Ринат Дасаев: вечный бой с тенью

649f9ad9708ebc004952e115eaf45dc8В июне вся спартаковская футбольная семья отмечала юбилей своего легендарного вратаря. Дасаеву исполнилось 65! Обычно, поздравляя с такой серьезной датой, принято восклицать: «Даже не верится!». Но здесь тот случай, когда лично мне в это действительно не верится.

Напутствие Яшина
Мы знакомы уже сорок с лишним лет. С той самый поры, когда застенчивый астраханский паренек появился на базе в подмосковной Тарасовке. Там же в 1977 году и состоялся его дебют в дубле «Спартака». Это был первый матч в команде, с которой по сей день связана вся его футбольная судьба. Когда мы еще только работали над нашей первой книгой «Команда начинается с вратаря», я попросил Рината назвать матчи, которые он считает главными в своей игровой карьере. Всего к тому времени их набежало уже сотни, но «главными» были названы четыре.
1978. Ворошиловград. Дебют в основном составе «Спартака» во встрече с «Зарей».
1979. Москва. Лужники. Дебют в составе первой сборной страны с командой ГДР.
1979. Афины, отборочная встреча чемпионата Европы со сборной Греции.
1982. Севилья. Первый матч мирового чемпионата с командой Бразилии.
А между ними бесчисленные тренировки, в каждой из которых не щадя себя надо было доказывать право быть первым. Из года в год, из сезона в сезон. И вот она – вершина: в 1988 году Дасаев убедил всех, что он – лучший в мире!
Однажды я поинтересовался у Рината, какой из множества снимков в его фотоархиве самый памятный. Признаюсь, я ожидал увидеть кадр, в котором бы он спасал ворота, бросаясь в ноги Марадоны или Платини. Но вместо этого Дасаев протянул фотографию, где на базе в Новогорске о чем-то беседует с Львом Яшиным. На следующий день сборная улетала на чемпионат мира в Испанию. И легендарный голкипер приехал пожелать удачи ей и своему молодому коллеге, для которого тот турнир должен был стать первым в биографии.
Четыре года спустя, в Мексике, где проходило следующее мировое первенство, великий Эйсебио сказал мне, что испанский чемпионат открыл для него Дасаева.
– Именно тогда я понял, что в воротах вашей сборной появился достойный наследник великого Яшина, против которого я имел честь играть в 66-м году в Англии. И понял – забить Дасаеву так же непросто, как в свое время и Яшину, – признался тогда португальский бомбардир, огорчавший голами лучших голкиперов планеты.
А вот что потом говорил про ту самую встречу в Новогорске сам Яшин.
– Говорили о том, о чем обычно беседуют накануне отъезда, – вспоминал Лев Иванович, – о настроении, самочувствии. Было видно, что и то, и другое у Рината в порядке. Но волнение ощущалось – все-таки предстоял дебют на мировом чемпионате. Уж я-то его понимал – как-никак через горнило трех таких турниров прошел. Потому и предупредил, что ему в Испании предстоит встретиться с совершенно особенным футболом – более быстрым, напряженным, не оставляющим права на ошибку. И не каждому вратарю дано выдержать испытание мировым первенством. «Что же вы посоветуете, Лев Иванович?» – спросил тогда Дасаев. «Ни в коем случае не забивай себе голову тем, силен соперник или нет, кого он до этого обыграл, а кому уступил, – ответил я. – Это притупляет восприятие игры. И либо вносит в нее ненужную нервозность, либо, напротив, расслабляет. И то, и другое опасно. Постарайся быть в воротах позлей, поазартней. Дай почувствовать соперникам, что не боишься игры, а ищешь ее».

