Ростислав Хаит: «Заиграть в «Зените» Дзюбе помог Федун»

shotimg84845_7В блистательно-ироничном, вечно неунывающем «Квартете И» он главный, кто готов постоянно говорить о футболе. И даже если делает это с присущим ему юмором, свое мнение всегда отстаивает горячо, бывая даже резок в суждениях и оценках. Возможно, некоторые из них могут кого-то и обидеть. Но по-иному обсуждать российский футбол, наверное, просто нельзя. Так считает Ростислав Хаит, который, безусловно, имеет на то право. А это интервью, сотканное из разных событий и тем, своеобразный десерт из разговоров о любимой игре. Возможно, чуть горьковатый, но предельно искренний. Впрочем, судите сами.

«Евро-2016 стал жестким уроком перед ЧМ-2018»
– Болельщики, как и следователи, бывают добрыми и злыми. Вы себя к какой категории относите?
– Скорее, к добрым. Мне не очень нравятся болельщики, которые при неудаче нашей сборной с умным видом заявляют: да я знал, что так все будет, да я не сомневался… Прямо наслаждаются проигрышем сборной. Я искренне радуюсь победам российской команды. В этом плане 2008 год для меня оказался самым счастливым. В моем восприятии это лучшая сборная, поскольку в 1966-м, когда на чемпионате мира в Англии сборная СССР выиграла бронзу, меня еще не было на свете. Но из всего остального, что я видел, команда Хиддинка на Евро-2008 была лучшей.
– Если бы вам после чемпионата Европы-2016 во Франции предложили подписать петицию с требованием расформировать сборную, а деньги на ее содержание направить на развитие детского футбола, как бы поступили?
– Слышал о таком предложении. Очень похоже на идиотскую шутку. Потому без комментариев.
– Вы были среди тех, кто после провала во Франции клял наших игроков, вспоминал об их зарплатах, упрекал в отсутствии патриотизма, как это случилось в истории с Кокориным и Мамаевым, закатившими после чемпионата шумную вечеринку в Монако?
– Нет и быть не могло. Я вообще никогда не считаю чужих денег. Тем более в карманах профессионалов, которые их зарабатывают.
– То же самое сказала известная телеведущая Виктория Лопырева.
– Уверен, того же мнения придерживается любой нормальный человек.
– Кстати, сколько зарабатывают актеры, народ почему-то не считает.
– По-разному. Иногда считает. Дело в том, что в спорте все объективно – в нем во главе всего его величество результат. А в искусстве все субъективно. Ведь никто не возьмется определять, хороший фильм или плохой, по количеству заработанных им в прокате денег. Одним он нравится, другим нет. Это естественно.
– После провала нашей сборной на мировом чемпионате в Бразилии вы удивили заявлением: «Ни к кому из футболистов у меня претензий нет». Рискнули бы повторить то же самое после Евро во Франции?
– Попробую объяснить, почему не предъявляю претензий именно к игрокам. Взять хотя бы, увы, попавшего в уголовную историю Кокорина. Все давно знают, что на том этапе он был лучшим в тренировках и худшим в матчах. И Леонид Викторович (Слуцкий. – Авт.), которого я уважаю и считаю очень сильным тренером, это знает. Но во Франции он продолжал делать на него ставку. Почему? Кому еще можно предъявить претензии? Широкову? Но Роман мало играл. Можно назвать еще несколько фамилий. Вот из этого я и исхожу.
– Но, согласно старой поговорке, выигрывает команда, а проигрывает тренер.
– Так-то оно так. Но все-таки, несмотря на неудачу, Слуцкий подарил нам частичку праздника – мы поехали во Францию. Хотя в каждом случае обсуждение результатов тренера требует индивидуального подхода. Быть может, это спорно, но считаю, что при Гвардьоле в «Барселоне» всего добивались звезды. И роль наставника была вторична. А при Хиддинке, в 2008-м, в нашей сборной побеждал тренер. Как и в чемпионском сезоне «Спартак» при Каррере.
