Выжить в Париже

img_4900Почем аренда жилья в городе любви и высокой моды? Сколько денег уходит на электричество и почему иногда приходится готовиться к экзаменам при свете фонарика? Обо всем этом – в студенческом дневнике «русской француженки».

Январь-февраль 2017: Сорбонна ждет
Открываю конверт и читаю письмо на официальном бланке от факультета французской литературы: «Мадмуазель, имеем честь сообщить вам, что президент университета Париж IV (Сорбонна) принял решение о Вашем зачислении».
Ура! Меня приняли!
Пришли еще два письма из Франции. Меня согласны учить и экономисты, и юристы. Приятно, когда есть такой большой выбор. Но все же французскую литературу я люблю больше… Хочу стать учительницей французского, или переводчицей, или поэтессой, как Марина Цветаева. А что? Она тоже училась в Сорбонне.
Какое счастье, что во Франции еще есть государственные университеты, за которые не нужно платить. Хотя нет. Плата есть, называется это cotisation (членский взнос). Для бакалавров около €175 в год, для магистров – €230. Есть еще обязательная медицинская страховка – €195 в год. Итого всего лишь €370–425 за год. Где еще найдешь такие цены?
Париж, жди меня! Я уже еду!

Июль 2017: в городе мечты
Здравствуйте, Монмартр, Лувр и Елисейские поля. Здравствуй, бульвар Сен-Жермен! Привет, «Железная мадам», творение старика Эйфеля. Как поживаешь? Не можешь расстаться с разноцветным потоком многочисленных туристов? Ладно, потом поболтаем как-нибудь наедине о нашем, о девичьем…
Сейчас мне надо срочно бежать смотреть очередной вариант съемной квартиры. В студенческом общежитии свободных мест нет. Там в основном живут выпускники юридического факультета. Многие уже с семьями. Оказывается, что Франция – очень законопослушная страна. Выселить человека можно только по решению суда. Однако есть различные лазейки в законах, да и сами судебные процессы могут длиться очень долго. Этим бывшие студенты и пользуются, занимая комнаты в общежитиях и не выезжая оттуда годами. А если человек докажет свою финансовую несостоятельность, то тогда он полностью освобождается от обязанности платить за просрочку по платежам.
Может, я зря отказалась от учебы на юридическом факультете?

Август 2017: поиск угла
Нанятый мною агент Лайонель второй месяц исправно показывает мне подходящие, по его мнению, варианты. Русских в Париже считают очень обеспеченными клиентами, и поэтому он мне сразу стал предлагать relevé – все, что выше среднего. Начали с шикарной двухкомнатной квартиры рядом со станцией метро «Вожирар» с видом на Эйфелеву башню. €1900 в месяц без учета коммунальных платежей… В центральных округах почти невозможно найти дешевую полноценную квартиру. Цены начинаются от €1500 и уходят за горизонт. Все как в Москве, только дороже. Например, очень круто жить в 16-м округе рядом с Булонским лесом и Президентским дворцом. Здесь рrestige и все такое. Цена аренды – от €3500 в месяц, но это вариант бывшей комнаты служанки с маленьким окном под самой крышей. Хорошо, что мне туда не надо… Но рядом с моим университетом, в Латинском квартале (V и VI округа), никаких подходящих вариантов пока нет. Все либо занято более расторопными студентами, либо придерживается хозяевами для более денежных квартирантов.
Таких как я – простых студентов, занятых поиском посильного арендного жилья, здесь, оказывается, много. Начала замечать одни и те же молодые лица во время «смотрин». Оказывается, в этом городе все решают арендодатели. Если во время встречи ты чем-нибудь не понравилась хозяину недвижимости, пусть даже цветом волос – давай, до свидания! Ищи другой вариант.
Есть множество свободных хороших квартир в XIX и XX округах, но это районы, где в основном селятся мусульмане и беженцы с Ближнего Востока. Я не настолько смелая, чтобы жить там.
Не знаю, найду ли я что-­нибудь вообще до начала занятий… Сентябрь уже близко…
Пока снимаю угол в студенческом хостеле недалеко от Северного вокзала за €35 в сутки. Это больше €1000 в месяц, не считая остальных расходов.
Познакомилась в хостеле с ребятами из Алжира. Высокие и спортивные. Говорят так быстро, что я не всегда успеваю понять, о чем. Болтали до двух часов ночи.
Утром куда-то пропал мой мобильный телефон. Да, райончик надо поскорее менять.