Против Платини на «Парк де Пренс»
Журналисты любят громкие титулы, яркие эпитеты. По отношению к Яшину они, вне всякого сомнения, уместны. Что касается Дасаева, трудно было считать героем чемпионата вратаря, чья команда в Испании не попала даже в число призеров. Подобного и не припомнишь. Но по итогам того первого для него турнира высшей пробы Дасаев был включен во все символические сборные и назван (вместе с Дино Зоффом, голкипером ставшей чемпионом команды Италии) лучшим вратарем. О чем четыре года спустя в Мексике мне и напомнил звездный португальский бомбардир Эйсебио.
Но вратарская судьба имеет свою тень. И так получилось, что на чемпионате в Мексике Дасаев отступил в нее. В матче с бельгийцами, свидетелем которого я был, не без помощи шведского арбитра Фредрикссона в ворота нашей сборной влетели четыре мяча. И советской команде, хотя и считавшейся одним из фаворитов турнира, пришлось сойти с дистанции. А болельщики тут же объявили главным виновником столь печального события ее вратаря. Кстати, нечто подобное происходило и с Яшиным после мирового первенства в Чили, где сборная СССР проиграла хозяевам. Выход из тени, в которой оказалась его репутация, был один – играть и доказывать, что все происшедшее – не более чем стечение обстоятельств. И он все начал с нуля, сумев доказать, что по-прежнему первый номер. А сделал это на лондонском стадионе «Уэмбли», сыграв за сборную мира в матче с хозяевами, в котором Яшина признали лучшим.
Для Дасаева такой час пробил в октябре 1986-го, на поле парижского стадиона «Парк де Пренс», в отборочной встрече чемпионата Европы со сборной Франции. «Русский вратарь непробиваем!», «Даже сам Платини вынужден снять шляпу перед советским голкипером!», «Дасаев еще раз подтвердил не только свой вратарский авторитет мирового уровня, но и право считаться наследником великого Яшина, блиставшего на этом же поле в финале первого европейского первенства!» Все это писали французские газеты. А что может быть выше и объективней, чем похвала соперника?!

Против Гуллита и Ван Бастена
Готовя этот материал и перебирая архивы, я понял: прокручивая в памяти наиболее значимые моменты биографии Дасаева, без одного матча все-таки не обойтись. Это финал Евро-88, в котором наша сборная билась за чемпионство с могучими голландцами. И хотя удача в нем была на стороне соперника, наши ребята показали футбол высшей пробы. Обо всем этом несколько лет назад мы вспомнили с героем того турнира, звездным форвардом Руутом Гуллитом. Было это в Турции, куда он приехал на сборы вместе грозненским «Тереком», который возглавил по приглашению главы Чечни Рамзана Кадырова.
– Да были времена, – с легкой грустью вспоминал тот финал Руут. – Мы были молоды, задиристы, голодны до футбола. Да и ваши ребята были из того же теста. Потому и матч получился огневой. Но в тот день госпожа удача улыбалась нам – мы свои моменты не упустили, а русским откровенно не везло. Такое в футболе случается. Хотя состав у нас был на загляденье.
– Что верно, то верно, – подтвердил потом слова голландца Дасаев. – Райкард, Ваутерс, Босман, Ванинбург, ван Бастен, сам Гуллит – настоящее созвездье футбольных имен! А у нас на беду накануне из-за травмы выбыл Бессонов. К тому же пропускал встречу после второй желтой карточки Олег Кузнецов. Вот и пришлось срочно латать дыры в обороне, куда в итоге определили Демьяненко. И присматривать за опасным нападающим ван Бастеном было поручено Алейникову. А это лишало нашу атаку привычной активности и напористости. Что все-таки сказалось: на 35-й минуте Айлейников «засиделся» сзади, позволив ван Бастену переправить мяч свободному Гуллиту, который головой вколотил его под перекладину.
– В этом случае у Дасаева не было никаких шансов спасти команду. Все произошло очень быстро, на скорости. А удары головой самые трудные для вратарей, поскольку траектория мяча здесь непредсказуема, – вспомнил в Турции потом тот момент сам Гуллит. – Ну, а второй гол, забитый через десять минут ван Бастеном, был из категории фантастических. Все ждали, что, приняв мяч, Марко сбросит его кому-то из партнеров. А он с лета, как из пушки, пальнул в дальний угол ворот Дасаева. Это был самый красивый гол чемпионата. И больше таких мячей в карьере ван Бастена не было.
– В первой встрече с нами в групповом турнире, которую мы выиграли, ван Бастен ничего не показал, – возвращаясь к тому голу, говорит сам Ринат. – А потом его словно прорвало – трижды пробивал английского вратаря Шилтона, потом забил ирландцам и хозяевам. Так что на игру с нами в финале уже выходил в ранге звезды первой величины. И своим сумасшедшим голом подтвердил это. Потом мне доводилось слышать, что я мог в тот момент выручить команду. Вины с себя не снимаю. Но убежден – вряд ли кто-нибудь из моих коллег сумел бы помешать ван Бастену сделать свое дело. Ведь нет ничего более опасного для голкипера, чем непредсказуемость форварда. Словом, голландцы использовали все свои шансы, а мы ни одного. Хотя у Беланова, Литовченко, Демьяненко и Протасова были отличные возможности огорчить вратаря голландцев ван Бреккелена. И уж венцом невезения стал не забитый Белановым пенальти. Видно, перегорел, что и привело к осечке. Думаю, забей он, добавилось бы огонька в атаке и, глядишь, ход игры удалось бы переломить. Но…
…Войдя после матча в раздевалку, наши футболисты неожиданно увидели ее заваленной цветами. Быть может, их на случай нашей победы заранее принесли предусмотрительные хозяева? Или просто таким образом хотели подчеркнуть уважение команде, которая вполне была достойна чемпионского титула?..
Впрочем, так ли уже это было важно. Главное, что эти цветы та сборная заслужила.

