10.06.2021

Министр ЖКХ Сахалинской области Наталия Куприна: «На госслужбе не место трусам»

IMG-20210524-WA0000В царские времена на Сахалин ссылали каторжников. После революции сюда приезжали по специальному заданию партии и комсомола. В постсоветское время на остров стремились или романтики, или работяги за длинным рублем и за северной выслугой, позволяющей получать повышенную пенсию.
Подверженный частым ураганам и землетрясениям Сахалин суров и первозданно красив. Это единственный субъект России, до которого невозможно добраться по земле. Причем обычный билет на самолет из Москвы до Южно-Сахалинска стоит от 15 до 30 тысяч рублей – случайный человек не прилетит.
Наталия Куприна прибыла сюда по собственной инициативе. Здесь девушка из города Иванова стала областным министром жилищно-коммунального хозяйства. Встретив ее в городской толпе, трудно предположить, что видишь министра ЖКХ Сахалинской области. По внешнему виду больше подумаешь, что перед тобой типичный финансист или юрист. Наталия Куприна, кстати, действительно еще и кандидат юридических наук.
Мы встретились в одном из сахалинских кафе. Наталия Куприна согласилась рассказать журналу «Вокруг ЖэКа» о том, как из советской пионерки-активистки и отличницы она выросла в руководителя жилищно-коммунального хозяйства непростого региона.

Правда жизни
В 1995 году Куприна окончила Ивановский госуниверситет по специальности «Юриспруденция». Трудовую деятельность начала в 1996 году в АО «Ив­энер­го» (г. Иваново). В его структуру в те годы входили ГРЭС, ТЭЦ, тепло- и электросети, энергонадзор, различные ремонтные подразделения по всей области. Здесь Наталия Юрьевна прошла путь от начальника отдела до заместителя директора.
Несмотря на статус акционерного общества, «Ивэнерго» было фактически госструктурой, где строго применялись все социальные льготы, выдавались надбавки и премии. В техническом коллективе женщин было мало. Зато мужчины вокруг самые настоящие – интеллигентные, образованные люди. И атмосфера здоровая, спокойная.
Но настал момент, когда в стране решили жестко реформировать всю энергетику. Многопрофильные акционерные общества трансформировались в холдинги, в которых головной центр контролирует работу отдельных разнонаправленных предприятий.
Так в 1999 году Куприна оказалась в МП «Ивгортеплоэнерго». С советских времен муниципальное предприятие было заточено на выработку и передачу тепла потребителям. А во всей энергосистеме тогда во главу угла поставили доходность. Директора советского типа не могли выполнить новые планы. Их быстро сменили руководители нового формата: жесткие, харизматические, озабоченные одной прибылью. Они обязывали сбором денег заниматься всех. Сначала бухгалтеры, инженеры и слесари возмущались: почему им надо отвечать за общие финансовые поступления? Потом смирились.
Если план по сбору не выполнен, сотрудникам приходилось самим вносить недостающие рубли в кассу. Отчасти это оказалось даже выгодно, т.к. за выполнение нормативов они получали премию. Когда сотрудники понимали, что план явно не получится выполнить даже с личными финансовыми вливаниями, то выбирали «жертву» среди юридических лиц – покупателей электроэнергии. И выбивали с нее задолженность, невзирая ни на какие гарантийные обязательства.
«Если уверены, что заплатите долг, – говорила Куприна директору-должнику, – то вместо гарантийного письма отдайте в залог личную машину. Оформим у нотариуса. Или внесите в нашу кассу деньги из своего кармана».
Это был своеобразный тест. Если руководитель не достает кошелек или боится заложить авто, значит, заранее уверен в неплатежеспособности своей организации. Несостоятельного клиента коммунального ресурса лишали сразу. Жестко, но таковы реалии российского капитализма 1990-х.

