Хозяйка «Уютного дома»

IMG_1763Генеральный директор управляющей компании «Уютный дом» города Брянска Валентина Скачкова – человек не просто известный; когда эта женщина идет по своему району, с ней здороваются «и стар и млад». Сложно найти в городе более знающего и авторитетного человека в сфере строительства и ЖКХ. «Вся моя жизнь прошла в этой системе, – говорит Валентина Егоровна. – Училась на вечернем отделении Брянского технологического института (сейчас это Брянский государственный инженерно-технологический университет) на факультете «Промышленное и гражданское строительство». После окончания пришла в сферу ЖКХ, так до сих пор здесь и работаю».
– Строительную профессию вы выбрали осознанно?
– С детства всегда любила рисовать домики. Один-два этажа, дым из трубы, палисадник, собачка на привязи. Вот и теперь: эмблема нашей фирмы – это маленький уютный домик, как на моих детских рисунках.
– С какой должности начали свой трудовой путь?
– Техник-смотритель. Проработала в должности около трех лет. Потом стала главным инженером в ЖЭУ-12, а потом и начальником.
– Большая территория досталась в управление?
– Двенадцатое ЖЭУ у нас было самым большим по площади в городе. А по плотности застройки среднее – 54 дома всего. Но зато почти все новые панельные пятиэтажки и девятиэтажки. Те самые серии, которые сейчас Москва сносит, а у нас они все еще стоят. Сегодня такие уже никто не строит. В основном возводят сборный железобетон и монолит с кирпичными вставками.
– А после ЖЭУ где работали?
– Я прошла путь от техника-смотрителя, главного инженера, начальника ЖЭУ, замначальника жилищного хозяйства района и до заместителя главы Советского района города Брянска по вопросам ЖКХ. С этой должности и ушла на пенсию.
– Но дома, как я понимаю, долго не просидели…
– Как раз к тому времени жильцы спального микрорайона «Ромашинский» – четыре больших дома, 58 тысяч кв. м общей площади, – решили организовать отдельную управляющую компанию. Захотели уйти от своей старой «управляшки», потому что она только деньги с них собирала и ничего не делала. Воевали они там очень долго, а меня все это время уговаривали прийти в новую структуру директором.
– Уговорили?
– Около трех месяцев у них на это ушло. Караулили у подъезда. Ходили представительными делегациями домой. Говорили: «Валентина Егоровна, вы нас всех знаете, мы вас знаем. Никто кроме вас с этой задачей не справится».
– Так там все плохо было?
– По состоянию домов не так чтобы плохо, были дома и похуже. Просто начинать пришлось с уровня ниже ноля. Ни помещения, ни людей – ничего. Это сейчас у нас общее количество сотрудников – 85 человек. А пять лет назад нас было всего четверо, и размещались мы все в техническом помещении лифтерной.

Сегодня в управлении ООО УК «Уютный дом» 37 домов. Валентина Скачкова шутит, что, если бы принимала всех желающих, уже бы контролировала половину города. Но главный принцип ее работы – это не погоня за количеством, а высокое качество управления и грамотное обустройство жилищно-коммунальной сферы. Отладить работу системы ЖКХ во всем Брянске не под силу даже ей. Тем более что некоторые типовые проблемы являются следствием очень давних историй.

– Есть у нас один дом, который состоит из трех блоков по три подъезда каждый. В такой конструкции должно быть три ввода холодной и горячей воды, а строители почему-то сделали только один. Вы понимаете, что это такое? Пока вода из первого подъезда доходила до девятого, все остывало. Когда я пришла, вода в системе там была максимум 36 градусов. Что делать? Собираю собрание, говорю, надо ставить дополнительный циркуляционный насос. Собственники против, говорят, шуметь будет. И действительно, там технический блок прямо под квартирами первого этажа. Стала думать дальше. Исхитрилась, сделала еще один ввод для второй половины дома. На время решила проблему. А потом взяла и на свой страх и риск поставила там маленькие циркуляционные насосы – бесшумные, которые «на обраточке» друг другу стали передавать эстафету. И шума нет, и проблема решена.
– И сколько там сейчас градусов в системе?
– Уже 58. Люди радуются, «спасибо» говорят. Кровлю им перекрыли, профремонт сделали, в подвалах поменяли трубы на полипропилен. И все это за счет текущего ремонта, не за счет капитального. Средства на капремонт я стараюсь использовать для замены лифтового оборудования. В прошлом году мы таким образом поменяли в наших домах 10 лифтов. В этом году планируем заменить еще 15.
– Когда вы берете в управление какой-нибудь дом, с чего вы обычно начинаете?
– В первый же день я на каждый подъезд вешаю объявление, что теперь этот дом обслуживает такая-то компания. Указываю ФИО директора, телефоны и остальные реквизиты. Далее мы идем со слесарями, электриками по всему дому и составляем акт технического осмотра. Фундамент, инженерные сети – изучаем все-все-все. Бывает так, что дому всего три года, я спускаюсь в подвал, а там огромная корка засохших стоков канализации. О чем это говорит? Что постоянные засоры. Начинаем копать, обнаруживаем проблему. Строители, когда засыпали канализационную трубу, погнули ее. Из-за этого нечистоты с четырнадцати этажей так и оставались в подвале. Мы это все быстро вскрыли, исправили и сейчас там чистота и порядок. А старой управляющей это все не надо было. Там директор был по образованию бухгалтер, в обслуживании и эксплуатации многоквартирного дома она ничего не понимала.
– А что со старым жилищным фондом?
– Хорошо, что многие из старых домов я в свое время принимала в эксплуатацию, знаю, какие у них проблемы. Одному дому у нас 36 лет. Я его заселяла. И помню, что перед самой сдачей его умудрились заморозить. Строители сэкономили и выложили технический этаж в полкирпичика. Понимаете, что это такое? В сильный мороз всю систему просто разорвало. Хорошо, что тогда там еще никого из жильцов не было. Что я тогда сделала? С чердака все убрала, в квартирах просверлила стены и закольцевала всю систему по девятому этажу. Вот он такой до сих пор и стоит.
– И теперь этот дом оказался у вас в управлении?
– Когда я перед приемкой этого дома зашла в подвал, я думала, что там умру. Огромные горы мусора. Мы два полных «Камаза» хлама вывезли, который за эти годы туда люди натаскали. Раньше у всех свои сараи были, а когда их снесли, жильцы все перетащили в подвал. Там, кстати, тоже проблемы с канализацией были. Давным-давно, может быть, даже и 36 лет назад, при укладке треснула канализационная труба, и все это время весь слив шел под дом. Мы все это раскопали, новую трубу проложили, откачали, что смогли. Все теперь работает, как надо. Ни утечек, ни запаха.
– Люди благодарны?
– Не то слово. Когда я к ним в первый раз пришла на общее собрание, возле подъезда стоять нельзя было, так как был ужасный запах. И темень. Ни одного осветительного прибора на доме. Я им уже на третий день установила прожектора над каждым подъездом и весь двор осветила. Вроде бы мелочь, а люди очень довольны были.

