Удивительная история Захи Хадид

10future_04Что бывает с человеком, который рождается не в то время и не в том месте? В большинстве случаев люди смиряются со своей судьбой и под влиянием окружения и обстоятельств живут обычной жизнью. Но иногда среди них появляются те, кто не согласен с такой участью. Они будоражат общественное мнение в отчаянных поисках себя и своего места в чужом для них мире. Таких людей принято терпеть и называть творческими личностями. Еще реже на свет появляются уникумы, которые, попав в не самые подходящие условия, с невероятной быстротой и целеустремленностью начинают трансформировать под себя все, что их окружает: свою жизнь, пространство, традиционный культурный код. Иногда может показаться, что даже само время благодаря им начинает бежать быстрее, ускоряя свое движение в будущее. Таких людей больше всего не любят современники, над ними смеются, им всячески усложняют жизнь. Но потом те же самые люди единогласно провозглашают их гениями.
Судьба знаменитой на весь мир художницы, дизайнера и архитектора Захи Хадид яркое тому подтверждение.

Девочка из Багдада
Девочка по имени Заха, что в переводе с арабского значит «удивительная», появилась на свет 31 октября 1950 года в столице Ирака Багдаде, в большой семье иракцев-христиан. Ее отец Мухаммад аль-Хадж Хусейн Хадид был католиком и являлся одним из основателей Демократической партии Ирака. Мама Ваджиха аль-Сабунджи тоже христианка, до замужества успела получить прекрасное образование в ряде английских и швейцарских частных школ. Именно мама привила ребенку хороший вкус, научила разбираться в искусстве и дала первые уроки рисования.
С малых лет Заха проявляла отменные математические способности, свободно говорила на четырех языках, серьезно занималась живописью и скульптурой. Стоит ли говорить, что все эти занятия девочки для консервативной мусульманской среды были близки к святотатству. Родители Захи сами отлично понимали, что в живущем по законам шариата Ираке дать ребенку, тем более девочке, хорошее образование невозможно. Поэтому, когда однажды 18-летняя Заха объявила о своем намерении уехать из страны и отправиться жить и учиться к родственникам в Ливан, никто из родных останавливать ее не стал.
Бейрут в начале 70-х годов прошлого века был прогрессивным городом, в котором удивительным образом переплетались западная и восточная культуры, а по соседству мирно уживались представители самых разных религий и национальностей. Там юная Заха с легкостью поступила в Американский университет и стала серьезно заниматься математикой.
По существующей в семье Хадид легенде, отправной точкой к увлечению молодой Захи пространственным дизайном, архитектурой и урбанистикой стало обыкновенное комнатное зеркало в искривленной раме, которое на Рождество подарил ей отец. Повесив красивый презент на стену, девушка сразу же решила изменить дизайн в своей комнате, чтобы он гармонировал с асимметричным зеркалом. Результат настолько впечатлил родственников и знакомых Захи, что предложения поработать над убранством их комнат посыпались одно за другим. Девушке эта работа настолько понравилась, что она твердо решила после окончания университета отправиться в Лондон – учиться архитектуре и дизайну.

Любовь к русскому авангарду
По рекомендации старшего брата, в то время уже много лет жившего в столице Великобритании, в 1972 году Заха Хадид поступает в Лондонскую школу архитектуры при Британской архитектурной ассоциации. Этим учебным заведением в те годы руководил сын русских эмигрантов профессор Алвин Боярский. Этому человеку было суждено сыграть очень важную роль в формировании собственного архитектурного стиля Хадид и заронить в ее сердце глубокий интерес к русской культуре, особенно к авангарду. Именно благодаря общению с Боярским Заха узнала о творчестве Казимира Малевича, Василия Кандинского, Михаила Ларионова, познакомилась и прониклась идеями конструктивизма таких известных архитекторов, как Владимир Татлин, Иван Леонидов, Константин Мельников.
Больше всего в русском (советском) авангарде начинающего архитектора из Ирака привлекали его радикальность и протест против стереотипов и канонов. Влияние русского авангарда на Заху Хадид было так велико, что даже ее дипломная работа в Школе архитектуры называлась «Тектоник Малевича» и представляла собой проект многофункционального моста через Темзу, решенного в характерной «супрематической» манере великого русского художника.
В 1979 году дипломированный архитектор Заха Хадид открывает свою собственную архитектурную студию Zaha Hadid Architects. Первое время дела у молодой и энергичной предпринимательницы с Ближнего Востока шли не очень хорошо. Несмотря на участие в многочисленных конкурсах, долгие годы ни один проект ее студии не был воплощен в реальность. Очень показательна история создания проекта строительства Оперного театра в столице Уэльса Кардиффе. Студия Zaha Hadid Architects выиграла конкурс, но заказчик отменил его итоги и объявил новый. Заха вышла на него с совершенно новым проектом и вновь победила. Тогда организаторы вообще решили отказаться от этой затеи. Сегодня мэрия Кардиффа безмерно сожалеет об упущенной возможности реализовать на территории города идеи «самой Захи Хадид». Слишком смелыми для своего времени и нереалистичными они казались тогда, в 1980-х.
Сама госпожа Хадид все свои неудачи переживала мужественно и стойко, ни в одном своем проекте не отступая от выбранных ею концепций и стиля. В 1983 году она вместе с группой молодых британских архитекторов приезжает в СССР, где сутками гуляет по Москве и Санкт-Петербургу, учится пить водку, фотографируется и внимательно изучает все доступные объекты советской архитектурной школы конструктивизма. Биографы Захи Хадид утверждают, что именно по итогам этой поездки окончательно сформировался ее уникальный и неповторимый архитектурный стиль. Однако до международного признания ее революционных идей и подходов еще должно будет пройти долгих 15 лет.

