Швеция: великая энергетическая эволюция

ehlektrostanciya-zhirafШвеция – одна из крупнейших стран Европы. По площади она занимает третье место в ЕС после Франции и Испании, а вот населения здесь меньше, чем в Москве: 10,2 млн человек. Однако такое соотношение природных и человеческих ресурсов совершенно не мешает Швеции являться одной из самых индустриально развитых стран мира и быть в числе лидеров по уровню жизни (шестое место в мировом рейтинге). Россия в этом списке только на 26-й строчке.
В этой скандинавской стране почти нет своих месторождений угля, нефти и газа, как, например, у соседней Норвегии, но шведы удачно компенсируют эти недостатки развитием «зеленой» энергетики и массовым внедрением современных энергосберегающих технологий. В этих сферах Швеция сегодня – общепризнанный в Европе лидер и авторитет. Но путь к званию «самой экологически чистой страны ЕС» не был прямым и ровным.

Взлет и падение АЭС
Раньше, чтобы обеспечить теплом свои дома, шведы нещадно жгли лес, которого у них было много. Все изменилось в самом начале ХХ века, когда страна при поддержке специалистов из Великобритании провела собственную индустриальную революцию. Был принят особый план, по итогам которого страна построила на реках целый каскад гидроэлектростанций, получила развитую сеть электроснабжения и создала систему центрального отопления в большинстве крупных городов – таких как Стокгольм, Мальме, Гетеборг и многих других. Там, где не было возможности подключиться к централизованному теплоснабжению, дома отапливались с помощью индивидуальных электрических котлов.
В Швеции традиционно сильно развита электротехническая индустрия. Когда в связи с промышленным бумом начала 70-х годов прошлого века электроэнергии стало остро не хватать, шведы спроектировали и ввели в строй сразу несколько атомных электростанций собственной конструкции. На­ ­какое-то время проблема внутренних источников энергии была решена. До сих пор гидро- и атомные станции обеспечивают больше 80% электробаланса страны. Было время, когда на каждый миллион жителей Швеции приходилось по два атомных реактора. Такого соотношения не было больше нигде в мире.
Идиллия закончилась в 1986 году. Радиоактивные осадки, выпавшие на территории Швеции после аварии на Чернобыльской АЭС, настолько напугали население, что на общенациональном референдуме люди проголосовали за сворачивание национальной атомной программы. На этой волне почти сразу же были закрыты две атомных электростанции из пяти. Из 15 действовавших на тот момент реакторов по требованию общественности пять были остановлены и заглушены навсегда.
Именно тогда, в конце 80-х, Швеция всерьез занялась исследованиями в области альтернативных источников энергии. Но сразу найти замену атому у них не получилось. В стране разразился энергетический кризис, быстро переросший в экономический.
Последствия резкого отказа от атомной генерации страна ощутила практически мгновенно. В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века Швеции пришлось значительно увеличить закупки электроэнергии у соседей. Экспорт электричества был налажен даже из Эстонии, где полностью разрушенная собственная промышленность позволила местному правительству организовать торговлю излишками энергии от построенных еще в советские времена ТЭЦ. Вполне естественно, что цены для потребителей немедленно пошли вверх. Продукция шведских индустриальных гигантов стала проигрывать на мировом рынке конкурентам из-за своей более высокой стоимости. Из десяти крупнейших компаний Швеции образца 1986 года сегодня в рейтинге Forbes остались только три:: Volvo, Vattenfall и Ericsson. Причем последняя корпорация вернула себе статус лидера совсем недавно ценой титанических усилий. В какой-то момент экономическая целесообразность опять вынесла на повестку дня вопрос об использовании дешевой атомной энергии. Жесткие законодательные ограничения в начале 2010 года были отменены, пошли разговоры о строительстве новых АЭС и модернизации старых станций. Но триумфального возвращения атомной эры в экономике Швеции не случилось. Все испортили «зеленые».

Курс «на зеленую» энергетику
Прошедшие в парламент страны в 2014 году сторонники курса на экологически чистую Швецию не только наложили вето на перспективные атомные разработки и проекты, но и провели ряд законов, поставивших производство атомной энергии на грань рентабельности. Так, например, сегодня в Швеции собственники АЭС обязаны платить особый налог на экологию, который составляет 33% от себестоимости производимой электроэнергии. Кроме этого на шведских АЭС установлены самые жесткие в мире требования по безопасности, которые оплачиваются из прибыли собственников. Не обходится без курьезов. Однажды на шведской АЭС «Оскархамн» при прохождении КПП был задержан сварщик, на руках и одежде которого новые особо чувствительные приборы зафиксировали следы взрывчатого вещества. Атомная станция была остановлена и тщательно обследована, но никаких бомб не нашли. Сварщик был допрошен с пристрастием, ни в чем предосудительном не сознался. Выяснилось, что суперчувствительный прибор принял за следы взрывчатки на руках шведского сварщика… лак для ногтей.
В определенный момент экономические интересы шведских промышленных гигантов и требования «зеленых» политиков, выражавших коллективное мнение большинства населения страны, вошли в жесткий клинч. Ситуация усугублялась тем, что в Швеции без современной энергетики просо не выжить. Страна занимает четвертое место в мире по уровню энергопотребления на душу населения (17 000 кВт на человека в год). Больше только в Исландии, Норвегии и Канаде. Климат хоть и умеренный (спасибо Гольфстриму), но для поддержания комфортного уровня жизни электроэнергии требуется много.
В конце концов интересы страны взяли верх над интересами финансового и промышленного капитала. Стороны договорились о совместных усилиях по развитию «зеленой» энергетики и массовом внедрением современных энергосберегающих технологий. Такие индустриальные гиганты, как Volvo, Electrolux, АВВ и др., организовали дочерние предприятия, которые стали специализироваться на разработке и внедрении современного энергоэффективного оборудования.
Правительство стало выделять значительные бюджетные средства на развитие «зеленой» энергетики и инфраструктуры, а целый пакет новых законодательных актов поставил сторонников старой энергетической модели перед выбором: или закрываться, или приспосабливаться.