Некоторое время назад к Валентине Егоровне в кабинет пришли два солидных господина и без лишних слов предложили продать им ее «бизнес». Деньги сулили очень большие и прочие преференции. Но от щедрого предложения Валентина Скачкова отказалась. По ее словам, в каждый управляемый дом она не просто вложила очень много сил, средств и времени. В каждом из них теперь находится немалая частичка ее собственной души.

– Откройте тайну: в чем секрет вашего успеха?
– Надо просто любить свою работу. Если ее не любить, долго в этой системе не протянешь. Бросишь все и уйдешь. Некоторые управляющие компании сами знаете, как работают. Во главе них встают и медики, и экономисты, и даже художники. Пошли, организовали УК, поработали два-три года. А потом люди начинают от них убегать, потому что видят, что они ничего не делают. А куда бежать от таких управленцев? Туда, где профессионалы и где умеют и любят работать.
– То есть к вам…
– И ко мне, в том числе. Только я не всех беру. По многим причинам. Очень многое зависит от самих жильцов – от того, есть ли в доме актив, какой у дома председатель совета. Если никого такого нет, вообще может ничего не получиться. И еще моя опора – это коллектив. Профессиональные квалифицированные кадры – это основа всего.
– Как подбираете кадры?
– Когда я еще была замом начальника по эксплуатации жилищно-коммунального хозяйства, я всех слесарей знала в лицо и по именам. У меня только в аварийной бригаде было восемь сварщиков и восемь слесарей. И когда возникла наша управляющая компания, я стала приглашать на работу этих ребят. Одного, второго, третьего. Я точно знаю, кто из них на что способен. Они у меня все непьющие. Если человек пьет, я его ни за что на работу не возьму, даже если у него золотые руки.
– А по возрасту как?
– От 40 и до 58.
– А что с молодыми кадрами?
– Очень тяжело. Почти никто не приходит. Пока держусь на старых кадрах. Они меня понимают с полуслова, все выполняют с полувзгляда. Могу их не проверять и не контролировать. Знаю, что они все сделают как надо. Единственное, что всегда сама проверяю, – канализацию. Потому что неправильно сделанные уклоны для этой системы – ­буквально смерть.
– А как работаете с придомовой территорией?
– Активно. По программе «Комфортная городская среда» у меня из 37 домов девять уже прошли через благоустройство. В этом году планируем благоустроить еще три. Подали все необходимые документы.
– А как с уборкой обстоит дело?
– Дворники у меня за рабочие места держатся. Зарплата у всех достойная – до 25 тысяч рублей. Это не маленькие деньги для нашего города.
– Какие планы на будущее?
– Какие у директора управляющей компании могут быть планы? Дома приводить в порядок. Доводить все до ума. У меня же каждый председатель совета дома на связи круглосуточно. Все 36 человек. Если где-то что-то случается, я узнаю об этом первой. Зная проблему, ее можно быстро решить, а если ее игнорировать, делать вид, что ее не существует, то она тебя потом накроет как лавина.
– 36 председателей совета дома? А в 37-м у вас товарищество собственников жилья?
– Да, у меня один единственный дом с ТСЖ, и я очень жалею, что его взяла. Там вечная смута и борьба. Эта война мне очень не нравится. От меня обычно дома не уходят, я сама от них отказываюсь. Привожу в полный порядок и отдаю другим управляющим компаниям.
– Дети у вас какой жизненный путь выбрали?
– Дети мои все трудятся в сфере ЖКХ. И сын, и дочь. Внук сейчас в армии, а вот внучка хочет в Москву уезжать. Молодым наше дело не очень интересно.