Свияжск: остров-град

6988266Еще половину тысячелетия тому назад заросший соснами исполинский круглый холм, расположенный у впадения в Волгу Свияги, живущие поблизости чуваши и марийцы обходили стороной – считали вершину средоточием злых духов.

Под звон колоколов
В XVI веке, незадолго до первых походов молодого царя Ивана Васильевича на Казань, с круглой горы по окрестностям вдруг стал разноситься колокольный звон. Местным охотникам даже чудился бродящий меж деревьев старик, ликом похожий на Сергия Радонежского. Как ни старались, никто не смог обнаружить в чаще ни источник звуков, ни вступить в контакт с иноком.
Возвращаясь в 1550 году в Москву после очередной тщетной попытки завоевать татарскую столицу, будущий государь Грозный обратил внимание на удачное расположение возвышенности над волжскими просторами. До Казани – один дневной переход. Здесь и повелел поставить крепость в качестве форпоста для следующего нападения.
Зимой 1551 года на лесистых берегах Волги ниже Углича умельцы срубили целый город: массивные стены с башнями, жилые и хозяйственные постройки, даже церкви! Все бревна тщательно пометили, разобрали и пустили после половодья на плотах вниз по течению. Войско царя шло по суше. Соединились в устье Свияги.
За четыре весенних недели ратники полностью очистили от леса круглую вершину холма и собрали из привезенных заготовок огромную крепость, размерами превышавшую московский Кремль. Новое поселение назвали в честь царя Ивангородом. Отсюда в 1552 году русские совершили свой победоносный набег на Казань.
В Москве ликвидацию ханства отметили сооруже­-
нием величавого собора, известного ныне как Храм Василия Блаженного (все его церкви, кроме главной, освятили к осени 1559 года). Строители московской христианской жемчужины вопреки легенде не были ослеплены, а возвели к сентябрю 1560 года в пределах свияжского кремля Успенский собор и разные монастырские постройки. С того же года крепость на круглой горе в летописях упоминается как Свияжск, а над волжскими просторами открыто и громко раздается разноголосый звон с колоколен первых православных храмов.

Святые и святыни
Первым настоятелем Успенского монастыря стал архимандрит Герман (Садырев-Полев). В 1564 году его избрали архиепископом Казанским и Свияжским. А уже в 1566 году Иван Грозный, устав читать назидательные эпистолы от митрополита Филиппа II (отсюда фразеологизм «филькина грамота»), предложил возглавить московскую кафедру Герману. Однако свияжский священник тоже начал обличать опричнину, за что подвергся царской опале и был тайно убит. Мощи архиепископа обнаружили только через 30 лет, тогда же канонизировали и перенесли в Свияжский Успенский монастырь.
Сама обитель долгое время считалась одним из богатейших монастырей в России (владела 50 деревнями с десятками тысяч крестьян). Фрески Успенского собора не имеют аналогов по стилю написания и цветовой гамме. Даже визуализация опершегося на меч Святого Христофора с лошадиной головой нестандартна, так как традиционно мученика представляют с головой пса. В алтарной же части собора находятся прижизненные изображения Ивана Грозного и митрополита Макария. Обычно люди, выходящие из церкви, на западной стене храма видят ужасы Страшного Суда. Покидая Успенский собор, видишь картину поклонения волхвов, которые несут дары Христу…
На территории Успенского монастыря расположена также церковь Николая Чудотворца. Главная ее святыня – большая икона Николы Можайского – принесена царскими стрельцами из Москвы. Колокольня церкви достигает 43 м и является самым высоким сооружением как древнего, так и современного Свияжска.
Уникальной считается вторая по возрасту из сохранившихся в России деревянная церковь Святой Троицы, которая находится в нынешних границах Иоанно-Предтеченского монастыря. В 1551 году ее возвели без единого гвоздя за один световой день. По легенде в этом принимал участие князь Петр Серебряный-Оболенский. Особой исторической ценностью храма считается четырехъярусный иконостас. В 1552 году здесь перед иконами молил об успешном взятии Казани царь Иван Васильевич с воеводами Андреем Курбским, Александром Горбатым-Шуйским и др.
И еще один храм, который нельзя не упомянуть, – Сергиевская церковь. Она освящена в 1604 году в честь покровителя Свияжска Сергия Радонежского (помните старика, который чудился аборигенам на вершине круглой горы еще до основания города?). Храм представляет собой двухэтажное здание из белого камня разной величины. На западной стене и справа от входа сохранились остатки фресковой живописи начала XVII века: композиция Троицы, лики патриарха Никона и святого Сергия. Несмотря на минувшие четыре с лишним века, контуры изображений все еще четкие и яркие.