Принцип кнута и пряника
Для проведения успешной «зеленой» технологической революции шведские законодатели стали активно использовать принцип кнута и пряника. Так, например, Швеция стала одной из первых стран в мире, которая еще в 90-х годах прошлого века ввела так называемый «налог на СО2». Любое предприятие, которое в ходе своей деятельности сжигает ископаемое топливо и, соответственно, выбрасывает в атмосферу углекислый газ, обязано платить за каждую тонну выбросов определенную сумму. Простые граждане тоже платят этот налог, только для них он включен в стоимость дизельного топлива, бытового газа или бензина. И наоборот: сжигание топлива из источников, относящихся к возобновляемым, например, биотоплива из промышленных или бытовых отходов, налогами не облагается. Серьезные льготы получили и владельцы ветряных и солнечных электростанций. Они также освобождены почти от всех налогов. Более того, государство всячески поддерживает экологические инициативы населения на местах. Один из первых больших ветропарков в Швеции был построен еще 20 лет назад в городе Гетеборге. Инициаторами стройки стали сами горожане, которые вместе с государством вложили свои сбережения в этот проект в соотношении 50/50. Теперь они, как полноправные акционеры предприятия, имеют право покупать электроэнергию со скидкой и получать проценты от прибыли.
Помимо налоговых льгот, шведы придумали очень эффективный «внебюджетный» инструмент финансирования нового сектора энергетики – «зеленые сертификаты». Их выдают за каждый выработанный с помощью энергии солнца или ветра «чистый» мегаватт-час электричества. Эти сертификаты – очень ликвидный товар. Они интересуют все традиционные энергетические компании и крупные промышленные предприятия, которые по правилам ЕС обязаны постепенно снижать свои выбросы парниковых газов. Большие предприятия включены в Общеевропейскую торговую систему и обязаны ежегодно получать квоты на такие выбросы. А чтобы уложиться в эти постоянно сокращаемые квоты, предприятия должны или перестраивать свое производство, или выкупать «зеленые сертификаты» у производителей чистой энергии. Этот оригинальный механизм помогает перенаправлять финансы от крупного бизнеса, использующего ископаемое топливо, в сектор «зеленой» энергетики.

Результат общих усилий
Проблемы теплоснабжения крупных городов шведы тоже стали решать эволюционно и оригинально, повсеместно переходя к использованию возобновляемых источников энергии. Например, сегодня в Стокгольме больше половины всех домохозяйств использует для отопления тепловые насосы. Муниципальная больница в городе Мальме одной из первых перешла на солнечную энергию и полностью покрывает свои потребности в электричестве и тепле за счет солнца. А в частных домах люди стали менять старые электрические котлы на современные – пеллетные, в которых в качестве топлива применяются специальные прессованные брикеты из бытовых и промышленных отходов – пеллеты. Тепловое КПД от их горения значительно выше, чем от дров, угля или бытового газа. Да и стоят они дешево.
Особые усилия прилагаются в области энергосбережения и энергоэффективности. В Швеции почти завершена масштабная программа по реконструкции многоэтажного жилого фонда. Старые дома, большая часть которых была построена во второй половине ХХ века, обшиваются специальными утепляющими панелями. В торцах большинства много­этажек смонтированы современные солнечные коллекторы. Дополнительным бонусом всех этих мероприятий стало значительное снижение размера коммунальных платежей для населения. В со­временной Швеции они ниже, чем в Нидерландах или соседней Норвегии. На оплату всех коммунальных услуг сегодня шведы тратят не больше 10–12% от средней зарплаты. В стране сформирована мода на жизнь в энергоэффективном доме, который полностью покрывает свои потребности в электричестве и тепле за счет возобновляемых источников энергии.
Шведы не собираются останавливаться на достигнутом. Общая цель всего Евросоюза – к 2030 году довести долю возобновляемых источников энергии до 30%. А Швеция идет на 50%! Амбициозная задача – повысить энергоэффективность в стране к 2020 году на 20% – уже выполнена. Следующий уровень – к 2030 году полностью отказаться от углеводородного топлива на транспорте за счет развития электротранспорта и использования биотоплива для автомобилей. Есть и сверхзадача: к 2045 году Швеция должна стать «климатически нейтральной», то есть баланс выбросов парниковых газов должен стать нулевым или даже отрицательным. Сомневаться в успехе шведов на выбранном ими пути нет причины.
Именно так, общими усилиями – государства, бизнеса и простого населения – Швеция, практически не имеющая соб­­ственных запасов ископаемого ­­топ­лива, смогла выстроить довольно устойчивую энергетическую систему, используя исключительно местные возобновляемые ресурсы. Из страны – импортера электроэнергии она превра­тилась в страну-экспортера, поставляющую излишки энергии в другие страны Европы. В том числе в Эстонию, в которой по требованию ЕС несколько лет назад были закрыты все старые советские ТЭЦ.