за работойАркадий Михайлович, 30 января 1992 года был подписан Указ президента о вашем назначении главой администрации Екатеринбурга, которым вы руководили до ноября 2010 года. На этом посту вы сразу озаботились проблемой вывода столицы Урала из финансового кризиса. Известно, что вплоть до 1876 года на Екатеринбургском монетном дворе производилось 80% медных денег Российской империи. Не было желания выпустить собственную валюту и организовать местный товарооборот?
– Даже не рассматривал такие варианты. В едином государстве никаких официальных суррогатов денег быть не должно. Это подрыв экономики и прямой путь к развалу государства. Снижение остроты проблемы нехватки наличных денег, которая реально существовала в середине 1990-х годов на ряде крупных предприятий, решалось за счет выпуска внутризаводских талонов для расчетов за услуги, оказываемые внутри предприятий, с последующими безналичными перерасчетами. Такой оборот внутренних товарных талонов на предприятиях города мы приветствовали. Наличных не хватало, и снабжение рабочих продуктами, полученными на бартер, нас здорово выручало. Что касается ситуации с выплатой зарплаты бюджетникам, – нам удалось полностью решить проблему и ни разу не допустить задержки выплаты за счет создания и эффективной деятельности муниципального банка.
– Работая в 70-х годах XX века на заводе «Уралтрансмаш» начальником цеха, вы как-то без проблем подменили заболевшего крановщика, чем здорово выручили предприятие. Кого из своих сотрудников доводилось вам подменять на посту главы администрации Екатеринбурга в XXI веке?
– Это было очень давно, когда я работал молодым старшим мастером и заместителем начальника цеха. Тогда на нашем заводе (он относился к системе Министерства оборонной промышленности) было чрезвычайно ответственное отношение к плану, суточным заданиям. Негласно действовал принцип, по которому работали молодые руководители: «Не можешь организовать работу – делай сам!». Поэтому приходилось порой осваивать рабочие профессии, и не только крановщика. С точки зрения воспитания ответственности это была отличная школа, которая пригодилась мне на всю жизнь. Позднее, уже работая директором завода, главой администрации, я уже никого не подменял, но всегда добивался того, чтобы соответствующие руководители выполняли поставленные перед ними задачи. Если у них что-то не получалось – разбирался и помогал. Если руководитель систематически не справлялся с проблемами – искал более подготовленного человека, но сам «ни автобусом, ни трамваем не рулил».
– Значит, не шли по стопам земляка – Бориса Ельцина, который, будучи высшим руководителем Москвы, практиковал индивидуальные поездки в общественном транспорте. Кстати, как первый президент России относился к родному городу? Давал ли он вам советы по управлению?
– Индивидуальные поездки, для того чтобы лучше знать и видеть ситуацию в городе, я практиковал всегда. Часто на собственной машине, по выходным, объезжал все стройки и те объекты, которые меня тревожили. Что касается участия первого президента в делах города, ответить не просто. Он, несомненно, следил за ситуацией в регионе и городе, радовался успехам. В оперативную деятельность никогда не вмешивался. Советов не давал. Он вообще был человеком, для которого «советская этика руководителя» была не пустым звуком. А в соответствии с этой этикой особые преференции для земляков недопустимы.
– В 1999 году в Екатеринбурге в статусе директора ФСБ впервые побывал Владимир Путин, вы познакомились с ним именно в то время?
– С Владимиром Владимировичем первое личное общение состоялось позже, в 2000 году, когда он в ранге исполняющего обязанности президента РФ проводил совещание по местному самоуправлению в Нижнем Новгороде.
– На том совещании вы от имени руководителей местного самоуправления страны выступили с предложениями по улучшению положения российских городов. Раскройте секрет, почему через два года, в 2002-м, комиссия ЮНЕСКО признала Екатеринбург одним из 12 идеальных городов мира? В чем идеальность столицы Урала?
– Идеальность Екатеринбурга в гармонии. В городе оптимально сочетается столичность и комфортная провинциальность. Практически все блага цивилизации, доступные человеку в Москве и Санкт-Петербурге, можно получить и в столице Урала. Здесь нет огромной суеты и толчеи, но одновременно не напрягает однообразие лиц, которых человек вынужден видеть ежедневно. В Екатеринбурге оптимальное количество жителей, среди которых активный человек всегда может выделиться своими способностями и умениями. Город имеет уникальные учреждения культуры, образования, медицинского обслуживания, прекрасно развитую торговлю и сервисное обслуживание. В городе всегда можно найти работу, сделать карьеру, иметь очень достойный уровень жизни. А еще Екатеринбург очень зеленый, компактный и уютный.
– Несколько лет назад я посещал Екатеринбург и считаю, что к вашему перечню нужно добавить еще современную архитектуру. При вас в Екатеринбурге был построен первый небоскреб «Высоцкий», заложена 212-метровая башня «Исеть», являющаяся пока самым северным небоскребом в мире и одним из немногих небоскребов России за пределами Москвы. Еще восемь домов столицы Урала имеют высоту свыше 100 метров, есть сотни зданий чуть меньше. Строительство небоскребов – дорогое удовольствие. Что, кроме имиджа и гордости, приносят высотки Екатеринбургу?
