Путешествие немки в России

nemka2Ее отец во время войны служил в абвере. Это нацистская контрразведка. Весной 1945‐го попал в плен к американцам и был отправлен в концлагерь. Его освободили через несколько лет как не совершавшего военных преступлений, и он вернулся домой в южнобаварский городок Фюссен, где его ждала жена. «Я – плод воссоединения моих родителей после долгой разлуки», – говорит Кристина.

Она закончила престижную бизнес-школу гостиничного менеджмента в Лондоне и после смерти отца в конце 90-х унаследовала небольшой отель в Фюссене. Задолго до этого, еще в 60-е годы, там несколько раз останавливалась советская хоккейная команда во главе с легендарным Анатолием Тарасовым. А автор этих строк – тогда молоденький студент-филолог – был в делегации переводчиком. Бдительный отец юной девушки так и не уследил, что молодые люди тайком встречаются в укромных местах. «Ты – моя первая любовь», – вспомнит много позже Кристина.

Но тогда, в советские годы, о продолжении романтического знакомства, даже в эписто- лярном сценарии, не могло быть и речи. Оба обзавелись собственными семьями, детьми, внуками и друг о друге ничего не знали.

nemka3Уже в наше время, смирившись со смертью жены, мне удалось разыскать Кристину через Интернет. Ее неудачный брак давно распался, она жаловалась на одиночество: «Ах, почему ты тогда не остался!».

Вот уже несколько лет мы ездим друг к другу в гости, и волшебство прежних чувств придает все большее обаяние нашим встречам.

Кристина любит приезжать в Россию. Ее наблюдения интересны, порой они открывают москвичу глаза на то, что в круговерти будней мы и не замечаем. Иногда ее суждения льстят чувству принадлежности ее московского друга к своей стране, иногда – обескураживают, а то и вовсе уязвляют национальную гордость россиянина.

Первая реакция большинства иностранцев по пути из аэропорта – восторг по поводу стройных березок. Тут немецкая гостья не оригинальна, однако обнаруживает готовность к развитию темы. Мол, ей отец рассказывал, berjozka – душа русского народа. И продолжает: на кладбище, где отец похоронен, есть несколько могил, на которых кресты стилизованы под русскую березку – это погребены граждане Фюссена, погибшие на Восточном фронте.

Тема истории драматических отношений немцев и русских всплывает неизбежно. Поводов, увы, немало. Один из них, например, возникает каждый раз, когда по пути из Шереметьево проезжаем мимо монумента «Противотанковые ежи». С моих слов Кристина знает, что здесь, на подступах к Москве, поздней осенью 1941-го вермахт был остановлен и затем отброшен от русской столицы. Она извиняется за то зло, которое нацисты причинили России. И прагматично добавляет: надо же, докуда дойти, это же какая должна была быть у Германии мощная логистика…

 Полный текст можно прочитать в № 2 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2016 год