Сентябрь 2017: «золотая» конура
Сегодня наконец-то смогла найти себе маленькую милую студию на Аvenue des Gobelins рядом с одноименной станцией метро. Как же этот район по архитектуре похож на мой любимый Питер! Проходишь через арку во двор-колодец, а потом еще в один, а потом еще… Ну и пусть, что всего 15 квадратных метров на шестом этаже в доме без лифта. Неважно, что единственное окно выходит во двор. Ну и что, что душевая кабина прямо в комнате, а туалет – в коридоре. В хостеле его вообще не было, приходилось бегать на вокзал. За это уютное студенческое гнездышко в 20 минутах ходьбы от моего университета просят всего каких-то €450 в месяц. Это просто чудо!
Правда, за оформление сделки Лайонель взял с меня 100% от месячной ставки. Еще €135 ушло на обязательное страхование. А еще €900 мне пришлось положить на специальный депозитный счет. Причем меня сразу предупредили, что эти средства будут заморожены на весь срок аренды. Оплатить ими два последних месяца, как это делают в России, я не смогу. Итого разово я должна была расстаться с €1485.
Хозяйке студии – молодой девушке примерно моего возраста по имени Жанин я понравилась благодаря моему знанию языка и хорошему произношению. Пока оформляли бумаги, она призналась, что никогда не сдает жилье людям, не способным выучить «великий» (и могучий?) французский язык, а англоговорящих кандидатов она вообще не рассматривает – не может выносить их чудовищный акцент. Никогда бы не подумала, что толерантные французы способны на такой неприкрытый лингвистический шовинизм…
Процедура оформления сделки оказалась небыстрой. Во-первых, хозяйка внимательно изучила все мои документы, проверила наличие долгосрочной визы, убедилась в том, что у меня открыт счет в банке и что на нем лежит достаточная сумма. Кроме этого, запросила бумаги, подтверждающие мое право посещать занятия в Сорбонне. Затем она заставила меня прочитать и подписать на каждой странице длинный список ограничений в договоре найма. Мне нельзя будет курить, пить вино, смотреть телевизор и слушать музыку без наушников после 22:00, приводить парней и еще 34 подобных «нельзя». В целом стандартный набор. Я сама сдаю доставшуюся мне от бабушки двухкомнатную квартиру около станции метро «Улица 1905 года». От своих квартирантов я хочу примерно того же: чистоты, порядка и своевременной оплаты.
Контракт заключили на 9 месяцев. Агент предлагал ограничить срок аренды пробными тремя месяцами, предупреждая, что расторгать договора досрочно в Париже не принято. Но я была так рада подвернувшейся мне возможности, что готова была согласиться на любой срок. С чего он вообще взял, что я захочу отсюда съезжать раньше времени?
Когда все было подписано и хозяйка, вручив мне ключи, ушла, агент рассказал, что Жанин относится к числу потомственных арендодателей. Эту комнату-студию сдавала студентам еще ее мама, а перед этим так делала мама ее мамы. Таких потомственных арендодателей в Париже очень много.
Пришло время знакомиться с соседями… За стеной слева у меня живет магистрант из Хорватии Дамир. Он осваивает информационные технологии. За стеной справа – громкий мулат из французской Гвианы с редким именем Рейми, студент второго курса медицинского факультета. Стены в моей студии оказались настолько тонкими, что я буквально за один вечер не только выучила их имена, но и в короткий срок узнала все подробности их личной жизни, а также состояние здоровья всех их многочисленных родственников. Ну и пароль от wi-fi заодно. Ко мне мои соседи особого интереса не проявили, что меня, если честно, немного расстроило. Ну и ладно. Больше внимания буду уделять учебе.
Октябрь 2017: «умные» счетчики
Пришло время оплаты коммунальных услуг. У меня всегда есть возможность выбрать поставщика из нескольких конкурирующих за меня фирм. Я же решаю, какой тарифный план мне больше всего подходит. Чем-то это похоже на тарифы за мобильную связь: кому-то нужно больше минут разговора днем, кому-то ночью (это всегда дешевле). Я, не особо задумываясь, выбрала себе первые попавшиеся параметры и благополучно забыла про них. Вроде бы все должно было быть просто. На воду и электричество у меня в студии стоят отдельные счетчики. Данные с них автоматически снимаются и превращаются в платежки, которые направляются в мой банк, который списывает эти средства с моего личного счета. Современные технологии пришли ко мне в дом. Или я сама к ним приехала… Не важно.

Ноябрь 2017: в шаге от банкротства
Сегодня с моего счета списали налог за проживание за первые три месяца моей жизни в Париже – €220. Этот налог платит квартиросъемщик в обязательном порядке. Налог взымается один раз в год в ноябре. За год должно выйти около €900… Что-то я перестаю укладываться в составленную мною смету расходов. Еще один такой «неожиданный подарок» и я буду банкротом…
Пришел очередной счет за электричество и воду. Я сперва подумала, что это ошибка – в общей сложности с меня списали чуть меньше €440! Почти столько же, сколько моя ежемесячная арендная плата. Я стала все проверять. Все верно: зимние тарифы и существенный перерасход по электричеству. Дело оказалось в том, что у меня в студии нет паровых батарей, а стоит электрический обогреватель. Когда стало холодать, я его даже и не думала выключать. Он очень быстро «съел» положенные мне по тарифу киловатты, а дополнительные пошли уже совершенно по другой, существенно большей цене. После этого случая я стала физически чувствовать, как электроприборы крутят электросчетчик.
Если раньше я могла оставить электрообогреватель работать без перерыва весь день, то теперь я его ставлю на таймер. То же самое и с водой. Мой сосед Дамир объяснил мне, что в старых домах Парижа тарифы на коммуналку выше – управляющие домовым хозяйством фирмы несут какие-то дополнительные расходы. Дамир говорит, что жить в самом Париже становится год от года все дороже, поэтому многие его друзья переехали за город. И он собирается сделать то же самое.

Декабрь 2017: ­субаренда – это законно
Агент позвонил и предложил совершенно замечательный вариант большой двухкомнатной квартиры рядом с конечной станцией наземного метро Сен-Реми-ле–Шеврез. Всего лишь 45 минут на электричке до моего университета. Очень чистый и современный район, по удаленности и местоположению как Одинцово в Подмосковье. Цена вопроса – всего €300. Я даже съездила посмотреть. Там такая огромная ванна! Но пришлось отказаться… Мне еще четыре месяца оплачивать свою студию. Какая же я была дура, что подписалась на девятимесячный контракт, который невозможно разорвать. Ведь предлагали же пробный трехмесячный!
Но есть выход: начать сдавать мою студию в субаренду (здесь это абсолютно законно) на короткие сроки или посуточно. Однако если этим заниматься, то на учебу может совсем не остаться времени. Лучше буду стараться экономить.
Начинается моя первая сессия. Почти не сплю. Пью кофе литрами, готовлюсь к зачетам при свете фонарика от мобильного телефона – пытаюсь экономить электричество хоть чуть-чуть…

Полный текст можно прочитать в № 10 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год