11.10.2022

Аргентина: страна упущенных возможностей

Существует такой политологический термин: «страна – региональный лидер». Так обычно принято называть государства, которые благодаря своему географическому положению, а также экономическому и военному потенциалу «оказывают серьезное политическое влияние на систему международно-правовых отношений в определенном уголке нашей планеты».
В истории Аргентины был достаточно продолжительный период (около 50 лет), когда она с полным правом носила такое почетное неформальное звание. В начале ХХ века это южноамериканское государство демонстрировало просто невероятный экономический и технологический рост. Достаточно сказать, что первое метро в Южной Америке появилось именно в столице Аргентины – Буэнос-Айресе. И было это не когда-нибудь, а в 1913 году.

Только бизнес
Тяжелые времена двух мировых войн еще сильнее упрочили экономическое благосостояние этой страны, сделав ее своеобразной «житницей Европы». Аргентина умудрялась поставлять продовольствие и стратегическое сырье всем воюющим государствам одновременно. Роль «тихой гавани» иногда приводила к парадоксальным ситуациям: в этот период в аргентинских международных портах на соседних пирсах могли одновременно бункероваться военные корабли непримиримых европейских противников: Германии и Великобритании. И никто ни в кого не стрелял, уважая законы нейтральной территории.
В итоге на военных заказах и поставках Аргентина очень хорошо заработала, став самым богатым государством всей Латинской Америки. Вполне естественно, что в это благословенное место стали стремиться попасть тысячи и тысячи мигрантов со всего света, спасающиес

я от ужасов войны. Правители страны сперва этому очень радовались, пытаясь равномерно расселить всех прибывающих по пустынным районам Патагонии, но из этой затеи ничего не вышло. Подавляющее большинство иммигрантов осели в столице и ее пригородах, образовав одну из первых многомиллионных агломераций на континенте. Такая диспропорция сохраняется и сегодня: из 47-миллионного населения Аргентины около 30% живут в столице и ее окрестностях.

Большие деньги – большие проблемы
Серьезной проблемой для Аргентины первой половины ХХ века стала тотальная зависимость верхушки местной политической элиты от англо-саксонского финансового и промышленного капитала. По давно сложившейся традиции дети аргентинской аристократии всегда получали образование в элитных английских колледжах и университетах, реже – в испанских. Не все выпускники возвращались на родину, но если возвращались, то сразу же получали высокие государственные посты, занимая которые, предпочитали принимать решения и действовать не в пользу своей страны, а в интересах «заокеанских друзей и партнеров».
С таким положением вещей в корне были несогласны представители региональных промышленно-финансовых групп и бедной сельской аристократии. Масла в огонь постоянно подливали германские и американские бизнесмены, которые никак не могли пройти на прочно занятый британцами богатый аргентинский рынок. В конце концов скрытый конфликт между столицей и глубинкой перешел в открытую фазу, которая вылилась в полноценное гражданское противостояние с регулярными похищениями популярных политиков и серией громких заказных убийств.
Сегодня период с середины 30-х до середины 40-х годов ХХ века в Аргентине принято вспоминать с пренебрежением, называя его «позорным десятилетием».

В кольце друзей
После нескольких серьезных социальных бунтов и военных переворотов летом 1946 года к власти в Аргентине пришел по местным меркам молодой (51 год), но очень харизматичный политик – Хуан Доминго Перон. В мире как раз начинала разгораться холодная война, в которой вчерашние союзники по антигитлеровской коалиции всерьез готовились задушить друг друга в мощных военно-политических объятьях. Шло ускоренное формирование новых альянсов и союзов. Каждый серьезный кандидат в сторонники был на счету.
Перспектива оказаться между молотом и наковальней президента Перона и его соратников никак не устраи­вала, поэтому Аргентина стала одной из родоначальниц движения «неприсоединившихся стран». Такое своенравие не оценили ни в Москве, ни в Вашингтоне. Американцы очень технично отодвинули Аргентину от поставок продовольствия в Европу с помощью «Плана Маршалла», в результате чего почти вся сельскохозяйственная продукция в страны НАТО стала поступать прямо из США. А СССР не жалел средств на поддержку Коммунистической партии Аргентины, всерьез рассчитывая с ее помощью устроить в этой стране настоящую социалистическую революцию.