Уроки Третьяка
Но бой с тенью продолжался. И сам Дасаева приравнивает тот переломный 86-й к своему первому году в «Спартаке», когда он еще только входил в игру, бился в ней, доказывая, что достоин быть «первым номером» легендарного клуба.
А окончательно выход из тени состоялся в 1987-м в Киеве, где Дасаев в важнейшем отборочном матче чемпионата Европы вывел с капитанской повязкой сборную СССР на встречу с командой ГДР. Он творил в ней чудеса, лишив уверенности противника и вселив ее в товарищей.
За счет каких секретов ему удавалось не терять веры в себя, а после ошибок находить в себе силы, чтобы возвращаться в игру? Вот что говорил мне об этом хоккейный голкипер с мировым именем Владислав Третьяк:
– Было это осенью 79-го в Новогорске, где наша и футбольная сборные вместе готовились к предстоящим матчам, – рассказывал Владислав. – Как-то после ужина пошли с Ринатом побродить по базе. Тогда я еще удивлялся, как это он, проводя всего второй сезон в большом футболе, сумел заиграть в сборной. И еще подумал, что он наверняка надеется у меня какие-то вратарские рецепты выведать. И когда тот действительно об этом спросил, то я прямо ответил, что никакими особыми тайнами нашего дела не обладаю. И единственное, за счет чего-то добился в хоккее – это работа на тренировках. Но не механическая – от такой пользы немного, а та, когда ты на тренировку как на самую ответственную игру настраиваешься. И поверьте, сил стоит огромных. Но тратя их, обретаешь главное, без чего вратарю никак нельзя – способность сохранять игровую стойкость даже в самых критических моментах. Этому меня Анатолий Владимирович Тарасов учил… И уже потом, когда я сам посмотрел тренировку Дасаева, почувствовал – у него есть шанс стать Вратарем с большой буквы.

