас ворота главной команды. Вот почему в канун старта весеннего этапа первенства я и решил поговорить с Дарвиным о голкиперах нынешнего «Спартака».

Выбор первого номера – всегда риск
– После недавнего ухода Реброва в «Спартаке» остались два равноценных голкипера – Максименко и вернувшийся в строй Селихов. Этого достаточно для того, чтобы новый тренер, итальянец Ванрли, не опасался за надежность вратарской позиции?
– Уровень Селихова и Максименко таков, что каждый из них способен претендовать на место основного вратаря. А кому оно будет доверено, решают разные моменты – уровень готовности каждого из голкиперов, состояние их здоровья, качество проведенных ими матчей. Самое неприятное, с чем можно столкнуться, – это травмы. К сожалению, во вратарской профессии они нередки. Пример тому – последняя тяжелая травма Селихова, после которой он вернулся в игру только в конце первой половины чемпионата. Вот и получается, что даже два равноценных вратаря в команде порой не решают всех проблем.
– Именно поэтому «Спартак» в компанию Селихову и Максименко пригласил еще из воронежского «Факела» голкипера Свинова?
– Скорее, это объясняется стремлением подстраховаться на случай какой-то непредвиденной ситуации, связанной с возможными травмами.
– Выходит, что три квалифицированных голкипера – оптимальный вариант для тренера?
– И да, и нет. Ведь, как правило, все вратари разные: один силен на линии ворот, другой лучше действует на выходах, у третьего железные нервы. Вот и ломай голову, кому из них отдать предпочтение.
– Что же главное при выборе первого номера?
– Пожалуй, характер, который закаляется со временем. А крепнет он вместе с опытом и мастерством. Это форварды или хавбеки могут заиграть в 20 лет. А вратарь – поздний продукт. Он созревает где-то годам к 25-ти.
– А как же Игорь Акинфеев, который уже в 17 заиграл в ЦСКА?
– Игорь уникум! Его история – исключение, подтверждающее правило. Помните, я говорил про железные нервы? Так вот у него они уже в юные годы оказались такими!
– Валерий Газзаев рисковал, сходу доверив ему место в основном составе армейцев?
– Выбор первого номера – всегда тренерский риск. Я начинал работу в «Спартаке» Романцева с Нигматуллиным и Филимоновым. Оба – качественные голкиперы примерно одного класса. И остановить выбор на ком-то одном, поверьте, было непросто. Романцев сразу сказал: «Решать тебе». Уже на сборах в Турции я почувствовал, что надежнее и стабильнее ведет себя Филимонов. Нигматуллин тоже мастер. Но отразив мертвый мяч, он в той же встрече мог напороть на ровном месте. Как, например, в финале Кубка «Содружества-97» с киевским «Динамо» («Спартак» тогда проиграл 2:3. – Авт.). Тогда два его грубейших просчета привели к поражению. В конце концов мы с Романцевым все-таки решили сделать ставку на Филимонова. Тот зацепился за место в составе и заиграл. А Нигматуллин в итоге ушел в «Локомотив», где, к его чести, стал одним из лидеров, а потом был первым номером сборной на чемпионате мира в Японии.

После гола Шевченко Филимонов стал еще больше вкалывать
– Частенько тренеры говорят, что определяют, кому доверить место в воротах, исходя из того, как голкиперы выглядят на тренировках. Но ведь в них вратарь может выглядеть неубедительно, а в контрольных матчах играет отлично. Что же здесь перевешивает?
– А бывает и наоборот: на тренировках голкипер творит чудеса, а в игре теряется. Думаю, окончательный вывод нужно делать по общей картине, суммируя все впечатления. Здесь очень важно почувствовать, способен ли вратарь перенести в игру то, что у него получается в тренировках. Но это не гарантия того, что он обойдется без ошибок.
– Самая чудовищная из них – гол, пропущенный Филимоновым в 1999-м в отборочном матче чемпионата Европы со сборной Украины?
– Пожалуй. И дело даже не в самом голе, а в том, что Александр лишил нашу сборную выхода в финал Евро. А если вспомнить, что Романцев принял команду, которая в группе шла с нулем очков, и до Украины выиграла все матчи, то просчет Филимонова был воспринят как трагедия.