– Как думаете, кто из игроков после провала во Франции мог прийти к Слуцкому и сказать: «Мы г…о»?
– Если бы знал, не сказал бы. А так, думаю, Игнашевич, Вася Березуцкий, еще мог Широков. Хотя у них там отношения были не самые лучшие.
– Почему вы назвали именно их?
– Они взрослые.
– Взрослые или совестливые?
– Наверное, точнее сказать – порядочные.
– Но Кокорина среди тех, кто приходил к Слуцкому, вы не назовете?
– Саша – одаренный футболист. Но здесь тот самый случай, когда характер важнее, чем талант.
– А вы могли бы так же резко, как футболисты, сказать о себе, если бы почувствовали, что в какой-то вечер не сыграли на сцене на все сто?
– Да, такое бывает. Порой случаются необъяснимые, не зависящие от тебя вещи, когда зритель тяжелый с самого начала. У нас есть спектакли, которые открываются смешным видео. И мы слышим, как на него реагируют в зале. Обычно это смех, который заряжает и публику, и нас. А иногда вдруг тишина. Почему, непонятно.
– Олег Романцев считает, что работа тренера в клубе и сборной, как говорят в вашей родной Одессе, – две большие разницы. Быть может, именно поэтому у Слуцкого не получилось во Франции?
– Мне трудно судить, поскольку никогда не был ни тренером, ни футболистом. Скажу лишь, что Слуцкий отлично провел решающий этап отборочного цикла и плохо – финальную часть. Наверное, если бы он лучше знал тех, кого повез во Францию, то сделал бы ставку на других игроков. Но вышло так, как вышло. И это тоже опыт на будущее, поскольку уверен: в сборную Леонид Викторович еще вернется.
– Вы виделись со Слуцким после чемпионата?
– Общались совсем чуть-чуть.
– Вопросов, касающихся сборной, не задавали, или это было не слишком удобно?
– Удобно. Просто мы виделись на бегу. Он был у нас на премьере и предложил вместе поужинать, пообещав ответить на все интересующие вопросы. Но получилось, что сначала у меня не было времени, потом у него. Потом он уехал в Англию, в «Халле», оказавшись первым российским тренером на родине футбола. А сейчас провел свой первый сезон в голландском «Виттесе».
– Основа уверенности в том, что Слуцкий вернется в сборную, его упорный характер?
– Плюс знание профессии.

«Всегда верил в Гончаренко»
– В споре, кто лучше – Роналду или Месси, вы за кого?
– За Криштиану (Роналду. – Авт.), поклонником которого являюсь уже лет пять-шесть. Хотя их игровой уровень примерно одинаков. Вспомните его вклад на том же Евро-2016. А какой гол португальцы забили на 118-й минуте хорватам: Криштиану отобрал мяч у своей штрафной, разогнал атаку, сам получил пас, а уже потом Куарежма получил возможность забивать в пустые ворота. Во Франции Криштиану играл на команду, и его вклад в победу неоценим. Как игрок сборной Месси ему уступает, начисто проигрывая самому себе, выступающему в футболке «Барсы».
– Может, причина в том, что в сборной у Месси партнеры не такого класса, как в «Барселоне»?
– Секундочку, а тогда какие партнеры были у великого Марадоны в 1986-м в Мексике? Вы сейчас с трудом вспомните двоих – Вальдано с Бурручагой. Все остальные среднего уровня. Диего выиграл тот чемпионат практически в одиночку. А Месси не забил ни одного мяча в плей-офф чемпионатов мира и отдал лишь одну голевую передачу. Хотя как клубный игрок он великий!
– После ухода Слуцкого на роль главного тренера сборной рассматривались Черчесов, Бердыев, Бородюк и Семак. И тогда вы сказали: возглавить ее должен только иностранец. То есть вы окончательно разочаровались в российских специалистах?
– Считал, что наши тренеры не могут раскрепостить футболистов. И это было подтверждено практикой.
– У тертого итальянца Капелло это тоже не шибко получалось в нашей сборной?
