«Том Сойер Фест»: подарок любимому городу

IMG_2453Во многих городах России сохранились старинные дома прошлого и позапрошлого веков, с кружевными карнизами и наличниками. Часто они расположены в гуще современной городской застройки. После «каменных джунглей» на них отдыхает глаз, они излучают тепло и уют. Только, как правило, такие дома находятся в ветхом состоянии. Сносить – жалко, жить в них – не слишком приятно. Волонтеры постоянно действующего в Казани фестиваля «Том Сойер Фест» дарят этим домам вторую жизнь. Так город сохраняет свою историю, остается единственным и неповторимым. О том, как организована работа волонтерского движения, рассказывают помощник президента Республики Татарстан Олеся Балтусова и координаторы и партнеры фестиваля, руководители Музея чак-чака – супруги Дмитрий Полосин и Раушания Сулейманова.
– Почему ваш фестиваль назван в честь героя книжки?
Дмитрий Полосин: Потому что, на мой взгляд, это единственный герой, который смог превратить работу в привилегию. Он умел делать даже скучную работу так увлекательно – вспомним случай с покраской забора, – что все хотели к этому присоединиться. Только он планировал на этом заработать, а мы бесплатно делаем важное и в то же время увлекательное дело.
– Какова основная цель проекта?
Д.П.: Наш девиз – «Сделаем город ярче». Мы хотим обратить внимание общественности на то, что в каждом городе есть исторические здания, которые необходимо привести в порядок. Цель нашего проекта – восстановление исторической среды города силами активистов и волонтеров. Особое внимание мы уделяем восстановлению деревянных домов, которые не имеют статуса архитектурного памятника или исторического наследия.
– Фестиваль зародился в Самаре…
Д.П.: Да, в Самаре в 2015 году. Ребята, решили взять инициативу в свои руки и практически за свой счет отремонтировали в самом центре города сначала всего три дома, но потом оказалось, что этого мало, и пошло-поехало.
– Это чисто российское явление или за рубежом есть аналоги вашего движения?
Д.П.: Есть что-то похожее в коммуне Сен-Митр-ле-Рампар на юго-востоке Франции. Мы обмениваемся с ними опытом. Хотя во Франции это движение имеет более глубокие корни, они восстанавливают целые замки. Правда, там немного другая схема, но в целом сходство, конечно, есть. Как правило, это частные проекты, к тому же очень развито волонтерство.
– В России фестиваль объединяет уже много городов. Есть ли какие-то отличия в том, как это делается в Казани, и в других регионах?
Д.П.: В этом году в фестивале участвуют порядка 50 городов: Казань, Бузулук, Томск, Саратов, Хвалынск, Калуга, Боровск, Кострома, Димитровград, Оренбург и др. Возможности везде разные, вот и получается, что все индивидуально. Например, в некоторых городах всего один-два человека восстанавливают дом за 2–3 года. А есть такие города, как Казань, где действует целая армия помощников и партнеров, с которыми мы можем за сезон восстановить три-четыре дома. В этом году к фестивалю планирует присоединиться Республика Казахстан.
– То есть фестиваль постепенно приобретает статус международного?
Раушания Сулейманова: Да, но пока что российские города Казань и Самара – самые активные в этом направлении. В Казани первым зданием, которое мы восстановили и подключили к городским водопроводным сетям, стал дом №12 по ул. Калинина. В настоящее время в доме проживают три семьи. Благодаря фестивалю в доме был отреставрирован фасад, проведены работы по восполнению утраченных элементов декора на окнах. Вторым домом фестиваля стал дом Беркутова по ул. Фатыха Карима, 11. Здание является объектом культурного наследия регионального значения. Третий, последний объект нынешнего сезона – дом Богородского на Волкова, 42. Он также является объектом культурного наследия регионального значения.
– Существуют ли какие-то региональные особенности?
Р.С.: Здесь очень многое зависит от архитектуры, от самих людей и так далее. Наиболее отличающиеся проекты были в Ельце, где восстанавливали белокаменную мостовую. Там одна очень хрупкая девушка сумела организовать людей, привлечь волонтеров, решить юридические вопросы с городскими властями. Это к тому, что все мы разные, но мы вместе! У идеологов фестиваля «Том Сойер Фест» есть только одно пожелание – чтобы фестиваль не стал прикрытием для демонстрации предвыборной программы или каких-то других рекламных кампаний. Не должно быть ни политики, ни коммерции. Хотите быть парт­нерами – всегда пожалуйста. Но приходить сюда в футболках определенной компании или партии и что-нибудь красить – такого не должно быть.