Пленительное место
Свияжск с момента основания многие годы являлся как местом сосредоточения верующих, так и местом ссылки лиц разных категорий. После разгрома шведов под Полтавой русские полонили около 18 тысяч воинов. Примерно треть из них решила поступить на царскую службу и была распределена по провинциальным российским гарнизонам, в том числе в Свияжск. Однако задержка жалования и враждебность местных жителей, как пишут историки, подтолкнула пленных скандинавов к восстанию. Только благодаря доносу одного из шведов, служившего адъютантом при коменданте Свияжской крепости, мятеж удалось подавить в зародыше.
Еще через два столетия Свияжск снова сконцентрировал пленных иностранцев. На сей раз противников России в первой мировой войне – подданных Германской и Австро-Венгерской империй. Представителем последней являлся хорват Иосип Броз. Раненый сын южнославянского народа больше года находился в госпитале, располагавшемся в Успенском монастыре. На лечении с помощью сердобольных школьниц учил русский язык, читая произведения Ивана Тургенева и Льва Толстого (три предка последнего в XVII–XVIII веках служили в городе воеводами).
К сожалению, нет подтвержденных данных, что будущего вождя Югославии познакомили здесь и со стихами Александра Пушкина. А ведь великий поэт при посещении Свияжска в 1833 году сравнил город с островом Буяном из своей сказки «О царе Салтане». Из преданий мы знаем, что на сакральном острове Буян находится заветный камень Алатырь. Мистика, или веление рока, но в 1916 году поправившийся Иосип Броз направился из Свияжска именно в город Алатырь, что расположен на землях древней мордвы в 150 верстах западнее устья Свияги…

Последнее взятие Казани
Через три с половиной столетия после основания Свияжску вновь довелось стать краеугольным камнем истории России. Летом 1918 года власть большевиков держалась на волоске. Со всех сторон к Москве подступали войска, не принявшие октябрьский переворот. Как написал потом в своей книге «Моя жизнь» Лев Троцкий: «Немецкое командование дало мне через своего военного представителя понять, что, если белые будут приближаться к Москве с востока, немцы будут приближаться к Москве с запада», т.е. фактически территория, контролируемая советами, исчезнет. Главный большевистский стратег (да-да, тогда некоторые считали его круче Владимира Ленина) вынужден был спешно выехать на Восточный фронт. Цитирую дальше: «Наспех сколоченные красные части снялись без боя и обнажили Казань. Где главнокомандующий и другие руководители армии, никто не знал. Мой поезд остановился в Свияжске, ближайшей крупной станции перед Казанью».
Продолжаю уже выдержкой из мемуаров белого офицера Василия Вырыпаева: «Во время своего пребывания в Свияжске он (Троцкий. – авт.) издал приказ о том, что комиссары и командиры бегущих с фронта отрядов будут расстреливаться на месте. Ждать первого случая применения этого приказа долго не пришлось: отряд петроградских рабочих, неопытных, не пристрелянных, был атакован одной из наших групп и постыдно бежал, и не только бежал, но захватил пароход, на котором рабочие-солдаты намеревались доехать до Нижнего Новгорода. Троцкий окружил этот пароход судами Волжской речной флотилии, оставшимися верными советам, заставил повстанцев сдаться и расстрелял на месте не только командира и комиссара отряда, но каждого десятого солдата. В боях под Казанью он расстрелял более двадцати красных командиров, неспособных занимать свои должности. Он не щадил никого. В войсках вводилась такая дисциплина, какой не было и в старой армии».
И большевики снова взяли Казань! Отсюда, от места впадения Свияги в Волгу, власть «рабочих и крестьян» распространилась на всю шестую часть территории Земли.

Памятник Иуде
С именем Троцкого связана еще одна муссируемая тема – установка в Свияжске первого на планете памятника Иуде Искариотскому. Информация о кощунстве попала в зарубежную прессу из воспоминаний датского путешественника Галлинга Келера, который сообщал, будто монумент «устанавливал некий «красный еврей», совмещавший в Sviagorod должности «председателя Совета и коменданта города». На сумасшедшем еврее якобы был стальной шлем с красной семиконечной звездой (в глазах наблюдателя, наверное, двоилось от ужаса. – Авт.), а после установки памятника последовал салют из пушки тремя боевыми снарядами и передача одного к другому поцелуя в губы.
Сам хроникер русским языком не владел, поэтому описание увиденного им надо воспринимать осторожно. Хоть и говорят, якобы памятник Иуде богочтивые свияжцы изловчились разрушить через несколько дней после установки, думаю, на самом деле предателю Христа монумент вовсе не воздвигался. Солдатских захоронений в Свияжске и возле одноименной железнодорожной станции в период гражданской войны было много. Некий прибалт по фамилии Ступпе вспоминал: «В августе 1918 года командир нашей 3-й стрелковой латышской бригады т. Юдин был смертельно ранен от взрыва случайного снаряда белогвардейцев. После смерти его тело было отправлено на станцию Свияжск и похоронено там же за железнодорожными путями. На памятнике, сооруженном на могиле, было выгравировано: «Ян Юдин, командующий левобережной группой Красной армии по обороне Казани, и его ординарец, погибшие в бою за Казань 12-VIII-1918 г.». Напишите имя и фамилию погребенного латиницей и легко прочитаете, чей памятник – Judin.