– Я же не сказал, что все за­рубежные тренеры на это способны. Но и среди российских не видел тех, кто это сможет. Потому и считал, что нужен западный менталитет. Почему те же самые ребята, что были в сборной до прихода Хиддинка, так ярко заиграли под его руководством на Евро-2008?
– Значит, вы не связывали особых надежд с приходом в сборную Черчесова?
– Станислав Саламович – прекрасный клубный тренер. И он это доказал даже в Польше. Но как-то оно все пойдет в сборной – в моем воображении не выстраивалось.
– Как болельщик ЦСКА Ростислав Хаит воспринял в свое врем уход из клуба тренера Слуцкого?
– Хочу внести ясность в отношении «болельщика ЦСКА». В детстве как одессит я, естественно, болел за «Черноморец», симпатизировал киевскому «Динамо». А в Москве, куда я переехал в 16, у меня по сей день нет клуба, за который бы я по-настоящему болел. Вот за людей, которые мне симпатичны, я переживаю. Мне очень нравилось, как работали в «Локомотиве» Семин с Филатовым, нравилось, как все происходило вокруг этого клуба. Интеллигентно, что ли… Увы, потом эта эра закончилась, и мое сердце освободилось. А место в нем занял потрясающий Аршавин, «Зенит» Петржелы, потом Адвоката. Затем пришло время связки Гинер – Слуцкий, к которым, как и к Игнашевичу, испытываю огромное уважение.
– И все-таки уход Леонида Викторовича стал неожиданностью?
– Нет. Я понимал, что это произойдет. Хорошо знаю, что такое душевная усталость, пресыщенность. В то же время был уверен – и с приходом Гончаренко ЦСКА не сбавит оборотов.
– Откуда такая уверенность?
– Гончаренко – разумный и порядочный человек.
– Вы знакомы?
– Нет. Конечно, я мог и ошибаться, но я чувствовал, что это именно так. И прошедший сезон, который ЦСКА начал, потеряв Вернблума, братьев Березуцких, Игнашевича, Дубью и еще нескольких ключевых игроков, до конца боролся за место в Лиге чемпионов, еще раз убедил: Гончаренко тренер, который умеет не опускать рук и строить с нуля.
– Вместе с президентом Евгением Гинером.
– Я бы сказал – только с ним!
– Не жалеете, что на момент ухода Слуцкого десять лет выступавший за армейцев Семак возглавил «Уфу», а не ЦСКА?
– Семак – абсолютно честный и перед футболом, и перед профессией человек. Но, на мой взгляд, ему тогда еще не хватало тренерской дерзости. То, что есть в Гончаренко, у которого, похоже, нет комплексов.
– Как два года назад вы отнеслись к дисквалификации Еременко и к тому, что потом он не вернулся в ЦСКА, а предпочел «Спартак»?
– Для ЦСКА это была огромная потеря. Это очень умный, небанальный игрок. Но Роман сделал свой выбор – предпочел «Спартак», хотя в трудные времена армейцы его оставляли в беде. Но футбол – это еще и бизнес, в котором правят свои законы. И здесь все рассудит только время.
– Вы смотрите матчи ЦСКА в армейской ложе для почетных гостей?
– Нет. У меня есть товарищ, который работает в «Аэрофлоте». И когда ЦСКА играет в Лиге чемпионов, он приглашает в ложу своей авиакомпании. Уверен, что таких матчей еще будет много.
– Вы имеете в виду две исторических победы молодых армейцев в минувшей Лиге чемпионов над могучим «Реалом»?
– И их в том числе.

«Халк ломал игру «Зенита»
– В минувшем сезоне больше всех и по игре, и по части скандалов, лихорадило «Спартак». И сразу же вновь стали обсуждать, в чем причина того золотого взлета двухлетней давности клуба Леонида Федуна. А что скажете вы?
– Это целиком и полностью заслуга итальянского тренера. Вот вам пример: в 2006-м Хиддинк пришел в сборную и затем, практически с тем же составом, блеснул на Евро. Примерно то же произошло и в «Спартаке» – с теми же футболистами Каррера делает игру и зрелищной, и результативной.