В директоры предложила себя сама
– В основном с долгами приходилось разбираться юридической службе, то есть мне. На определенном этапе я поняла: то, чем занимаюсь, является отдельным видом деятельности, непрофильным для теплоэнергетиков. Долги потребителей и весь процесс сбора оплаты за поставленные ресурсы у всех директоров-производственников считались головной болью. Учитывая это, я пришла к руководству и предложила создать отдельное предприятие под своим началом. Мою инициативу поддержали, – вспоминает Куприна. – 1 августа 2007 года решением Ивановской городской Думы от 03.07.2007 №473 с целью выравнивания тарифов на тепловую энергию на территории областной столицы было создано МУП «Ивановская городская теплосбытовая компания».
На новом месте я по должности попала в среду городских руководителей – выходцев из советской школы. Нравы у них были специфические. Звонит мне как-то директор крупного завода: «Так! Я не понимаю, вы почему не приезжаете ко мне знакомиться?!» «А должна?», – удивилась я. Мне пришлось проехать по всем руководителям городских предприятий, представиться. Каждый познакомил со своим производством. Вникала с интересом.
Пришлось и на своем предприятии разобраться с нюансами теплоэнергетики. Например, что такое экономайзер, поняла сначала по книгам, потом «прощупала» вручную. Одновременно засыпала инженеров кучей дилетантских вопросов: что такое задвижка, чем чугунная отличается от стальной, какие есть системы горячего водоснабжения, как в печах идет процесс теплогенерации и т.д.
Дотошность юриста помогала говорить на равных со специалистами. Многие коммунальщики почему-то уверены, что существуют только однотрубная, двухтрубная и четырехтрубная система отопления. Я логически предположила, что должна быть и трехтрубная. Главный инженер предприятия заявил, что такого не может быть. Поспорили. Подняли используемую в городе методическую документацию – не нашли. Подняли учебники – обнаружили, что еще в начале XX века немец Альберт Тихельман предложил трехтрубную схему. Система оригинальная, с попутным движением теплоносителя, но редко используемая.
Опытные хозяйственники меня научили негласному пра-вилу, которого придерживаются директоры высокого уровня: дал слово – держи! Отменять принятые решения нельзя, несмотря на все трудности.

Мир вместо войны
– Помните, лет десять назад для получения субсидий на капитальный ремонт многоквартирных домов было поставлено условие по определенному проценту частных управляющих компаний на территории муниципалитета? Для того чтобы быстрее получить софинансирование, надо было предпринимать неординарные методы. В том числе непопулярные – менять компании, которые управляли МКД.
Меня попросили «оказать содействие». Причем выбора не дали: либо помогаешь решать проблему, либо «решают» меня. Пришлось думать. Через некоторое время я пришла к инициатору просьбы и, озвучив свое согласие, попросила политической поддержки в скандале, который неминуемо случится из-за моих будущих действий, и перевода под свое управление расчетно-кассового центра по сбору платежей за ЖКХ.
Все запрошенное обеспечили. Моя организация в самом начале месяца выставила собственникам квартир квитанции на оплату коммунальных услуг. В графах, указывающих расход иных коммунальных ресурсов, были поставлены нули. Управляющие компании, зная, что жители обязаны оплачивать услуги ЖКХ по 10-е число каждого месяца включительно, обычно направляли свои квитанции ближе к этой дате. Население не особо разбирается в том, кто выставляет квитанции и является конечным получателем платежа. Большинство оплатило счета, выставленные моей организацией.
Когда появились квитанции №2, это, естественно, вызвало недоумение со стороны жителей и возмущение управляющих компаний: «Война?!». Война не началась – губернатор всех собрал и помирил. Регион получил политические очки, а моя организация – прямые договоры на поставку коммунальных ресурсов. Наверное, то были первые подобные договоры в стране. Специалисты из разных регионов интересовались нашим опытом, просили научить.