– Согласен, небоскребы «Высоцкий», «Исеть» – это и имидж, и гордость. Сверхвысокие здания действительно затратны в возведении и в эксплуатации. Но без них не смогут развиваться перспективные технологии строительства. Возможно, для России много небоскребов не нужно. А вот здания свыше 75 метров, 25–40-этажные жилые дома – это уже сегодняшний день, их нужно строить активнее. Они востребованы гражданами и прибыльны для бизнеса. В Екатеринбурге таких домов много. Они стимулируют развитие жилищного строительства, формируют рынок. Мне приятно, что столица Урала лидирует в стране и в этом сегменте экономики.
– Говорят, екатеринбургское метро, имевшее изначально всего три станции, являлось до 1992 года самым коротким в мире. При вас протяженность линий увеличилась. Но все же после московского чувствуешь дискомфорт, поскольку пока действует только одна ветка.
– Екатеринбургу нельзя полноценно развиваться без метро. Когда мы строили первую ветку – в основном на бюджетные деньги, на завершающем этапе, чтобы не растягивать процесс, привлекли заем и сумели за два года завершить работу. Можно постараться привлечь деньги на основе облигационных займов и сейчас. Думаю, специалистам нужно начать обсуждение использования такого инструмента привлечения инвестиций. По большому счету, для пассажиров не представляет большой разницы, кто является владельцем метро, если оно будет и дальше качественно выполнять свою функцию.
– Как член оргкомитета по продвижению заявки Екатеринбурга на проведение всемирной выставки «ЭКСПО-2025», оцените шансы победы столицы Урала над Баку, Осакой и Парижем.
– У нас уже был эксперимент по подаче заявки на проведение всемирной выставки «ЭКСПО-2020». Тогда мы мало знали процедуру, но дошли до финала, обыграв даже Сан-Паулу. Для справки – это крупнейший город западного полушария, который, будь самостоятельным государством, стоял бы среди первых 50 стран мира по уровню внутреннего валового продукта. Тогда мы проиграли только Дубаю, имевшему неограниченные финансовые возможности. Решение, какой город будет представлять в заявке Россию, принимает правительство и президент. Мы давно научились ничего не бояться. Живем по принципу «глаза боятся, руки делают». В Екатеринбурге с момента работы по подготовке заявки на проведение «ЭКСПО-2020» осталась очень хорошая команда. Теперь мы знаем, что и как делать. Противники серьезные и серьезная международная обстановка, которая не способствует тому, чтоб российский город лидировал. Но провести выставку хочет не отдельно взятый Екатеринбург, а наша страна. Если все необходимые средства России будут мобилизованы, наша заявка на «ЭКСПО-2025» может победить.
– Будем надеяться на победу и на проведение всемирной выставки на уральской земле. А на какие новые законы надеяться россиянам? Спрашиваю вас, как сенатора, как члена Наблюдательного совета Фонда ЖКХ и председателя Попечительского совета Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения.
– Мы серьезно укрепили законодательную базу, связанную с деятельностью управляющих компаний, саморегулированием, капитальным ремонтом. Еще лет семь назад в теме капремонта был абсолютный тупик. Вообще, 185-ФЗ оказался чрезвычайно полезным и в части капитальных ремонтов, и впоследствии, в части переселения граждан из аварийного жилья.
Сейчас нам очень нужны законодательные акты, способствующие развитию инженерной инфраструктуры и, в первую очередь, с перекладкой коммунальных сетей. Мы должны заинтересовать инвестора прийти в ЖКХ, где имеется огромный потенциал для бизнеса, но нет организационных, тарифных, нормативных предпосылок. Уже немало сделано, но необходимы новые решительные шаги для исключения диспропорции в отрасли, формирования инвестиционной привлекательности и разумного государственного участия.
– Наверное, для быстрой модернизации коммунальных систем, в том числе водоснабжения, нужно использовать популярную ныне концессию?
– Практика показала – концессионные соглашения способны дать желаемый эффект, но отнюдь не являются универсальным инструментом в сфере ЖКХ. Надо расширять диапазон организационных форм привлечения финансов в жилищно-коммунальную отрасль. Для дальнейшего развития отрасли необходима системная работа как по унификации подходов к формированию инвестиционных проектов и механизмов их финансирования, разделению ответственности между государством и частными инвесторами, так и по поддержке муниципальных образований, которые в силу объективных экономических причин не имеют достаточно возможностей для самостоятельного решения накопившихся проблем. Это особенно характерно для малых городов, в которых проживает значительная часть населения Российской Федерации. Необходимо создать постоянно действующий государственный специализированный финансовый институт в сфере ЖКХ, работа которого будет направлена на привлечение инвестиций в отрасль. Надо разработать действенные механизмы государственной поддержки энергосбережения и повышения энергетической эффективности сферы ЖКХ и жилищного строительства. Соответствующие рекомендации Комитет Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера уже сформулировал.
– Ваш бывший коллега – председатель Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Дмитрий Азаров, став врио губернатора Самарской области, назвал вас «легендарным мэром». Есть ли у вас желание тоже возглавить какой-либо регион?
– Я отработал пять сроков руководителем города, который по населению больше половины субъектов РФ, а по экономическому потенциалу крупнее, наверное, двух третей регионов страны. Работа в Екатеринбурге меня всем устраивала. Предлагали перейти, в том числе в федеральное правительство. Но для меня всегда был важен результат, а не карьерный рост. Тем более в другом регионе. Я люблю город и никуда переезжать не хотел и не хочу. Даже сейчас я в Москве только работаю, а живу все-таки в Екатеринбурге…