Цзи Цзиньфэн: «Люди должны хранить ­тепло дружбы в своих ­душах»

IMG_6614Обмен идеями, знаниями и мнениями – один из самых важных процессов, которые только возможны в современном образовании. Именно поэтому существует многовековая практика обмена студентами между странами, где молодые люди смогут не только получить новые знания и опыт, но и приобщиться к чужой культуре, науке и искусству.
Уже много лет двухстороннюю систему обмена студентами между российскими и китайскими вузами организует и проводит Ассоциация содействия гуманитарно-технологическому развитию «Российско-­китайское сотрудничество». Сегодня мы беседуем с президентом этой организации, Почетным академиком Российской муниципальной академии (РМА) госпожой Цзи Цзиньфэн.

«Укрепить доверие и достичь ­взаимной выгоды»
– Уважаемая госпожа Цзи Цзиньфэн, пожалуйста, расскажите немного о себе. Где вы родились и учились?
– Я родилась в Китае, в провинции Шаньдун, в городе Пэнлай. Это самый восток континентальной части Китая. Очень красивое и легендарное место. Говорят, что здесь всегда жили мудрецы, которые владели секретом бессмертия. Там очень благоприятный климат и действительно очень много людей, которые живут долго даже по китайским меркам. Существует легенда, что первый китайский император Цинь Шихуанди приказал своему придворному ученому Сюй Фу искать в этих краях эликсир бессмертия. Тот много лет путешествовал по всему побережью, но так ничего и не нашел. Тогда он снарядил корабли и отплыл на них за море, навстречу солнцу. Так он плыл много дней, пока не приплыл в Японию, где основал свое королевство и обратно в Китай уже не вернулся, ведь он так и не выполнил поручение императора – не нашел волшебный эликсир.
– Вы очень хорошо говорите по-русски. Где вы изучали язык?
– Русский язык я начала изучать в Москве, когда поступила в РУДН. В этом вузе очень хорошее, качественное образование и отличные педагоги. Там мне даже дали русское имя – Анна.
– Почему вы решили остаться работать в России, а не вернулись после обучения в Китай?
– Я думаю, это судьба. Мне здесь очень нравится. Здесь родились мои дети, которые сейчас учатся в обыкновенной московской школе и по-русски разговаривают намного лучше меня и даже лучше некоторых русских.
friendship– С какого возраста в Китае обычно начинают изучать иностранные языки?
– Иностранные языки в Китае обязательны для изучения. В государственных школах они начинают преподаваться с первого класса начальной школы. Некоторые высокопоставленные семьи или семьи с хорошим достатком сегодня придают большое значение образованию своих детей, поэтому стремятся организовать им изучение иностранных языков в еще более раннем возрасте.
Что касается русского языка, то в настоящее время он преподается в Китае с начала средней школы в тех областях, которые находятся, как правило, неподалеку от России. В моей родной провинции Шаньдун я знаю только два города, где в школах изучают русский язык. Там очень хорошие учителя и образовательная база. Ежегодно эти школы оканчивают около 10 тыс. детей. Но вот на юге Китая вообще таких школ нет – там другие интересы.