Рабочие угрожали забастовкой
– В 2011 году, накануне праздника 8 Марта, мне позвонили из центрального офиса крупной энергетической компании: «Приглашаем на работу в Ярославль. Подумайте!»
На собеседовании услышала: «Концепция поменялась – нужен руководитель в Твери». Отказаться – значит показать, что боюсь ответственности. Трусам никаких предложений больше не сделают. Обговорила личные нюансы, согласилась.
Как потом оказалось, в Тверь фирма направляла либо проштрафившихся руководителей, либо тех, на кого не строили больших планов. Регион специ­фический. Одно то, что там в 2007 году были осуждены все (!) депутаты Тверской городской думы, многое говорит.
В первый день работы меня сразу проинформировали: «Вы у нас уже 13-й директор и первая женщина среди них». Не успела толком принять дела, как рабочие стали угрожать забастовкой. С толпой разговаривать не стала. Принимала у себя в кабинете по одному. Наедине слушала претензии – зарплату задерживают, условия труда плохие и вообще: «Если быстро не отдашь долг, заплатишь с процентом через бандитов!»
– И?
– Меня, приехавшую из города «красных ткачей», на испуг не возьмешь. Все разрулила в рабочем порядке. В Твери вновь ощутила влияние политики на производственные процессы. Состояние коммуникаций нашей теплосети тогда оставляло желать лучшего: износ 50%, масса утечек по трассам. Вызывает меня чиновник: «Надо начать отопительный сезон до 1 октября». Дело было накануне приезда большого генерала из Москвы. В связи с визитом засуетились руководители разных силовых ведомств, они тоже звонили: «Обеспечьте тепло в доме, где остановится начальник! Иначе…». Отвечаю: «Мне уже столько кар пообещали, сто жизней не хватит. В месте ночлега вашего командира отопление включить не могу – это не объект, имеющий статус первоочередных. Варианты? Для согрева могу пригласить только к себе. Я женщина молодая…»
– Генерал остался доволен?
– Не знаю. Больше офицеры не звонили, не угрожали. Меня в жизни всегда спасает чувство юмора.

На высоких берегах Амура
– У головной организации были активы в разных регионах России. В 2012 году меня назначили директором подразделения в Амурской области. Предыдущий руководитель никак не мог наладить взаимодействие с руководством региона. Для управляющего системами тепло-, электро-, водоснабжения и водоотведения это важно. А мне, как сказало руководство, «после Твери уже ничего не страшно».
В Амурской области довелось познакомиться с системой водоснабжения и водоотведения. Можно сказать, в голове сложился весь коммунальный пазл. Подчинение двух «водных» направлений ЖКХ одним рукам – правильное решение. Трубы одни, но можно оптимально корректировать затраты и выходить на положительный баланс.
В Благовещенске пришлось осмыслить и принципы, по которым строится жилищно-коммунальная отрасль. В мировой практике существует всего три варианта организации ЖКХ:
1. Частная. В основном это принято в странах с высоким уровнем жизни, так как частный бизнес подразумевает 100-процентную оплату услуг.
2. Государственная. Она применяется в странах, где у людей низкий доход. Оплату ЖКХ они явно не потянут.
3. Частно-государственное управление. Она используется в большинстве стран мира. С ее помощью чиновники получают возможность лавировать. В государственно-частном бизнесе приходится увязывать все интересы. Руководитель предприятия, находящегося в концессии, всегда должен учитывать пожелания муниципалитета (оплатить подарки ветеранам к празднику, например). А мэр должен входить в положение концессионера и не «зарубать» экономически обоснованные тарифы.
Я часто наблюдала картину, когда по властным чиновникам ходили инвесторы и прощупывали почву по заключению концессии на объекты ЖКХ. Хождение продолжалось долго и ни к какому результату не приводило.
«Вот чудаки, – думала я, – они же не в те кабинеты стучатся». Разговаривать сначала надо с директорами. Если хозяйственник не захочет, он найдет тысячи обоснований для руководства муниципалитета и региона, чтоб его предприятие не попало в концессию. Тем более что заключение концессионного соглашения для прежних директоров предприятий фактически означает увольнение.