– Этому было какое-то объяснение?
– Скорее всего, сказалась обстановка вокруг той встречи, в которой на кону была путевка в финал турнира. В таких матчах малейший промах может решить все. Это и для полевых игроков колоссальная нагрузка. Но их просчет может исправить кто-то из партнеров, а вот ошибка вратаря непоправима. Такой сумасшедший стресс и стал причиной случившегося.
– Мяч, пропущенный Максименко во встрече с «Динамо» в августе 2018-го, когда ему с центра поля забил Рыков, из той же оперы?
– Ни в коем случае. Хотя и здесь игровой градус был высоким. Этот гол, скорее, из категории курьезных. Такое чаще всего случается из-за недостатка вратарского опыта, которого у Максименко тогда было еще маловато.
– С Филимоновым случившееся во встрече с Украиной обсуждали?
– Само собой. Александр сказал, что сначала хотел отбить мяч, посланный Шевченко. Но в последний момент передумал и решил его ловить. А два решения для вратаря – смерть!
– Что помогло Филимонову прийти в себя?
– То, что он не ушел в себя, не распустил слюни. Еще больше стал вкалывать на тренировках. Плюс Романцев поддерживал, а также трибуны, которые помнили, как Филимонов в игре с французами на «Стад де Франс» чудеса творил. Так что желаю Селихову с Максименко, если придется, уметь так же стойко держать удар как Филимонов.
– Следует ли после грубой ошибки вратаря оставлять его на лавке в следующей встрече?
– Для меня здесь многое становилось ясным после личной беседы с ним. После нее я делился своим впечатлениями с Романцевым, и мы принимали решение. Кстати, после просчета кого-то из моих подопечных Олег Иванович никогда не высказывал лично мне никаких претензий.

Селихов доказал, что у него характер настоящего вратаря
– Сам Романцев всегда считал, что в команде должен быть один голкипер, на которого следует делать ставку. При Бескове это был Дасаев, которого потом сменил Черчесов. Затем пришла пора Нигматуллина, Филимонова. Насколько это правильно?
– Если главного тренера вратарь во всем устраивает, то такой подход объясним. Так было в «Динамо» с Яшиным, хотя за его спиной был такой талантливый конкурент, как Владимир Беляев. По той же причине получил карт-бланш в ЦСКА Акинфеев. И тренерское доверие Газзаева придавало ему еще большую уверенность.
– В свое время в «Динамо» было два равноценных вратаря – Пильгуй и Гонтарь, которых тренер Александр Севидов ставил в состав поочередно. Ваш взгляд на такую тренерскую стратегию?
– Возможно, она была избрана потому, что они оба были кандидатами в сборную. Хотя такой вариант, на мой взгляд, достаточно рискован. Но если не дает сбоев, то имеет право на жизнь.
– Бывший вратарь «Спартака» Артем Ребров как-то мне сказал, что конкуренция за место в составе его только подстегивала. А разве ощущение, что тебе в спину дышит конкурент, не рождает у вратаря нервозность, которая приводит к ошибкам?
– Увы, такое достаточно часто случается. И лучший вариант – когда вратарь не мучается сомнениями, а заранее знает, что будет играть. Для нынешней ситуации в «Спартаке», на мой взгляд, это был бы оптимально.
– После того как завершил выступление Ребров, ситуация упростилась: круг претендентов на роль основного голкипера сузился до двух Александров – Селихова и Максименко.
– Макс, как зовут Максименко в команде, вряд ли бы заиграл в «Спартаке» в 20 лет, не получи травму Селихов. И он делал все, чтобы в него поверили. Как надежно Александр провел матч с «Ростовом» на предсезонном турнире в Катаре – взять пенальти на последних минутах встречи дорогого стоит!
– После разгромного поражения «Спартака» в Питере, где Максименко пропустил семь голов, его в воротах сменил Селихов. Такое тренерское решение было ожидаемым?