Перон и его «перономика»
Получив в управление богатую страну с прогрессивно настроенным населением, Перон избрал для нее оригинальный путь развития, непохожий ни на социализм, ни на капитализм. Впоследствии этот гибрид станут называть «перономика».
В первую очередь был разработан и принят большой пакет новых законов, направленных на поддержку интересов рабочих людей и серьезные ограничения для собственников и иностранного капитала. В стране образовалась новая сила – профсоюзы, без согласия которых больше не принимались никакие политические и экономические решения. Одновременно с этим была проведена национализация всей банковской системы и природных ресурсов страны.
По личной инициативе президента Перона в Аргентине развернулось грандиозное строительство: активно возводились новые больницы, детские сады и школы, в кратчайшие сроки был проложен один из самых протяженных в мире на тот момент газопроводов, расширилась сеть железных дорог, стали строиться новые морские причалы и аэропорты.
Большое внимание уделялось государственным социальным программам. Вся медицина в стране стала доступной и бесплатной, то же самое произошло с образованием и наукой.
В 1951 году Перон официально объявил о том, что Аргентина раньше других стран придет к открытию ядерного синтеза. Исследования в этой области велись с помощью сбежавших в страну германских ученых и инженеров. Однако вскоре выяснилось, что все эти «специалисты по ядерной физике» – самозванцы, а проводимые ими «исследования» – грандиозный обман, нацеленный на выманивание из аргентинского бюджета огромных денег с последующим переводом их за границу.

Жесткое приземление
Постепенно стало понятно, что мечты о создании в Аргентине конкурентоспособной экономики терпят крах. Занимаясь амбициозными проектами, Перон совершенно не обращал внимания на главное достояние государства – сельское хозяйство. Предоставленная сама себе, эта отрасль довольно быстро пришла в упадок.
Экономика Аргентины в какой-то момент практически перестала расти и возникла ситуация, которую специалисты потом назовут «социализм без плана, капитализм без рынка», то есть в одной стране соединились все самые худшие черты обеих социально-экономических систем.
Сам Перон был абсолютно уверен, что у него достаточно денег на все его грандиозные проекты и масштабную индустриализацию. Однако золотовалютные запасы очень быстро закончились, а новых серьезных источников дохода так и не возникло. Народ, привыкший к высоким зарплатам и щедрым денежным подаркам «по праздникам», не захотел расставаться с такой жизнью и переходить на режим экономии. Поэтому, когда в 1955 году в результате очередного военного переворота правительство Хуана Доминго Перона было свергнуто, большинство аргентинцев отнеслись к этому событию с пониманием. Но «тучные и богатые» времена в истории Аргентины к тому моменту уже прошли и больше не вернулись, ни при следующем режиме (военном), ни при всех последующих (демократических).

Аргентина сегодня
Аргентина сегодня – это инфляция от 50 до 70% в год, постоянная угроза дефолта и жесткое валютное регулирование. В стране одновременно существуют не один, не два, а целых три курса обмена иностранной валюты на местную. Первый – это официальный курс Центробанка. Второй – это курс, по которому осуществляется внешнеэкономическая деятельность. И третий – курс «черного рынка». Разница между первым и третьим почти двухкратная.
Опытные бизнесмены-арендодатели при заключении договоров с клиентами сразу же прописывают в контракте индексацию цены на 20–30% минимум два раза в год, иначе за инфляцией не угнаться.
Парадоксально, но в Аргентине при самом высоком на континенте уровне грамотности населения в то же время одна из самых тяжелых криминогенных ситуаций. Знающие люди настоятельно рекомендуют приезжим не выделяться из толпы, не носить дорогую одежду и украшения, «не светить» последние модели телефонов.
Занимая пространство чуть меньшее, чем наша Якутия, и чуть больше, чем весь Красноярский край, Аргентина никак не может войти в топ-30 крупнейших экономик мира. Главными источниками доходов для страны, как и 100 лет назад, остаются агропромышленный комплекс и торговля полезными ископаемыми. С таким портфелем государство с трудом в состоянии обслуживать свой постоянно растущий внешний долг.
В таких условиях рассуждать о перспективе Аргентины вернуть себе былое могущество и гордое звание «регионального лидера» могут только неисправимые опти­мисты. 

Андрей Пучков

Спонсор рубрики «Новое в законодательстве» — АО «РоссельхозБанк» (Реклама)