Там, где пасутся солнечные кони

В игрушки от мастеров мордовского села Подлесная Тавла невозможно не влюбиться.

Нынешняя молодежь, выросшая на гаджетах, норовит поиронизировать над советскими «деревянными игрушками, прибитыми к полу». Самое смешное, что такое тоже было: маленькая машинка (или паровозик) в былые годы закреплялась гвоздями или шурупами на полу у порога. Только это была не игрушка, а утилитарный атрибут, не позволявший двери распахиваться больше чем надо. Но деревянные игрушки в самом деле очень любили.

Первобытные люди еще в глубокой древности начали выцарапывать линии на поверхности дерева. Становясь разумным, человек лезвием ножа и топора стал придавать веткам или кореньям форму животных или каких-то предметов. Так зародилось искусство резьбы по дереву.

В Мордовии в прошлом веке расцвел талант скульптора Степана Эрьзи. Художника, представляющего одну из ветвей мордовского народа – эрзя, в мире прозвали «русским Роденом». Его работы узнаются сразу – трудно поверить, что они из дерева, а не из камня. Не менее знаменита и Тавлинская игрушка из маленького села, которое спряталось на гористой опушке густого мордовского леса – Подлесной Тавлы («тавла» в переводе на русский – «гористая»).

От реплики к оригиналу

В детстве Сашка Гаушев слышал в семье предание о том, что некогда эрзянский бог солнца Чи Паз направил в помощь бедствующей мордве сокола и коня. Удалой скакун опередил быструю птицу и снискал уважение у людей. Поэтому деревянные лошадки с солярными (то есть солнечными) знаками получили распространение в народе. Мастерили их опытные столяры и плотники. Отец мальчишки Петр Егорович как раз был таким мастером. В окрестностях Подлесной Тавлы ни один дом не рубился без его участия. Щепки и обрезки досок мастер приносил домой. Из них Сашка строгал простые фигурки. Процесс его так увлек, что он стал одним из первых учеников в кружке резьбы по дереву, организованном в селе в начале 1970-х патриотом народного искусства Николаем Мастиным.

композиция

Долго и трудно завоевывала себе место под солнцем Тавлинская игрушка. Какое-то время ее считали репликой Богородской игрушки, так как у обеих отсутствовали явные детали и строгие резные формы в изделиях скульптурного плана. Однако с годами эрзянские мастера нашли свою изюминку. Их фигурки грубоваты, но атрибуты в руках действующих персонажей вырезаны с ювелирной точностью. Еще одна отличительная особенность Тавлинских игрушек – нарочитое нарушение пропорций. Значительную часть коренастой фигуры человека обычно занимает голова. Короткие ноги часто даются одним объемом со схематичным расчленением в виде перекрестной насечки в самом низу. Ну, и, конечно, все работы декорированы оригинальным мордовским орнаментом с акцентом на солярные знаки.

Полный текст можно прочитать в № 7 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год