– Дело даже не в разгромном счете с «Зенитом». Тот октябрь получился для Сашки провальным. Кроме семи голов с «Зенитом», он пропустил еще два от «Динамо» и четыре от «Лестера». Причем в матчах, которые считались ключевыми. Так что решение тогдашнего тренера Руя Витории о замене Максименко на Селихова выглядело вполне логичным.
– Вы ведь с Максименко работали в академии?
– Было дело. Но не очень долго. Хотя быстро понял, что парень с будущим – мягкий, техничный, трудяга. И то, как дальше складывалась его карьера, было результатом грамотно выстроенной клубной вертикали. Еще мальчишкой, приехав из Ростова, он, на пути в главную команду, прошел все этапы – академию, молодежку, «Спартак-2».
– Путь Селихова в «Спартак» чем-то похож на тот, по которому шел Максименко?
– В какой-то мере. В 15 лет он тоже занимался в нашей академии, жил в интернате. И с ним мне довелось поработать. Саша уже тогда читал игру, отличался хорошей техникой приема мяча. Но был какой-то вареный, да и силенок в ногах не чувствовалось. Тогда в воротах команды 1994 года рождения чаще играл Коновалов, который потом всплыл в «Рубине». А Сашке не хватало его роста и мощи. Поэтому, когда четыре года спустя я увидел Селихова в дубле «Амкара», то удивился тому, как он вымахал и окреп. И еще бросались в глаза его уверенность и спокойствие, которые принесла пермская обкатка. И то, что он – сложившийся вратарь, Селихов доказал в «Спартаке». А когда Витория дал ему шанс сменить в составе Максименко, блестяще им воспользовался. Вспомните, как он отразил пенальти в матче с «Лестером», сохранив важную ничью. А какое вратарское чудо сотворил Саша, парировав пенальти в дополнительное время с «Легией»! Это позволило «Спартаку» занять первой место в групповом турнире Лиги Европы, а ему вернуть место основного вратаря! Не зря о Селихове в шутку говорят – спокойный как стог сена.
– Почему в «Спартаке» не задержался ваш любимый воспитанник Антон Митрюшкин?
– Антону просто не повезло. Придя в «Спартак», новый тренер Дмитрий Аленичев решил не рисковать и сделал ставку на опытных Песьякова с Ребровым. Не хочу никого винить, но скорее всего, Антон поддался уговорам своего агента и подписал контракт со швейцарским «Сьоном», где провел четыре сезона. А сейчас у него контракт с дрезденским «Динамо». Словом, продолжает искать себя в профессии. Но зная Антона, я по-прежнему верю, что это ему удастся.
– А кто после вашего ухода был самым стабильным вратарем «Спартака»?
– На мой взгляд, Дикань. Андрей отвечал всем требованиям, которые отличают классного голкипера: уверенный в себе, хозяин штрафной, хорош и на линии, и на выходах. Я его еще из хабаровского СКА хотел в «Спартак» пригласить. Но не срослось. А оказался он в нем только через десять лет.
– Итак, сейчас Ваноли предстоит выбирать, кому доверить ворота «Спартака» – Селихову или Максименко, или выбор уже сделан?
– Если вернуться памятью в концовку первой половины чемпионата и вспомнить, как уверенно и надежно выглядел в ней Селихов, то все говорит о том, что, скорее всего, предпочтение будет отдано ему. При условии, если Александру не помешают травмы, которые буквально преследуют его.
– То, что Максименко, кроме основной заявки, включили еще и в заявку «Спартака-2», не говорит о том, что он уже обречен на роль вечного «второго номера»?
– Не думаю. Клуб уже объяснил, что принял такое решение для того, чтобы, в случае необходимости, Максименко имел возможность получать дополнительную игровую практику. Тем более что было сообщение о продлении контракта с ним «Спартака» до 2025 года. И это станет его проверкой на то, сумел ли он пережить тот прошлогодний октябрьский спад в игре. А значит, Александру надо еще больше работать и ждать своего часа.
– Можно ли сделать вывод, что нынешняя вратарская позиция не станет в весенней части чемпионата у «Спартака» проблемной?
– Лично мне в это верится. 

Александр Львов