«Российско-китайское образование имеет безграничный потенциал»
– Вы президент Ассоциации содействия гуманитарно-технологическому развитию «Русско-китайское сотрудничество». Что это за организация и чем она занимается?
– И Россия, и Китай имеют богатую историю и культуру, а также всемирно известные достижения в науке и технике. Сотрудничество двух стран в этих областях становится все более глубоким. В этом контексте наша ассоциация стремится ускорить процесс такого сотрудничества, увеличить его глубину и широту, укрепить взаимопонимание и доверие, достичь взаимной выгоды.
– Вы занимаетесь разработкой и внедрением проекта «2+1» по ускоренной подготовке китайских школьников для поступления в российские вузы и наоборот. Пожалуйста, расскажите об этом проекте подробнее.
– Это проект возник как реакция на особенности нашей китайской системы образования. У нас дети учатся 12 лет: 6 лет – начальная школа, 3 года – средняя и 3 года – старшая. Идея проекта «2+1» в том, чтобы китайские школьники после 9-го класса могли начинать учить русский язык, а российские дети – изучать китайский. После такой языковой подготовки после окончания школы можно свободно поступать в вузы наших стран. В результате получается, что можно сэкономить детям целый год (который они потратили бы на освоение языка).
– Какие специальности чаще всего выбирают китайские абитуриенты при поступлении в российские вузы?
– Чаще всего они выбирают менеджмент и юриспруденцию. Бывает, выбор падает на гуманитарные направления. По техническим и строительным специальностям студентов не очень много. Я уверена, что если между нашими странами будет больше совместных строительных проектов, то и желающих обучаться в России по этому направлению станет больше. Но и сегодня наши государственные компании часто ищут работников, которые разбираются в строительных технологиях и материалах. Китайские студенты редко идут на такие специальности. Надеюсь, в будущем эта ситуация изменится.
– Как вы оцениваете перспективы российско-китайского сотрудничества в области образования?
– Российско-китайское образование имеет безграничный потенциал. Московский государственный университет вместе с Пекинским политехническим университетом уже открыл филиал в Шэньчжэне. Есть данные, что некоторые школы также ускорили процесс создания филиалов в Китае. Этому есть много причин – одна из которых заключается в том, что развитие китайских университетов высокого уровня не успевает за урбанизацией Китая, существует огромный дисбаланс в развитии между регионами, а также пробел в области высшего образования, для которого у России как раз есть необходимые ресурсы. Эта тенденция будет продолжаться с учетом взаимных интересов и потребностей обеих сторон. Поэтому я вижу светлое будущее для развития образования в России и Китае.
– А что касается перспективы межвузовских обменов?
– Для повышения уровня трансграничных образовательных обменов и сотрудничества между Китаем и Россией необходимо оптимизировать схему на стратегическом уровне. Правительство должно обеспечить общее руководство и макроконтроль с помощью административных, правовых и экономических средств, а также оперативно пересматривать и дополнять соответствующие законы и постановления в ходе развития сотрудничества, чтобы устранить «слепые пятна» в политике и системах, способствовать нормальному развитию школьной оценки, постоянно совершенствовать механизмы сотрудничества. Очень важно устанавливать связи между вузами. Университеты Китая и России должны постоянно внедрять инновации и оптимизировать режим сотрудничества, осуществлять трансформацию совместного обучения из внешнего во внутреннее, эффективно внедрять, усваивать и использовать высококачественные образовательные ресурсы, создавать проекты высокого уровня и международные образовательные бренды, а также содействовать университетам обеих стран в дальнейшем усилении их международного влияния и конкурентоспособности.
В целом сотрудничество Китая и России в области образования имеет много возможностей для развития и требует взаимодействия сторон для дальнейшего прогресса.
– Вы принимали участие в экспертной оценке творческих проектов Всероссийского конкурса «Идеи, преображающие города». Каково ваше мнение об этом конкурсе и его участниках?
– Это было очень интересно. Я раньше не знала, что в России есть такой конкурс для молодых дизайнеров, будущих архитекторов и строителей. Мне кажется, что в Китае есть аналогичные проекты, но они не распространяются на всю страну, а касаются только отдельных провинций. Это инновационно-технические конкурсы. Например, в провинции Цзансу есть похожий конкурс, который проводится уже восемь лет подряд. Он поощряет заботу об обществе, о таких актуальных глобальных темах, как экология, и размышления о будущем развитии человечества. Может быть, стоит попробовать объединить эти два проекта в один большой международный творческий конкурс экологов, дизайнеров и архитекторов.

«Российская ­архитектура уникальна»
– В каких российских городах вы бывали и какой из них вам понравился больше всего?
– Я много раз бывала в Санкт-Петербурге, Тюмени, Казани, Челябинске, Новосибирске и многих других российских городах.
– И каковы ваши впечатления?
– Российская архитектура уникальна, в основном благодаря глубокому художественному и эстетическому наследию. Русская архитектура оказала серьезное влияние и на некоторые города Китая – например, Харбин. Если вы побродите по некоторым улицам старой части этого города, вам покажется, что вы находитесь где-нибудь в Москве или Санкт-Петербурге, и только рекламные щиты на китайском языке будут напоминать вам, что это Китай. В такой обстановке у китайских студентов естественным образом формируется интерес к русской архитектуре. А еще про российские города у китайцев есть такая шутка: «Москва и Санкт-Петербург, конечно, большие города, но очень малолюдные».
– В китайских вузах изучаются труды древних китайских мудрецов и философов. Какая цитата классиков у вас самая любимая?
– «Как приятно иметь друзей, приезжающих издалека», – это выражение Конфуция не раз цитировалось на самом высоком государственном уровне. Это изречение – очень важная часть китайской культуры и признак цивилизации. Цивилизованные люди всегда должны хранить тепло дружбы в своих душах и уважать и любить друзей – не только тех, кто рядом, но и тех, кто далеко.  

Беседовал Андрей Пучков