«Обучаем на месте»
– Кто может принять в этом движении участие? Нужны ли специальные навыки, знания, умения?
Р.С.: Совершенно любой. Обучаются на месте. Можно просто прийти и организовать для волонтеров чай, еду и тому подобное, это тоже очень хорошая помощь.
– А кто чаще всего приходит на такие объекты? Студенты, пенсионеры, работающие люди?
Д.П.: Все из перечисленных, каждый идет за своим. Кто-то хочет помедитировать с кисточкой – они забираются в тихий, дальний угол, так как хотят от всего отвлечься; обычно так поступают менеджеры, которые вынуждены много общаться на работе. А есть люди, которые, наоборот, хотят с кем-нибудь познакомиться. Встречаются люди, очень увлеченные нашей идеей. Например, главный редактор журнала «Казань» Юрий Балашов не пропускал ни одного дня! Он пишет про нас статьи и уже четыре года работает с нами.
Р.С.: Он успевает что-то ошкурить, покрасить, сделать то, что делают волонтеры, при этом еще фотографирует и пишет статьи и заметки. В нашем аккаунте мы стараемся рассказывать как про партнеров, так и про волонтеров. Некоторые, правда, не хотят публичности, скромничают, а кто-то идет на это с большим удовольствием. Каждый отдельно взятый человек достоин восхищения, а уж когда они собираются в одном месте, ты понимаешь, что где-то еще ты бы их никогда не встретил.
– Как вы набираете партнеров?
Олеся Балтусова: Мы проводим очень много пресс-конференций, выступаем в СМИ. Все мы члены Общества охраны памятников истории и культуры. Когда мы выступаем, предлагаем жителям написать заявление и сразу приглашаем партнеров нам помогать. Люди звонят, пишут, сами что-то предлагают. Например, однажды мы искали средства на восстановление объекта, это стоило 1,3 млн рублей. Писали обращения в банки, и один из них отозвался и выделил деньги на материал. Кто-то дает краску, кто-то строительные леса и т.д. У нас очень много друзей и обычно они помогают.

