Сказочный домик с конфетной обертки

1600px-Красносельская_М._ул.,_дом_7Любому человеку в нашей стране знакомо это здание. Мы видим его каждый раз, когда берем в руки продукцию кондитерской фабрики имени Бабаева или наслаждаемся вкусом одноименного шоколада. Между тем появилось оно на обертках совершенно неслучайно. До революции этот запоминающийся фасад был известен всем любителям конфет, леденцов и мармеладок. В начале ХХ века этот дом рядом с принадлежащей им кондитерской фабрикой построили купцы Абрикосовы. В округе его так и называли – Директорский дом.
Красивый особняк с акцентом на расположенное в углу здания главное крыльцо с тремя выдающимися эркерами по второму этажу и сегодня выглядит очень концептуально. Общее позитивное впечатление дополняют изящные лепные детали на фасаде в виде вазочек для конфет и ажурные ограждения на крыше.
Построил этот купеческий дом в 1905 году известный московский архитектор и строитель Борис Николаевич Шнауберт, личность в отечественной архитектуре легендарная. Достаточно сказать, что почти все сохранившиеся до наших дней возведенные им дома признаны объектами архитектурного наследия регионального значения или считаются ценными градоформирующими объектами.

Инженер из семьи врачей
Родился Борис Николаевич в 1853 году в Москве. Его предки по отцовской линии в конце XVIII века переселились в Россию из города Гисен, расположенного в самом сердце Германии. Шнауберты на протяжении нескольких поколений занимались врачебным делом. Его дед даже был личным лекарем в семьях двух московских генерал-губернаторов. В медицину пошел и старший брат Бориса Николаевича, Владимир. Долгие годы он являлся главным врачом Старо-Екатерининской больницы в Мещанской слободе. Сегодня там располагается Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского (МОНИКИ). Также известно, что по его инициативе в 1899 году началось строительство корпусов Сокольнической инфекционной больницы. В настоящее время там находится Туберкулезная клиническая больница №2.30258560048489270_d274
Однако Борис Шнауберт отошел от давней семейной традиции и вместо медицины выбрал строительное дело. Для этого в 1869 году он поступил в Императорское Московское техническое училище, будущее МГТУ им. Баумана. С успехом окончив обучение и получив звание инженера, Борис Николаевич начал трудиться на Московско-Казанской железной дороге. Следует отметить, что по сложившейся в дореволюционной России строительной традиции при возведении любого здания ключевыми фигурами всегда были двое – архитектор и инженер-технолог. Первый отвечал за общую концепцию здания и прилегающей территории, второй – за соответствие проекта существующим техническим нормам и правилам, а также проведение всех инженерных расчетов. Б.Н. Шнауберт начал свой путь к архитектурной славе именно в качестве инженера-технолога.
Обладая врожденными математическими способностями, он очень быстро завоевал большой авторитет у московского архитектурного сообщества. Желающие поработать с ним над общим проектом выстраивались в очередь. Постепенно Борис Николаевич и сам стал строить дома, один отвечая сразу за все направления: от проектирования до сдачи готового объекта, как говорится, «под ключ».

Шедевры большие и маленькие
К числу самых известных творений архитектора и строителя Шнауберта, помимо Директорского дома купцов-кондитеров Абрикосовых, относится построенный в 1899 году по эскизу самого Василия Васнецова особняк мецената и коллекционера Ивана Цветкова. Стилистически выдержанный фасад и оригинальный контур кровли придают зданию сходство с боярскими хоромами. Фронтоны и карнизы дома украшены изразцовой мозаикой. Здание на Пречистенской набережной, 29 всегда привлекало внимание прохожих и по сей день является значимым объектом культурного наследия города.
Еще один выдающийся архитектурный объект – построенный в 1907 году дом Перцова на Пречистенской набережной рядом с Храмом Христа Спасителя.
Эскизы нарисовал художник Сергей Малютин, архитектором выступил Николай Жуков, а общее руководство строительством осуществлял инженер Борис Шнауберт. Здание с хорошо продуманной асимметрией изначально задумывалось как доходный дом для творческой интеллигенции. В разные годы в нем жили Павел Соколов-Скаля, Роберт Фальк, Василий Рождественский, Натан Альтман, Александр Куприн и многие другие выдающиеся деятели российской культуры Серебряного века.
Будучи убежденным сторонником эклектики, модерна и неоклассицизма, он всем своим творениям старался придать характерный узнаваемый стиль. Самым известным представителем данного архитектурного направления в то время считался Федор Осипович Шехтель. Известно о нескольких проектах, которые единомышленники по архитектурному творчеству готовились реализовать совместно. Но, к сожалению, этим планам не суждено было сбыться.