– В театре с той же самой труппой приход нового режиссера может что-то изменить?
– Все что угодно. Вот Федун утверждает, что роль тренера в команде – 10%. На мой взгляд, эта роль в разных коллективах разная. Сборную Франции 2006 года тренировал Доменек. Позднее мне рассказывали, что, когда она еле-еле вышла из группы, Зидан с Анри попросили его поменьше вмешиваться, взяв все в свои руки. И команда дошла до финала, где должна была выигрывать у итальянцев, если бы Матерацци не спровоцировал Зидана. Но все равно игра французов была уже совсем другой, чем в начале турнира. И складывалось впечатление, что тренер им был не нужен. И если на групповом этапе в коллективе были какие-то скандалы, то после выхода в плей-офф они прекратились. Заслуга в этом Зидана, который уже тогда проявил способность объединять игроков. Я не считаю его пока гениальным тренером, но то, что он делает в «Реале», впечатляет.
– Оказывается, у вас и во французском футболе есть свои люди?
– Не совсем так. Все это Анри рассказывал моему близкому знакомому, страстному поклоннику «Барселоны», за которую выступал француз.
– Теперь о ставшем наконец-то чемпионом «Зените». Причем добился этого без бразильца Халка, которого многие по сей день считают самым ярким легионером, выступавшим в России. А почему он не нравился вам?
– Нет. С точки зрения бизнеса здесь все было на высоте: «Зенит» его купил за большие деньги и, продав, ничего не потерял. При этом бразилец помог клубу заработать в еврокубках. Я с большим уважением отношусь к Александру Дюкову, с которым хорошо знаком. И с позиции коммерции здесь клуб очень грамотно сработал. Как и с продажей Витселя. Но бельгийца я считаю действительно большим игроком, в отличие от Халка.
– Неожиданное заявление.
– На мой взгляд, хороший игрок – это не только высочайшее индивидуальное мастерство, которым Халк, конечно же, обладает. Но он порушил игру команды. Неслучайно до прихода бразильца «Зенит» добился большего, чем с ним. Случалось, Халк один мог решить судьбу матча, а мог и завалить. Нельзя надеяться на то, с какой ноги футболист сегодня встанет. Даже Месси на поле так откровенно не тянет одеяло на себя. И Хави с Иньестой не позволяли себе играть так, как играл Халк.
– Можно считать, что сегодняшний стержень «Зенита» – это Артем Дзюба?
– Безусловно. И первый шаг на пути к этому им был сделан в сборной Черчесова на чемпионате мира. Дзюба долго и тяжело шел к самоутверждению, пройдя аренды в «Томи» и «Ростове». Он сумел заставить себя уважать капризные и жесткие питерские трибуны. И эта его победа над собой стала важнейшей частью нынешнего золотого успеха «Зенита».
– Теперь можете сказать, что Семак обрел, наконец, ту самую тренерскую дерзость, которой ему не хватало пару лет назад?
– Мой ответ – место «Зенита» в чемпионате.
«Футболисты должны зарабатывать деньги, а не получать»
– Как-то Сергей Семак сказал, что российский чемпионат слабеет, поскольку в нем становится все меньше ярких личностей, какими были Алекс в «Спартаке», Вагнер Лав в ЦСКА, Витсель и Халк в «Зените». Согласны с Сергеем Богдановичем?
– Если говорить о посещаемости, то она падает пропорционально покупательной способности населения. Хотя мне, например, чемпионат интересен. И кроме лидеров, в нем есть интересные клубы. К примеру, тот же «Краснодар» – смотрите, как уровень команд подровнялся! А его матч с «Зенитом» на роскошном стадионе, построенном Сергеем Галицким. Какой сценарий, какая интрига! Это же интересно!
– Как относитесь к легионерам, которые, по мнению чиновников, мешают росту молодых российских талантов?