Марадона заметил Дасаева уже в Мексике
Здесь интересно так же вспомнить наш разговор с Олегом Протасовым – забивным форвардом конца восьмидесятых и боевого товарища Дасаева на Евро-88. В составе киевского «Динамо» он не раз пытался заставить Дасаева достать мяч из сетки спартаковских ворот. Но когда они встречались в сборной Лобановского, оба, шутя, вспоминали самые горячие моменты этих дуэлей на поле. Замечу, что у форвардов свой, особый взгляд на вратарей. И уж они лучше других знают, кто из голкиперов чего стоит.
– Первое, что поразило меня, когда я только попал в сборную, это то, как тренируется Дасаев, – говорил мне Протасов. – Я по наивности даже думал: а стоит ли ему, уже завоевавшему место в основном составе, так убиваться? Но вскоре понял: выкладываться до конца – для Рината необходимость. И это не просто усердие, а еще и вдохновение, которое свойственно только большим талантам. Именно это и отличает Дасаева от других вратарей.
– В чем это выражается?
– К примеру, вратари очень не любят, когда на тренировке им бьют с близкого расстояния. Ринат же, напротив, никогда не ворчит, а старается выиграть спор у того, кто бьет. Поскольку знает: подобный момент может случиться и в игре.
– А разве другим голкиперам это не известно?
– Известно. Но одно дело знать правило, а другое заставлять себя следовать ему. И потом, умение жить игрой даже на тренировках дано не каждому. Для этого тоже особый талант нужен!
А вот какую оценку дал Дасаеву великий Марадона после чемпионата мира в Мексике, где аргентинца признали главным героем.
– Кого из советских футболистов вы могли бы выделить? – спросили тогда Диего.
– Беланова, Яремчука и, конечно, Дасаева, – ответил великий аргентинец. – У советской сборной появился голкипер, которого скоро признает весь мир. Я это почувствовал уже в первой нашей встрече на поле. Футбол ценит таких упрямцев, как этот парень во вратарских перчатках.
Диего не случайно назвал тогда Дасаева, с которым уже трижды встречался в игре – дважды в Аргентине и один раз в американском городе Пасадена, выступая за сборную мира. А потом они еще встретились в Англии, где бок о бок с лучшими игроками планеты уже защищали ее цвета. Согласитесь, заслужить уважение форварда, названного наследником Короля футбола Пеле, для вратаря дорогого стоит.
И наверняка об этом тоже вспомнили за праздничным столом юбиляра, титулы которого говорят сами за себя:
Чемпион СССР – 1979, 1987.
Серебряный призер чемпионата Европы – 1988.
Бронзовый призер Олимпиады – 1980.
Лучший футболист СССР –
1982.
Лучший вратарь мира – 1988.
Лауреат премии Golden Foot в категории «Легенда футбола –
2015».
Выступал за «Спартак» с 1978 по 1988 г. (335 матчей).
Выступал за сборную СССР с 1979 по 1990 г. (91 матч).
Кроме этого, Дасаев 6 раз назывался «вратарем года» и 9 раз его включали под №1 в список 33 лучших игроков сезона.
Ради этого стоило пройти через любые испытания – тяжелейшие турниры, изматывающие матчи, бесчисленные тренировки. Через сомнения и обиды. И вести этот бесконечный бой с тенью до последнего выхода на поле. Вести, чтобы победить.
P.S. Недавно мы виделись с Ринатом на телеканале «Звезда», куда нас пригласил Вячеслав Фетисов. Снимали программу, посвященную полуфинальному матчу Евро-88 с итальянцами, победа в котором открыла сборной Валерия Лобановского дорогу в финал. А потом мальчишки из футбольной школы Одинцова задавали знаменитому гостю вопросы.
– А как стать таким вратарем, каким были вы? – спросил Дасаева самый бойкий из них.
– Здесь нет ничего сложного. Надо просто очень любить футбол. Об этом я постоянно напоминаю ребятам, с которыми сейчас работаю в Академии «Спартака», – ответил Ринат Файзарахманович. 

Александр Львов