Королева деконструктивизма
Питер Айзенман, Фрэнк Гэри, Рэм Колхас. В ряду этих общепризнанных сегодня классиков деконструктивизма имя Захи Хадид занимает особое место. Именно ее здание пожарной части мебельной компании «Витра», построенное в 1993 году в немецком городе Вайль-на-Рейне, стало своеобразным манифестом этого архитектурного стиля. Это потом, пять лет спустя, в испанском Бильбао откроется знаменитый Музей Гуггенхайма Фрэнка Гэри, с которого новомодный стиль начнет свое триумфальное шествие по нашей планете. Но именно работы Хадид считаются самыми яркими воплощениями этого направления.
Главная особенность практически всех ее проектов – визуальное нарушение классических законов архитектоники. Ее строения кажутся пластичными, неустойчивыми, хрупкими. Но за этой кажущейся ненадежностью кроется точный расчет и десятикратный запас прочности, позволяющий выдержать этим зданиям даже серьезные тектонические удары. Долгое время Заха избегала пользоваться компьютерными программами, делая все сложнейшие расчеты сама. Но со временем научно-технический прогресс занял подобающее место и в ее мастерской. Все «фирменные» футуристические фасады и «устричные» формы, которые впоследствии стали копироваться ее многочисленными подражателями, просчитывались с помощью специальных компьютерных программ.

Работа в России
В 2004 году Заха Хадид вновь приезжает в Россию. В Санкт-
Петербурге, в Эрмитажном театре, ей вручается престижная международная Притцкеровская премия. Данная награда считается аналогом широко известной Нобелевской премии и присуждается за выдающиеся достижения в области архитектуры и зодчества. Хадид стала первой женщиной – лауреатом этой премии. Поводом для награждения стал реализованный мастерской Захи проект Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати (США, штат Огайо). Заказ на создание современного выставочного комплекса, который мог бы стать негласным символом города, был получен в 1997 году и полностью завершен в 2003-м.
Всего архитектурной студией Zaha Hadid Architects в начале ХХ века было разработано и реализовано более тысячи различных проектов в 44 странах. Наша страна может похвастаться сразу двумя ее работами. Первая – деловой центр Dominion Tower, расположенный в Москве на Шарикоподшипниковской улице. Белое футуристическое здание похоже на стопку положенных друг на друга тектонических плит с неровными краями. Фасад четко разграничен по горизонтали с помощью сдвинутых относительно друг друга секций-этажей.
Второй проект – загородный особняк Capital Hill Residence в подмосковной Барвихе. Трудно сказать, каким образом российскому бизнесмену Владиславу Доронину удалось уговорить родоначальницу деконструктивизма взяться за строительство частного жилого дома, но точно это была не сумма гонорара. Возможно, миллиардер с самого начала посвятил мадмуазель Хадид в планы преподнести уникальный дом в качестве свадебного подарка своей невесте, американской супермодели Наоми Кемпбелл. Как бы то ни было, дом, напоминающий огромный космический корабль, приземлившийся в лесу, так и остается единственным загородным частным особняком, созданным по проекту Захи Хадид.

Классика вкуса
Круг творческих интересов Хадид никогда не ограничивался только одним занятием архитектурой. Она замечательно рисовала, предпочитая всем художественным стилям подражание ее любимому русскому авангарду. Полет ее творческой мысли привел к созданию серии элементов интерьера, сделанных из стекла и особо прочного пластика. В 2009 году под ее брендом была выпущена линия туфель совершенно фантастического дизайна. Более того, она была одной из первых, кто предложил делать обувь из пластика и печатать ее маленькими партиями на 3D-принтерах.
Создание ювелирных украшений – еще одна страсть Захи Хадид. Специально для датского ювелирного бренда она разработала серию женских колец, которые можно было надевать сразу на два пальца. И даже в линиях украшений нашел свое отражение ее неповторимый особенный художественный стиль. Ее работы, в конце ХХ века казавшиеся общественности безумными, благодаря ее таланту и настойчивости прорвались через стену непонимания и сегодня считаются классикой вкуса.
Заха Хадид всегда добивалась поставленных целей и никому никогда не позволяла вносить правки в свои проекты. Возможно, именно благодаря такой бескомпромиссной вере в себя она смогла создать так много удивительных вещей, украшений и зданий. И только она одна знала, чего ей это на самом деле стоило. Ее жизнь оборвалась внезапно в 2016 году, во время деловой поездки в Майами. Сердечный приступ. Захе было 65.
Летом 2020 года было объявлено, что конкурс на разработку дизайна убранства новой станции московского метро «Кленовый бульвар 2» выиграла архитектурная студия Zaha Hadid Architects. Решение о выборе проекта было принято в рамках международного открытого конкурса, на котором были представлены предложения дизайна сразу для нескольких станций Большой кольцевой линии (БКЛ). После реализации этого проекта на территории нашей страны будет уже три объекта, в которых воплотятся гениальные идеи женщины, по праву входящей в число самых влиятельных архитекторов современности.  

Андрей Пучков