– Чем больше хороших легионеров, тем интереснее чемпионат. Об этом и говорил Семак. Вообще с точки зрения зрительского и телевизионного интереса самый зрелищный чемпионат – английский. Не случайно в финале Лиги Европы встречались «Челси» с «Арсеналом», а в Лиге чемпионов – «Ливерпуль» с «Тотенхемом». Вот такой английский футбольный год и выдался. Поэтому в нем и крутятся самые большие деньги. А ведь там есть клубы, за которые выступают одни легионеры.
– Но при этом сборная Англии звезд с неба не хватает.
– Это не потому, что в ней слабые игроки. Просто там никак не могут найти подходящего тренера.
– Вы верите в то, что футболистов портят большие деньги?
– И простых смертных они портят. Если бы в 20 лет я стал зарабатывать такие деньги, как сейчас, возможно, я бы сегодня не был вам интересен.
– Но ведь Дзюбу деньги не портят?
– Дзюбе повезло. Когда от него отказался Федун, у Артема появилась серьезная мотивация. Это очень важная вещь. У Кокорина такой мотивации нет. Он всегда всем был люб и мил. А это взрывоопасная ситуация, которая в итоге и привела его с Мамаевым в тюрьму. Конечно, Александр талантливый парень, но, к сожалению, не спортсмен. А теперь надо выживать.
– В контрактах футболистов есть бонусы за забитые голы, сухие матчи, количество игр. А в контрактах актеров существуют бонусы, скажем, за смех в зале?
– У нас, если приглашаешь звездного актера, то договариваешься на определенный гонорар. А он может выдвинуть условие, что, если прокат картины принесет такое-то количество денег, то хочет получить от прибыли определенный процент. Еще звезды могут оговаривать какие-то специальные условия.
– Перелет бизнес-классом?
– Большие актеры всегда летают бизнес-классом.
– Вы относитесь к этой кате-
гории?
– Я не большой актер, но к этой категории отношусь.
– Валерий Баринов расска­зывал, что кризис заставил продюсеров понизить гонорары актеров. Нечто подобное хотят сделать и в футболе, введя для игроков потолок зарплат. Как думаете, поможет ли это их росту?
– Главное – отменить лимит. Все остальное вторично. Когда нет конкуренции, деньги развращают.

«Будь у Аршавина характер Карпина, он мог бы получить «Золотой мяч»
– Кто из нынешней молодежи в вас вселяет уверенность?
– Чалов – способный парень. И, став лучшим бомбардиром, он уже это подтвердил. Головин талантлив, что видно и по его игре в «Монако». Но ему надо еще побольше дерзости, уверенности в себе. И Слуцкий постоянно вбивал ему это в голову. Психология – важнейшая вещь. Она важнее таланта, важнее всего. Уверенность в себе, с одной стороны, и отсутствие вальяжности с другой. Это очень тонкая вещь. Почему 19-летний француз Дембеле, которого открыла дортмундская «Боруссия», ничего не боится и творит чудеса на поле? Сколько я играл в детской школе, мне все время били по рукам – не бери игру на себя, не передерживай мяч, отдай партнеру. В этом плане появление Аршавина – это как открытие: оказывается, и у нас есть смелые люди! Аршавин феноменально одаренный футболист и при этом абсолютно уверенный в себе. Но у него оказались другие недостатки, которые не позволили ему стать звездой мирового уровня.
– Дик Адвокат по сей день считает Андрея самым одаренным среди российских игроков.
– И я так считаю. По уровню он бы мог войти в пятерку лучших атакующих игроков Европы. А вот Валерий Карпин был не столь одарен от природы. Но за счет правильного понимания своих сильных и слабых сторон характера стал очень приличным футболистом. Если бы у Аршавина был характер Карпина, то он, возможно, как Шевченко, стал бы обладателем «Золотого мяча».
– А кому из футболистов вы присудили бы антиприз «Мистер разочарование»?
