Энерго­эффективный дом: работа над ошибками

information_items_275

Национальные проекты и адресные программы, касающиеся промышленных и экономических векторов развития, прочно связаны с энергоэффективностью. Как нигде, эта тема актуальна в сфере жилищно-коммунального хозяйства – одной из значимых долей в структуре ВВП России.
По данным Росстата, доля расходов на конечное потребление домашних хозяйств составляет 52,7%. Сразу приходит на память уже ставшее привычным понятие «энергоэффективный дом» (не путать с «умным»).
С середины 1990-х об этом говорилось как об экзотике, которую могли себе позволить только в высокотехнологичных странах мира. Российский путь в тот период предполагал только замену ламп накаливания на энергосберегающие и установку доводчиков на подъездные двери.
Благодаря усилиям Правительства России был начат поиск решений проблем обветшалого жилищного фонда, изношенных коммунальных сетей и инфраструктуры. Было очевидно, что своими силами субъекты Российской Федерации эту проблему не решат – необходимо привлечение огромных федеральных средств, создание институтов и инструментов по распределению, управлению и контролю над расходованием финансов. Так возникла государственная корпорация – Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства.
С самого начала работы Фонда в 2007 году было понимание того, что строить жилье по стандартнinformation_items_273ым технологиям можно, только если гнаться за резким ростом ввода новых жилых площадей. Но в итоге через несколько лет мы получили бы новые объемы для капитального ремонта и поток жалоб граждан на низкое качество коммунальных услуг и завышенные размеры коммунальных платежей. Но главное, говорить об энергосбережении в сфере ЖКХ не приходилось бы.
Кто-то возразит: зачем улучшать хорошее? Есть же и вполне удачные проекты – так называемых «сталинских» домов или технические решения «элитного жилья» 1970–80-х.
Да, для своего времени эти решения были актуальны. Но во времена СССР вопрос об экономии каких-либо ресурсов не стоял. В новых экономических реалиях первыми, кто обратил внимание на энергоэффективные технологии, стали владельцы частного жилья. Однако подход, приемлемый для частного дома или таунхауса на две-три семьи, становится качественно иным при проектировании многоквартирного дома (МКД) даже малой этажности.
Если речь идет о строительстве муниципального жилья, возникает желание строить хорошо, красиво, технологически оригинально, и главное, с минимумом затрат и времени. Основные проблемы с внедрением энергоэффективных технологий в строительстве обычно здесь и начинаются.

Мечты и реальность
Выглядит это примерно так. Муниципалитету выделяются средства на строительство МКД (капитальный ремонт для простоты опустим). При определении размера сметной стоимости квадратного метра будущего здания ориентируются на федеральные нормы для того или иного региона в соответствии с приказом Минстроя России, либо на распорядительный документ по субъекту внутри региона.
При расчете указанных норм учитываются разные факторы – климатические условия, стоимость строительных материалов и многое другое. Далее на конкурсной основе муниципальной администрацией определяется генеральный подрядчик, который в свою очередь заключает договоры с одним или несколькими субподрядчиками на тот или иной вид работ. После того как дом построен, результат принимают различные комиссии и его передают на баланс муниципалитета. Это если в идеале.
Теперь рассмотрим вариант, когда администрация региона одержима светлым желанием шагать в ногу со временем, соответствовать политике государства в области повышения энергосбережения.
Ради благого начинания в бюджете субъекта изыскиваются средства на удорожание сметной стоимости строительства – а это порядка 10–12%, что неизбежно из-за применения инновационного оборудования и материалов. Например, стоимость одной геотермальной установки выше, чем газовый котел или центральная система кондиционирования (прmo_tych_8и этом эксплуатация геотермальных насосов не требует затрат и в более чем в четыре раза эффективнее традиционных систем – природа дает нам тепло, горячую воду и, если требуется, охлаждение абсолютно бесплатно).
С 2010 года Фонд в рамках программ переселения граждан из аварийного жилищного фонда начал практиковать и пропагандировать строительство энергоэффективного жилья. Первоначальный посыл был такой: надо начинать строить добросовестно, качественно, чтобы новое жилье вызывало у переселяемых чувство удовлетворения.
После анализа международного опыта созрело понимание, что можно строить не только качественно, но и так, чтобы коммунальные платежи граждан уменьшались – в силу экономии энергоресурсов за счет снижения их потребления. По программам Фонда было построено 123 дома с применением инновационных технологий различных классов энергоэффективности в 37 субъектах страны. Однако, несмотря на благое начинание, сулящее сплошные плюсы, европейской динамики в распространении энергоэффективных домов не наблюдается. Более того, у граждан возникает реакция стойкого отторжения и уверенность в «показушности» действий, связанных с энергоэффективностью.