В поисках воды
– В Благовещенске я познакомилась с губернатором Олегом Кожемяко. Взаимопонимание нашли, работу наладили. Когда он в 2015 году перешел руководить Сахалином, попросилась работать на остров в системе ЖКХ. Посчитала, что уже достаточно поездила по стране, накопила уникальный опыт. На заре трудовой деятельности даже была соучредителем частной юридической фирмы. Потом под моим патронажем находился расчетно-кассовый центр по сбору коммунальных платежей. Знаю функционирование компаний, управляющих МКД. Руководила предприятиями энерго-, тепло– и водоснабжения, плюс водоотведения. В процессе работы наемным директором научилась лавировать между соучредителями. Например, муниципалитет подписывает документ, а область – нет, но для функционирования предприятия необходимо консолидированное решение. И оно в конечном счете благодаря переговорам принималось.
Весь жизненный путь подводил меня к карьере чиновника. Думала, что сама уж точно не буду принимать абсурдных решений. Олег Николаевич рекомендовал меня на должность первого вице-мэра Южно-Сахалинска по вопросам ЖКХ. Столица Сахалинской области – самый крупный населенный пункт региона, в котором проживает около 40% населения острова. Здесь же сосредоточены основные объекты ЖКХ.
Заступила на должность 1 июня. Работу в администрации главного города Сахалина начала с… туалета. В первый день зашла в служебный туалет и увидела, что для смыва используется ковшик, которым черпают воду из ведра. Экономия ресурсов – это, конечно, хорошо, но… Когда на второй день в кране туалета опять не оказалось воды, задала вопрос: в чем причина? Вразумительного ответа от сотрудников не получила.
Пошла по цепочке: кто отвечает за ввод воды в здание, а кто – за коммуникации внутри здания, кто ответственен за сантехнику. Стрелки сошлись на некоем модном парне, имеющем должность директора по чему-то. По-русски – на завхозе. «Почему нет воды?», – спрашиваю. Он начинает: «Да вы понимаете, у нас есть проект на 800 тысяч рублей…» Предложила ему каждый вечер представлять мне план работы на следующий день и записывать выполнение: «В 8:00 проверил кран. Если отсутствует вода, то в 8:15 проверить следующий по трассе вентиль. Если и там отсутствует вода, то пошел дальше…» Если по результатам осмотра коммуникаций все задвижки и трубы окажутся функционирующими, а вода в здании не появится, то только тогда приступим к рассмотрению проекта, вполовину уменьшим его стоимость и будем реализовывать.
На следующий день вода поступила в туалет. А через неделю сотрудник уволился.
– Человек понял, что на «директорской должности» завхоза вкалывать надо?
– На любой должности надо работать. Когда человек заключает трудовой договор, он сразу должен понимать, на что подписывается. В наше время просто получать зарплату за красивые глаза не получится. Во всяком случае, под моим руководством.
Через три месяца работы чиновником я ужаснулась собственному выводу: вокруг все перекладывают какие-то бумаги, что-то обсуждают, пишут проекты, но дела не движутся! Пришлось принимать кардинальные меры. На одном из созванных мной совещаний представители разных структур несколько часов препирались между собой, не приходя к единому мнению. Заседали до позднего вечера. На следующий день собрались снова. Ситуация грозила повториться. Поняв это, предупредила собравшихся: «Ухожу, а вы остаетесь. Как подпишите договор, позвоните мне». Вышла, закрыв кабинет на ключ.
Спорщики осознали всю серьезность момента, когда после выпитого чая захотели отлучиться и позвонили по селектору секретарше. Ключа от двойных дверей у нее не оказалось. В окно не выпрыгнешь – третий этаж. Позвонили мне. Узнав, что документ еще не подписан, предложила им еще посовещаться…
Через полчаса важный договор был всеми согласован и подписан.
С тех пор взяла за правило: если подчиненные до 18:00 не решают какой-то вопрос между собой, то на 20:00 назначаю совещание. Окружающие мои методы знают и намек на созыв совещания волшебным образом заставляет всех оперативно договариваться до конца рабочего дня.
– В апреле 2020 года вас назначили министром ЖКХ Сахалинской области. Знаю, что сменивший Олега Кожемяко губернатор Валерий Лимаренко подписал указ, когда вы еще занимали кресло первого вице-мэра.
– Все случилось неожиданно. Мне сказали, что губернатор хочет предложить мне пост. Я приготовилась выступить с речью о своей верности столице региона, но никто моим мнением не поинтересовался. И времени на раскачку не дали, видимо, с учетом того, что по работе в Южно-Сахалинске я хорошо знала большую часть региональных вопросов ЖКХ. Передавала городские дела, уже будучи министром.
Дома муж спросил: «На какую зарплату идешь?» А я даже не интересовалась.