Без Бога на холме
После упразднения поволжского ханства население крепости круглой горы быстро выросло и скоро лишь на треть уступало по численности Казани. Свияжск стал центром уезда, взяв управление над Чебоксарами, Цивильском, Космодемьянском, Васильсурском, Яранском и т.п. и т.д. Сами свияжцы богатели за счет бурной купеческой торговли и тысяч паломников, стремящихся почтить православные святыни.
Поступательное развитие нарушила советская власть. Начиная с двадцатых годов XX века, в Свияжске последовательно закрыли Успенский и Иоанно-Предтеченский монастыри, снесли шесть из двенадцати храмов, а оставшиеся разграбили. Потом в помещениях Успенского монастыря устроили детскую колонию с принудительным трудом, а в 1933 году место детей заняли взрослые политические узники. Князь Оболенский, князь Голицын, другие люди с культовыми для России фамилиями умерли в кельях-­казематах свияжского монастыря. В годы войны здесь также содержались военнопленные и проштрафившиеся красноармейцы. С 1937 по 1948 год пять тысяч заключенных погибли от голода или были расстреляны. За другие временные отрезки нет даже приблизительных данных.
В 1953 году на территории Успенского монастыря разместился филиал Казанской психиатрической больницы закрытого типа. 12 лет, вплоть до своей смерти, в ней «вправляли ум» женщине, удивительно похожей на дочь Николая II Анастасию…
Думаю, открытие в Свияжске сумасшедшего дома было неслучайно. Власти не хотели разглашения нюансов советского психиатрического лечения и весьма кстати в год смерти Иосифа Сталина начались работы по созданию Куйбышевской ГЭС в Тольятти. В 1957 году все среднее течение Волги превратилось в грандиозное водохранилище. Три четвертых территорий, на которых размещались постройки Свияжска, и всю окружающую низменность затопило. Образовавшийся остров покинули 80% жителей. Населенный пункт лишился даже статуса села.
Добраться в некогда проходное место стало возможно только по воде. Немногим оставшимся жителям проблемой было даже быть похороненными. На расположенное на другом берегу Волги кладбище гробы перевозили, только когда реку сковывал лед. Редкие беременные женщины пытались было подгадывать роды к датам, в которые гарантировалась переправа на большую землю.
Более чем за семь безбожных десятилетий в Свияжске не построили ни одного нового здания.

Вера едина
Минтимер Шаймиев – аксакал российской политики, выйдя в 2010 году в отставку с поста президента Татарстана, направил свою кипучую энергию на восстановление почитаемых мест – мусульманского Булгара и православного Свияжска. Святые для поволжских народов поселения стали заново возрождаться. В июле 2017 года архитектурный ансамбль Успенского монастыря включили в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.
Непосредственно процесс реинкарнации вершины легендарного круглого холма удалось лично наблюдать в 2019 году. Блестящие золотом маковки восстановленных свияжских церквей видны задолго до того, как с трассы М 7 (если ехать из Казани) свернешь к острову-граду. Потом сказочный вид ненадолго пропадает – дорога идет низиной по насыпанной в 2008 году дамбе. Вновь сверкающие купола появляются перед глазами, когда до подножия круглого холма остается пара километров.
Доступ транспорта на территорию государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Остров-град Свияжск» ограничен. Автобусы и легковые автомобили паркуются на специальных асфальтированных карманах. Туристы и паломники проходят турникет, поднимаются на вершину по крутой стальной лестнице и попадают на вымощенную современным булыжником Успенскую площадь. Здесь гостей обычно встречают экскурсоводы. Программу осмотра можно выбрать на любой вкус и гулять с утра до ночи. Доступа нет только в здания, вновь занимаемые священнослужителями, и на реставрируемые объекты.
Территория Свияжска XXI века похожа на декорации исторического спектакля. Так же, как и на сцене театра, персонажи (приезжие и редкие до сих пор жители) ходят исключительно по чистым улицам и между свежевыкрашенными зданиями. Так же, как и в хорошем дворце Мельпомены, на главной точке – Рождественской площади –уникальная акустика. Если встать в самый центр, то любое произнесенное слово отдается эхом. Причем ты, находясь в круге, эхо слышишь, а вот до других, стоящих рядом, доносится только обычный голос…

Полный текст можно прочитать в №9 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2019 год