Горький опыт
Анализируя основные ошибки, которые делаются в процессе строительства энергоэффективных домов, можно предупредить их повторение в дальнейшем. Заказчик четко должен определить для себя следующие вещи.
Проект. Расчет должен исполняться только комплексно, в одной увязке со строительными требованиями и мероприятиями по энергоэффективности. На начальном этапе необходимо уделять внимание расчетному влиянию оборудования, которое планируется применять, на ожидаемый эффект только совместно со строительными решениями.
Частая ошибка, когда муниципалитет имеет проект дома с определенными параметрами по обычным технологиям, или, хуже того, уже начал его строить, и тут поступает решение сделать этот дом энергоэффективным, например, по классу энергосбережения «А». Еще более заманчивым предложение становится, когда приходят «опытные специалисты», которые построили в соседнем районе несколько частных «умных» коттеджей. Якобы они точно знают, как добиться необходимого эффекта, почти не внося изменений в проект, и за толику малую готовы все устроить. Но мероприятия по энергетической эффективности здания включают в себя приложения особых усилий на этапе проектирования всей системы «дом – окружающая среда». Это касается подвальных и чердачных помещений, внутренних сетей, ограждающих конструкций, вентиляции, индивидуального теплового пункта, освещения. Если планируется установка тепловых насосов или солнечных коллекторов, либо других возобновляемых источников энергии, это отдельная история, на которой остановимся ниже.
Безграмотное отношение на этапе проекта к подбору энергоэффективных мероприятий как к чему-то побочному и внедрение при этом в проектное решение инновационных материалов и оборудования в лучшем случае ничего не даст.
Пример. Рязанская область, г. Рыбное. МКД – двухэтажный, 13-квартирный, класс энергоэффективности «А». Оборудование: система солнечных коллекторов для ГВС, электростанция на солнечных батареях, система теплового насоса с геотермальными зондами для системы отопления. Довольно удачное решение по ограждающим конструкциям, выбранным материалам изоляции, крыши, чердачных и подвальных помещений. Но при этом рядом с домом расположена газовая котельная, к которой… дом также зачем-то присоединен. Казус в том, что при всем этом изобилии теплоснабжения проектная организация собирает в энергоэффективном решении все, что только можно. Надо заметить, что общая площадь дома всего 714 кв. м.
В итоге получается занятная ситуация. Так как тепловой насос на 22 кВт довольно слабый, не соответствует требуемым параметрам и рассчитан на работу при температуре воздуха –5…–8 °С, в более холодную погоду отопление и ГВС согласно проектному решению переходит на питание от котельной. Один нюанс: котельная принадлежит стороннему юридическому лицу, а тепловой насос – собственность жителей дома. Автоматику переключения решили не предусматривать, так как при переключении источника теплоснабжения каждый раз надо оформлять акт. Вдобавок мы еще и живем в суровом климате, температура может меняться пару раз в течение суток. Поэтому никто не стал думать, как исправить данный казус – решили питаться только от котельной, собственник которой отпускает тепло по рыночной цене.
А еще в доме явно избыточное количество солнечных коллекторов при «тупиковой» системе горячего водоснабжения и отсутствии постоянной циркуляции. В результате летом, когда светит полное солнце, но многие на дачах и в отпусках, горячей воде некуда деваться и коллекторы начинают взрываться. Сейчас управляющая компания собирается демонтировать 2/3 от их количества. Примерно то же самое и с солнечными панелями, установленными на случай отключения внешнего электропитания, которого ни разу не было с момента заселения дома. Идеально заряжаются аккумуляторные батареи, работает придомовое и подъездное диодное освещение, но энергии с избытком! Жильцам, от того что у них стоят солнечные батареи, радости никакой – энергия уходит бесплатно в городские сети. А ее хватило бы и на бесплатное внутридомовое освещение. В итоге коммунальные платежи жильцов дома выше, чем у их односельчан, проживающих в обычных домах.
Подобная ситуация в Иркутской области, г. Ангарск. При полном комплексе технических решений энергоэффективности и использования ВИЭ (и допущенных при этом ошибках при монтаже) дом… параллельно присоединяют к тепловой магистрали. Как объяснят позже проектировщики, таково было требование заказчика на тот случай, если вдруг что-то не будет работать. В результате сбоя в электроснабжении при отсутствии защитных систем все сложное оборудование выходит из строя и дом, конечно же, остается на центральных сетях. При этом муниципалитет исправно продолжает с граждан собирать плату за содержание неработающего оборудования.
Еще дальше пошли в Калужской области, г. Кондрово. Там систему теплых полов, которая питалась от тепловых насосов и имела в качестве теплоносителя обычную чистую воду, местные инженеры просто подключили к теплосети и теперь трубки забиты грязью из магистрального теплоснабжения.
Приходится постоянно замечать, что снабжающие ресурсные организации, да и управляющие компании, относятся к строительству энергоэффективных домов как к кости в горле. Это и понятно: ведь покушаются на их доход в виде навязанных избыточных услуг или, наоборот, недопоставленных гигакалорий. И не стоит забывать, сколько стоит у этих организаций подключение к их сетям на этапе строительства.
Обслуживание и эксплуатация – не менее важный элемент успешной жизнедеятельности системы энергоэффективного дома. Начиная проектирование и строительство сложного с технологичной точки зрения здания, еще на начальном этапе нужно точно знать, кто в дальнейшем будет обслуживать и эксплуатировать оборудование. Лучше, если это будет делать организация, которая проектировала и осуществляла монтаж. И тогда не придется искать виноватых, когда что-то пойдет не так.