– Я очень любил Сычева, когда он только появился. Талантливейший парень! Но его сломал переход в «Марсель» и большие деньги, которые там вокруг него начали крутиться. А потом Дмитрий получил травму. Хотя в «Локомотиве» играл хорошо, у Хиддинка был на Евро. Но большим игроком так и не стал. При правильном отношении к себе, к делу, это бы произошло – попадись тренер, который бы помог в этом. Когда не хватает характера, рядом обязательно должен быть человек, который бы подсказывал, по какому пути идти.
– Как-то Александр Ширвиндт на вопрос, что ему не нравится в сегодняшнем российском футболе, ответил: выражение лиц игроков, которые выходят на поле и думают: «Скорее бы все закончить». А что не нравится актеру Хаиту?
– Мне больше всего не нравится трусливость, неверие в себя. Но и со словами Александра Анатольевича я полностью согласен.
– А может, это идет от сытости? Футболисты знают, что защищены контрактом, который при любом раскладе какое-то время гарантирует им безбедную жизнь?
– Тогда почему этого нет у зарубежных футболистов? У них ведь контракты не меньше.
– Я как-то спросил Никиту Высоцкого, кому из нынешних игроков он бы вручил премию имени отца – «Своя колея», и тот назвал Дзюбу. А вы?
– Думаю, это правильный выбор. Дзюба – человек с характером. Правда, с приходом в «Зенит» Манчини его жизнь осложнилась. Но мы видим – Артем справился и с этим. Кстати, и Широков был из таких.
– После ухода Дзюбы в «Зенит» спартаковские фанаты тут же объявили его предателем. А если бы вам в «Ленкоме» предложили зарплату в два раза большую, чем здесь, оставили бы свой театр?
– Со мной этого не могло бы произойти потому, что я хозяин. Если бы был просто нанятым актером, то, конечно, меня могли бы перекупить. Но мы впятером владельцы своего дела, а потому такой вариант исключен.
– Кто, по-вашему, самый артистичный футболист в России?
– Не знаю. Я не очень понимаю, что это означает.
– Спрошу по-другому: кого из футболистов во время матча вы могли бы в эмоциональном порыве назвать артистом?
– Знаете, это может произноситься и с отрицательной интонацией. Скажем, симулировал игрок падение, и здесь «артист» – уже клеймо. Извините, но что такое артистичный футбол, я не понимаю.
– А кто, по-вашему, самый футбольный артист?
– Конечно, я. У меня даже нет сомнений.
– Назовете матч, который не можете забыть?
– 2008 год. Россия – Голландия 3:1. Это была не просто победа. Мы не просто победили, а оказались на голову выше одного из лидеров мирового футбола, а еще с роскошной, атакующей игрой. Такого на моей памяти не было.
– Вы эмоциональный болельщик.
– Еще бы. После ничьей в «Лужниках» с Украиной я плакал. Это было чудовищное разочарование. Особенно на фоне исторической победы над французами на «Стад де Франс»! Помните, как складывались там события?
– Как не помнить! Я тогда в сборной работал.
– Так вот, мы повели в счете – Панов забил. Потом французы сравняли, вышли вперед, давили. И если бы не Филимонов… А потом этот невероятный пас Хлестова и фантастический удар Панова – 2:2! Французы чуть растерялись. Поплыли. Затем гениальная передача Цымбаларя, решающий гол Карпина! Это была большая победа. Но все-таки она пришла при определенном стечении обстоятельств. А Голландию на Евро с Хиддинком мы просто задавили. Так наша сборная не играла никогда. Вот почему выигрыш у Швеции я побежал праздновать на улицу. А после победы над голландцами, онемев и не веря в случившееся, два часа неподвижно сидел перед выключенным телевизором.
– И в завершение разговора вопрос от фаната ЦСКА. Как Хаит с Барацем в фильме «День выборов» позволили Михаилу Ефремову разгуливать в кадре в спартаковской бейсболке?
– Есть предпочтения продюсера, а есть актера. Всем известно, что Ефремов – красно-белый. И мы не могли ему навязать, скажем, зенитовский шарф. А вдруг бы он в нем плохо сыграл? (Смеется.)
– Тогда давайте считать, что это тот самый случай, когда искусство требует жертв.
– Я не против.