«Я сама по себе позитив»
– Минуло пять лет, как вы поступили на государственную службу. Прижились?
– Стараюсь брать в свою команду только профессионалов. В крайнем случае тех, кто готов обучаться и самосовершенствоваться. Но благодаря его величеству «блату» на госслужбе оказывается много случайных людей. Они не имеют опыта работы на местах, не являются профильными специалистами. За глаза их называют «высоко-
оплачиваемыми почтальонами». Способны только бумаги приносить – относить. Поручишь подготовить ответ гражданам – могут написать всякую чушь. К сожалению, за чушь наказать нельзя. А белиберда за подписью чиновника раздражает людей.
Подавляющее большинство клерков чрезмерно робеют перед своими шефами и «шефами шефов», боятся критиковать их суждения, проекты. Из-за этого руководители начинают необъективно оценивать действительность. Что в свою очередь сильно вредит принятию решений на уровне муниципалитета, региона, страны.
Еще одна проблема – увиливание чиновников от принятия конкретных решений. Многие боятся, что за ошибку их могут уволить или привлечь к уголовной ответственности. Думаю, это от того, что правоохранительные органы часто несоразмерно наказывают за незначительные нарушения. Еще хуже, когда силовики даже не удосуживаются доказывать факт совершения противоправного деяния. Зыбкая граница по статье «Превышение должностных полномочий». Знаю случаи, когда арестовывали людей просто по заявлению одного недоброжелателя. Слово кляузника почему-то перевешивает слово обвиняемого. Хотя презумпцию невиновности никто не отменял, она прописана в Конституции РФ.
– Понимаю, как остро вы это воспринимаете, ведь в 2004 году тема вашей кандидатской звучала как «Исполнительное производство по делам об административных правонарушениях».
– Диссертация – это теория. А на практике действие нашего Административного кодекса испытываю на себе. Была не так давно проверка. По итогам предложили подписать акт, где на меня возлагалась ответственность за то, что ураган сорвал со школы крышу. Какое отношение министр ЖКХ имеет к зданию, принадлежащему другому ведомству? Между тем проверяющие наседали: «Это же для вас мелочь, а нам обязательно что-то найти». Такая позиция правоохранителей отбивает руки у тех, кто работает, и формирует у людей негатив.
– А есть ли позитив в вашей жизни?
– Я сама по себе позитив. Сангвиник по характеру и оптимистка по натуре. Работать на Сахалине могут только положительно настроенные люди. Знаете, какой здесь самый лучший подарок женщине на 8 Марта? Это зимняя рыбалка. Живя на Сахалине, невозможно не рыбачить. Получаю огромное удовольствие, когда приезжаю на берег океана, закидываю в просверленные во льду лунки заранее купленную подкормку, опускаю короткую удочку и жду. Секунда, и рыба на крючке. Не успеваешь вытащить, а в водяной «глазок» уже выстреливает голова другой рыбы, запоздавшей схватить наживку.
Последний раз, когда я ловила рыбу, муж взмолился: «Угомонись, не успеем весь улов обработать, а потом еще приготовить!»
– Супруг не устал от того, что за минувшее десятилетие вы четыре раза меняли регионы проживания, удаленные на тысячи километров друг от друга?
– Нет. Он меня поддерживает.

Неожиданный эпилог
Когда Куприна попала на работу в коммунальное хозяйство, то перестала выключать мобильный телефон. Ей надо быть всегда на связи. На Сахалине ежедневно в 8 утра сотрудники диспетчерской докладывают ей обо всем, что произошло в регионе за ночь. В случае аварии сразу находят в любое время. Наблюдал это лично. Мы еще не успели выпить весь самовар настоянного на местных душистых травах чая, как министру позвонили и сообщили: «В центре города горит много­этажка. За вами уже выехала дежурная машина…» 

Беседовал Александр Шарашкин

СПОНСОР РУБРИКИ ㅤㅤㅤㅤㅤ «НОВОЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ» — АО «РОССЕЛЬХОЗБАНК»