А про инженера забыли…
Найти квалифицированного инженера трудно. Если его нет, идею применения сложного энергосберегающего оборудования в доме стоит отложить до лучших времен. Иначе эффект будет прямо противоположным! При участии Фонда продвигается разработка профессиональных и образовательных стандартов по подготовке соответствующих кадров, но путь этот слишком долог и труден.
При богатстве выбора оборудования, в основном импортного, очень важен опыт и понимание того, какими инструментами проектировщик предлагает решать ту или иную задачу. Если брать тот же тепловой насос, зарубежные партнеры предлагают широкую модельную линейку этой продукции. Представители компании предложат различные варианты оборудования, лишь бы потребитель не ушел без покупки. Однако надо помнить, что их модельный ряд разрабатывался под геотермальные и климатические условия других стран, под режимы работы автоматики и агрегатов в условиях мягких переходов температур и много чего другого. В итоге при дорогостоящей установке потребитель либо недополучает количество тепла, либо получает обмерзание грунта и, соответственно, эффективность оборудования стремится к нулю. Это же касается и «воздушных» тепловых насосов (системы «воздух-вода»), и оборудования для рекуперации.
Необходимо упомянуть и опыт работы с представительствами зарубежных производителей. Перед установкой и пуском оборудования заказчику не вредно задумываться, где он потом будет искать иностранцев или во сколько ему обойдется контракт на обслуживание системы по европейским расценкам.
Очень важно обращаться к тем компаниям, которые уже имеют многолетний положительный опыт установки тепловых насосов – лучше на тех же объектах, которые схожи по характеристикам и назначению с будущим объектом заказчика. В идеальном варианте компания, которая проектирует применение оборудования с использованием ВИЭ, изучает конкретное посадочное место дома по геологическим и климатическим условиям, подбирает необходимые характеристики оборудования, сама его производит, устанавливает и берет на себя дальнейшее обслуживание с гарантией. Те из них, кто давно на рынке, дают гарантию на ресурс работы своего оборудования более 30 лет. Такие компании в России есть.
Пример. Кировская область, п. Юбилейный. МКД двухэтажный, 1314 кв. м, 12 квартир. Оборудование: тепловой насос – 1 шт., солнечные коллекторы – 4 шт., рекуператор воздуха – 12 шт.
Удачное проектное решение дома. Оптимальный набор энергоэффективного оборудования с использованием ВИЭ. Организация, которая осуществляла проектирование, поставку и контроль монтажа оборудования, предложила заключить контракт на обслуживание систем с инженером, который был уполномоченным от данной компании и проживал в транспортной доступности. После пуска дома в эксплуатацию на волне общей радости и суматохи об инженере забыли. Через некоторое время сменилась и администрация. И те, кто помнил о сложном доме, тоже сменились. Управляющая компания от греха подальше отключает сложное, но такое нужное и дорогостоящее оборудование, мотивируя это тем, что в ближайшей округе нет специалистов такого высокого уровня. Дом благополучно обогревается газом. Разумеется, по рыночной цене.

