08.06.2022

«Спартак» навсегда: 100 лет детищу легендарных братьев Старостиных

666-4

В отечественной футбольной истории страны «Спартак» занимает особое место. И не потому, что часто и красиво побеждал в чемпионатах страны или за него выступали такие великие мастера, как Нетто и Симонян, Жмельков и Акимов, Ильин и Исаев, Черенков и Цымбаларь… Список этот можно продолжать до бесконечности без ссылок на время. А каким бы оно ни было, как бы не менялось, футболисты в красных майках с белой полосой на груди всегда оставались верны своей игре – легкой, изящной, красивой, ради которой и приходит болельщик на стадион. Он валил на матчи «Спартака» как на праздник и все 90 минут на забитых трибунах чувствовал себя счастливым. Причем даже тогда, когда их любимцам не удавалось побеждать. Но когда видели, как они боролись, не щадя себя шли вперед, знали, что в них верят тысячи людей, эта любовь к красно-белому флагу становилась еще горячей. Потому «Спартак» и по сей день носит гордое имя народной команды. Такой, какой она и виделась великим братьям Старостиным, создававшим ее в далекие довоенные годы.
Славную футбольную биографию «Спартака» писали многие великие тренеры и игроки. Низкий им поклон! Но когда в канун столетнего юбилея я попросил рассказать о «Спартаке» последнего представителя славной истории клуба Олега Романцева, то из всех ярких личностей он назвал имена Старостина и Бескова.
– Для меня это особые люди, – пояснил Олег Иванович. – И не только потому, что стали моими учителями. Они встретились в «Спартаке» в тот нелегкий момент, когда клуб отступил в первую лигу, где коллектив и игру требовалось создавать заново. И хотя они были совершенно разными, объединяла их огромная любовь и преданность футболу. А та страсть, с которой эти удивительные люди отдавались ему, заставляла остальных поверить, что «Спартак» вновь станет тем могучим «Спартаком», каким его мечтали видеть великие братья Старостины.
И сделали это.

ФУТБОЛ. НАГРАЖДЕНИЕ "СПАРТАКА". 1992 ГОД. ОЛЕГ РОМАНЦЕВ - НИКОЛАЙ СТАРОСТИН.

Мудрейший Николай Петрович
– Именно с этого удивительно тонкого человека, старшего из братьев в семье потомственного егеря, и начался мой «Спартак», – вспоминает Романцев. – Не забуду, как тренер Иван Варламов впервые привел меня для знакомства с Николаем Петровичем в его маленький кабинет на Красносельской. Честно говоря, всю дорогу из Тарасовки меня буквально трясло от волнения. Ведь предстояла встреча с самим Старостиным!
– Так ты и есть тот самый Романцев, о котором мне рассказывали? – приветливо улыбнулся Дед, как его любя называли между собой в команде. – Что ж, присаживайся, расскажи о себе. Поговорили мы не больше получаса. Старостин спрашивал про мать, брата, наше житье-бытье в Красноярске. Разговаривал так, словно мы были давно и хорошо знакомы – спокойным, убаюкивающим голосом, от которого сразу же исчезли все мои страхи и сомнения. Уходя, я уже знал: теперь кроме «Спартака» больше нигде играть не буду. С того момента и по сей день Николай Петрович остается для меня небожителем, особенным и самым близким человеком.
А какой он был рассказчик! Как-то, вспоминая молодые футбольные подвиги, поведал забавную историю, как в одном из матчей, имея кучу моментов, никак не мог перехитрить вратаря соперников. А когда все-таки забил, гол не был засчитан. «Это почему же?» – хитро поинтересовался наш главный шутник Валерка Гладилин.
– Да просто за секунду до этого судья дал финальный свисток, который я в горячке не расслышал. Очень уж хотелось забить, – признался Николай Петрович под общий смех ребят.
Старостин внимательно изучал все, что пишут о «Спартаке». Боюсь, что сейчас он такого потока частенько сомнительной информации, обрушившейся на клуб, не выдержал бы. Слишком уж близко к сердцу все принимал. Вспоминаю, как однажды он принес мне газету с опубликованным в ней материале о «Спартаке».
– Ты посмотри, Олег, что там написано! – негодовал Дед. – Это же настоящее вредительство!
Честно говоря, я удивился. Ведь на тот момент мы были на ходу – шли в лидерах, без срывов набирали очки. О чем и было написано в уважаемом издании.
– И что же вас не устроило? – поинтересовался я у разгоряченного Николая Петровича.
– А ты что, не понимаешь?! – вспыхнул он. – Ведь этот журналист – враг «Спартака». А когда враги пишут такие хвалебные статьи, значит, что-то у нас не так. – И поправив очки, железным голосом диктора Левитана заявил:
– Запомни, Олег, когда тебя хвалят враги – жди беды.
А однажды от Николая Петровича я узнал, на чем он строил с братьями свой «Спартак». Было это в 1979-м, после победы в Ростове, которая сделала нас чемпионами.
– А если сравнить спартаковскую игру вашего поколения с нашей, сегодняшней, чья перевесит? – спросил я Старостина.
– В злости, в характере мы вас превосходили. А вот в мастерстве вы, пожалуй, посильней будете, – не раздумывая ответил он.
Значит, с самого начала в «Спартаке» многое от характера и честолюбия шло. И неслучайно в последнем перед очередным матчем слове, которое по традиции принадлежало Деду, он всегда напоминал: «Запомните, в футболе побеждает тот, кто этого больше хочет!»
И то, что я не потерял «Спартак», это тот же Старостин. В 1977-м я во второй раз пришел в команду. Предыдущий приход закончился тем, что в какой-то момент я решил вернуться в Красноярск – мне не очень понравились обстановка в коллективе, отношения между игроками. Может, все это происходило потому, что на тот момент в «Спартаке» не было Старостина, которого по чьему-то указу убрали из команды. Не случись такого, я первым делом пошел бы к нему за советом и наверняка бы остался. А когда на следующий год вернулся, то увидел, что все изменилось: пришел Бесков, возвратился Николай Петрович, я начал играть в составе. Словом, все складывалось хорошо. Кроме одного – я никак не мог привыкнуть к Москве и чувствовал себя чужим в этом громадном городе. И меня снова потянуло домой. Я понимал: с таким настроением играть и тренироваться нельзя, о чем никому не рассказывал. Но однажды ко мне на базе заглянул Старостин. Издалека завел разговор о погоде, о предстоящем сопернике, поинтересовался здоровьем. А уходя, неожиданно спросил:
– Что с тобой происходит, Олег? Ностальгия? Опять в Красноярск тянет?
– Тянет, – признался я.
– Вижу, – кивнул Николай Петрович. – Но надо, Олег, себя перебороть, надо. Ведь «Спартак» – это путь в большой футбол, в совершенно новый мир. Ради футбола надо на все идти. Его законы того требуют. А ты, по-моему, из тех, кто их чтит.
Я эти слова Старостина еще не раз вспоминал. Сначала, когда он убедил меня стать тренером «Красной Пресни», затем, когда напутствовал принять команду в Орджоникидзе. А потом, когда настоял, чтобы я вернулся в Москву и возглавил «Спартак». Жизнь показала: Николай Петрович всегда приходил на помощь в нужный момент потому, что переживания каждого игрока были близки ему не по должности. Он жил нашими проблемами, пропуская все через себя. И по-другому просто не мог. Так было в «Спартаке» до самого последнего дня этого великого человека. Светлая ему память… 

Александр Львов

СПОНСОР РУБРИКИ ㅤㅤㅤㅤㅤ «НОВОЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ» — АО «РОССЕЛЬХОЗБАНК»