Äîõîäíûé æèëîé äîì Ç.À. Ïåðöåâîé çèìîé. Ìîñêâà. Ðîññèÿ

Особняк в Хохловском
В начале ХХ века авторитет Бориса Николаевича как специалиста-строителя был настолько высок, что ему было поручено возведение здания Московской земской управы (ул. Садовая-Триумфальная улица, 10). Позже Борис Шнауберт по поручению городских властей осуществлял технический надзор над многими вновь возводимыми в Первопрестольной домами, фабриками и сооружениями. Доподлинно известно, что его подпись стоит на разрешительных документах возведенного в 1907 году здания Товарищества «К. Эрманс и Ко», производившего парфюмерные и химико-фармацевтические товары. Главный корпус этого предприятия до сих пор располагается на Воронцовской улице под номером 10 и известен в народе как «Дом с водокачкой».
Для себя и своей семьи Борис Николаевич решил построить особый дом, сегодня считающийся ценным градоформирующим объектом. Он появился в Хохловском переулке на Ивановской горке в 1903 году. Четырехэтажный доходный дом выдержан в очень лаконичном, строгом стиле, который специалисты сегодня называют «северный модерн». Из декоративных элементов на нем можно увидеть только балкон с изящной металлической оградой с одной стороны и небольшой эркер с балконом с торца здания. Цокольный этаж окаймляет руст, имитирующий каменную кладку, а оконные проемы третьего этажа украшены декоративными замковыми камнями. Интерьер подъезда также выдержан в строгом неброском стиле и декорирован керамическим панно с изображением кувшинок. Борис Николаевич с семьей занимал в этом доме весь необычно высокий первый этаж. Квартиры на верхних этажах до революции сдавались внаем представителям московской интеллигенции. В 1932 году была проведена надстройка здания, в результате чего был полностью утрачен изящный декоративный аттик на фасаде, выходящем в Хохловский переулок.

Немецкий погром
1915 год оставил неизгладимый след в жизни и судьбе Бориса Николаевича Шнауберта. Весной от продолжительной болезни скончалась его любимая супруга Мария Николаевна. А летом только чудо уберегло от гибели всех его детей во время московских антигерманских погромов. Раздосадованные неудачами на фронтах Первой мировой войны и явным экономическим кризисом, подогреваемые провокаторами, народные массы начали громить торговые дома, магазины и лавки, хозяевами которых были немцы или люди, чьи фамилии, к несчастью, звучали как немецкие. По свидетельству историков в беспорядках участвовало более 100 тысяч человек. Они вламывались в дома, грабили и убивали всех, кто рисковал оказывать им сопротивление. Покидая место преступления, все поджигали. По итогам их «деятельности» в Москве было разгромлено 475 коммерческих предприятий, 207 частных квартир и домов. За три дня в городе возникло более 70 крупных пожаров.
Банда мародеров ворвалась и в дом Шнаубертов. Хозяин был в это время в отъезде и кроме квартирантов в здании находились только трое несовершеннолетних детей Бориса Николаевича вместе с их нянечкой, Ксенией Афанасьевной. Мужественная женщина, взяв в руки Владимирскую икону Божьей Матери, вышла на парадную лестницу и встретила разъяренную толпу, жаждущую крови, словами: «Остановитесь, нехристи! В этом доме живут только православные люди!». Удивительно, но этот поступок остудил горячие головы погромщиков и спас детей от неминуемой гибели. Однако вся эта история очень плохо повлияла на здоровье Бориса Шнауберта. Спустя два года в возрасте 65 лет он скоропостижно скончался, буквально несколько месяцев не дожив до октябрьских революционных событий. Его дети, Елена, Николай и Ирина, остались на попечении друзей знаменитого архитектора.

* * *
Годы революции и Гражданской войны наследники Бориса Николаевича Шнауберта пережили с большим трудом. Фамильный дом был конфискован. Несовершеннолетним детям и их нянечке оставили только одну комнату и ванную, которую они потом переоборудовали под спальню. Видимо, передавшиеся по наследству математические способности позволили Николаю Борисовичу Шнауберту в годы советской власти стать заслуженным бухгалтером. Его сестры со временем вышли замуж. Их дети и внуки стали выдающимися советскими инженерами, конструкторами, реставраторами, искусствоведами и государственными делителями.
Сегодня уже праправнуки и праправнучки Бориса Николаевича водят своих детей по Москве и показывают им дома, которые построил их предок. По понятным причинам в особенности детям нравятся рассказы про сказочный домик на обертке Бабаевского шоколада. 

Андрей Пучков