Почему не падают коммунальные платежи
Как давно повелось, за любые огрехи коммунальных организаций у нас платит потребитель. Так и в случае энергоэффективных домов. Расчетные центры или управляющие компании просто не представляют, как начислять коммунальные платежи при применении оборудования, использующего альтернативную энергию. Или не хотят это делать правильно. В результате ожидаемый эффект от энергоэффективных мероприятий дискредитируется из-за неквалифицированных действий экономистов расчетных отделов.
В последнее время звучат упреки от граждан в адрес инновационных технологий в строительстве: дескать, сколько ни улучшай и ни сберегай, счета за коммунальные услуги продолжают расти вместе с тарифами. Но, повторимся, снабжающие организации очень не хотят терять свою прибыль, поэтому любые свои потери от экономии каких-либо ресурсов стараются восполнять слезами о больших издержках и попытками поднимать тарифные ставки на свои услуги. То есть опять за счет потребителя. Конечно, зачем тратиться на ремонт и модернизацию аварийных коммунальных сетей, когда все потери с лихвой оплатит потребитель? Процесс настолько привычен, что основная часть населения с готовностью платит за теплопотери в трубах, которые в среднем составляют от 20 до 50%, и принимает как должное выбросы СО2, задыхаясь в сером смоге сжигаемого газа, угля, мазута или иного топлива.
Но кто сказал, что потребитель должен оплачивать потери при передаче тепла в изношенных сетях от котельной до дома? Почему мы должны оплачивать горячую воду в кране с температурой, не соответствующей санитарным нормативам? А ведь это напрямую связано с общим объемом потребления воды на квартиру. Расставаться с отжившими свой век технологиями нужно не из любви к научно-техническому прогрессу, а в целях экономии затрат на энергию, достижения автономности от централизованных систем подачи тепла, более гуманного отношения к окружающей среде, а значит, собственному здоровью и своему кошельку.
Пример. Московская область, Клинский район, р. п. Решетниково. МКД трехэтажный, 56 квартир, 3 подъезда. Техническое решение: наружные стены здания – керамический пористый кирпич с отделкой, связанной с системой утепления 130 мм, три тепловых насоса для системы отопления, 48 вертикальных геотермальных зондов, один тепловой насос для системы горячего водоснабжения, драй-кулер.
Нужно заметить, что подбор технических решений близок к наиболее полному комплекту для класса энергоэффективности «А+». При этом, по мнению экспертов, даже несколько излишне применены материалы с изолирующими характеристиками для ограждающих конструкций. Дом оборудован поквартирными счетчиками тепла. Управление тепловым узлом осуществляется дистанционно из Москвы, что значительно упрощает оперативное регулирование и мониторинг работы оборудования. Тепловизионное обследование дома в мороз -15 °С показало отличную теплозащиту. Потери наблюдались только в результате некорректно отрегулированных оконных блоков.
С чем столкнулись жители данного дома? Управляющая компания упорно не желает замечать установленные поквартирные счетчики тепла, хотя дом был принят всеми возможными комиссиями. И счета за отопление выписываются «в среднем по больнице». То есть берется общая помесячная стоимость электроэнергии, затраченной на работу тепловых насосов системы отопления, и делится на всю площадь здания. Полученная сумма умножается на площадь квартиры. При этом температурный режим в каждой квартире в учет не принимается. Но ведь идея энергетической эффективности в том и заключается, что граждане сами определяют свою потребность в количестве тепла и, соответственно, размер платежа за это самое тепло. При осмотре работы оборудования эксперты Фонда наблюдали такую картину: в одной квартире температура составляла порядка +30 градусов, а в точно такой же квартире этажом ниже соседи прекрасно проживают при +21 градусе. Размер оплаты за тепло абсолютно одинаков!
Представители управляющей компании искренне не понимают, почему дом все еще не подсоединен к центральным сетям, и, по понятным причинам, мечтают это сделать. Разница в том, что граждане, проживающие в домах с центральным отоплением, вынуждены платить за тепло в течение всего года, даже летом. А в домах с индивидуальными тепловыми пунктами (ИТП) граждане вольны сами решать, когда им нужно отопление, а когда нет, и, соответственно, платить за него.
В системе вентиляции фильтры, вопреки регламенту обслуживания, не чистились, вследствие чего квартиры плохо вентилируются, отводящий конденсат насос забился отложениями и вышел из строя. При этом установщик, а это местная компания, исправно получает деньги за обслуживание системы.
Показателен пример того, как в энергоэффективном доме в поселке Тучково Рузского района Московской области управляющая компания объясняет усредненный платеж за тепло по дому: одна квартира может вовсе не отапливаться, но получать тепло за счет соседних квартир, которые отапливаются избыточно, поэтому справедливо брать плату со всех одинаково.
Часто можно наблюдать, когда управляющие компании в таких домах выставляют счета не за киловатт, а за гигакалории тепла на квадратный метр отапливаемой площади. Видимо, управляющие компании «забывают» разъяснения Минэнерго России о том, что стоимость киловатта в домах, оборудованных тепловыми насосами, может рассчитываться по тарифу как для дома, оборудованного электроплитами…

Полный текст можно прочитать в № 12 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2016 год