«Министр культуры красил с нами дом»
– Кто-то из известных людей приезжал к вам? Слышала про Макаревича.
О.Б.: Да, Андрей Макаревич был у нас недавно. Актер Вилле Хаапасало приезжал в этом году. А ровно два года назад министр культуры Владимир Мединский красил с нами дом.
– Какие впечатления людей, которые впервые столкнулись с вашим движением? Что их больше всего мотивирует принять в этом участие?
О.Б.: В этом году было очень много новых волонтеров. Когда мы с ними знакомились, очень часто встречался такой посыл: «Очень люблю старую Казань!» У людей есть желание купить домики и воссоздать их исторический облик, вернуть им жизнь, но нет ни финансовой, ни физической возможности. И когда они узнают, что есть фестиваль «Том Сойер Фест», что можно прийти и сделать то, о чем они мечтали последние пять или десять лет, то, конечно, для них это большое счастье. Наверное, у всех людей есть некая генетическая память, связь с землей, с деревом, желание оставить положительный след в истории. Чтобы потом идти по улице со своими детьми, внуками, родственниками и с гордостью рассказывать: «Вот этот дом восстанавливал я». Это очень хорошая мотивация, это важно для людей.
– Будет ли это движение распространяться в других городах Республики Татарстан?
О. Б.: Мы пытаемся «зародить зерно» фестиваля в других городах, предлагаем горожанам включиться. Обсуждается работа в Чистополе, в Елабуге – нужны люди, которые будут этим заниматься. Основная идеология «Том Сойер Фест» в том, чтобы инициатива исходила от самих жителей. Например, Аня в Бузулуке Самарской области начинала одна, а сейчас у нее своя команда растет. Даже один человек может начать это движение, если он обладает достаточно большой мотивацией и верой. А мы, конечно, поможем.
– Как вы думаете, какое будущее у этого проекта? Он будет набирать обороты?
О.Б.: Будущее в тумане, потому что «Том Сойер Фест» – это движение гражданской инициа­тивы, которая во всех городах низовая. Это работает, если люди сами хотят в этом участвовать. Сами начинают, подключаются к «общему мозгу» фестиваля «Том Сойер Фест», который дает им баннер, логотип, они все сами распечатывают, ищут людей. У всех своя модель финансирования. Где-то люди краудфандингом занимаются, где-то просто собирают деньги на карточку. У нас в Казани в проекте денег нет, все наши партнеры друг на друге замкнуты. Например, строительный партнер направляет на работу своего прораба, человек ходит к нам как на работу. Так что везде по-разному. Это не системная вещь, мы ее прогнозировать никак не можем. Мы можем смотреть только по количеству отремонтированных домов. Например, в Казани уже мало памятников осталось. У нас реализована программа расселения ветхого и аварийного жилья – маленьких, красивых, ценных столетних исторических домов осталось где-то шесть десятков.
В Нижнем Новгороде, в Самаре и многих других городах их намного больше – тысячи!
Многие думают, что наш фестиваль – это инициатива от власти, но это не так. Каждую зиму и осень мы ездим по таким домам и разносим письма от фестиваля «Том Сойер Фест» с приглашением вступить в наши ряды. Наверное, всего один или два дома за все время отозвались. А ведь важно, чтобы сами жители были вовлечены в этот процесс. К счастью, бывает и наоборот: например, в одном из домов жители, во-первых, дружны между собой, во-вторых очень нам помогают. Счастье, что мы туда пришли. И дом красивый, и сад душевный, и жильцы – для нас это праздник какой-то.
Р.С.: Увы, бывает и по-другому. Ты весь день работаешь на основной работе, вечером приходишь в дом, красишь, шкуришь и видишь, как хозяин дома продолжает сидеть на диване и смотреть телевизор. Это не очень приятно. Но несмотря на это, мы должны продолжать свое дело, вносить свой вклад в то, как этот дом выглядит.

«Приехал Андрей из Самары и всех вдохновил»
– Кто первый услышал про это движение и подключил людей?
О.Б.: К нам приехал Андрей из Самары на съезд градозащитных организаций России, который мы проводили в Казани, и рассказал про то, как организовано такое движение в Самаре. У них тогда прошел только первый сезон. Мы послушали и пригласили Андрея выступить на семинаре по Зеленодольску. Когда мы готовили его выступление, то пригласили туда еще наших единомышленников – предполагаемых партнеров, чтобы все послушали это из первых уст. Тогда Андрей всех и заразил своим делом. Вдохновил нас! Всем было очень интересно, отозвалась мэрия Казани, и тогда мы поняли, что это точно наш сценарий. Тем более что в Казани мало осталось этих прекрасных домов, и нам точно все будут помогать. Это важно, потому что в Самаре и Нижнем Новгороде им сначала долго препятствовали.
– Когда в Казани закончатся старинные дома, которые надо привести в порядок, чем вы будете заниматься?
О.Б.: Мы сейчас работаем в историческом центре Казани. Может быть, расширим свою сферу. На дебаркадер иногда посматриваем. Что-нибудь да придумаем. Наши умения, силы и навыки не пропадут.
– Это мероприятие сезонное?
О.Б.: Да, в основном все работы ведутся летом, пока тепло.
– Что нужно сделать, чтобы поучаствовать в вашем движении? Как подать заявку?
Д.П.: На самом деле просто к нам прийти. Чисто технически заявку можно подать и в электронном виде, и написать в любых мессенджерах, или просто позвонить. Прийти можно в любое время. У нас замечательные прорабы, которые научат вас всему. Еще мы спрашиваем: действительно ли это ваше желание? Что вы хотите? Что умеете? Чему хотите научиться?..

Полный текст можно прочитать в №12 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2019 год