На домашнем чемпио­нате мира нам надо прыгнуть выше головы

В июне в России стартует мировой футбольный фестиваль, который на месяц заставит забыть обо всем тех, кого однажды раз и навсегда покорила эта игра нищих и королей, – Чемпионат мира по футболу-2018. В свое время эта игра свела вместе этих двух удивительных людей – легендарного тренера Олега Романцева и его воспитанника, замечательного голкипера Станислава Черчесова. Сотни раз я был свидетелем того, как общаются эти абсолютно разные люди. Один – огонь, кавказский темперамент, страсть. Другой – сибирский характер: твердость, уверенность, мощь. Время развело их. Олег Иванович ушел из большого футбола, рыбачит, ездит по стране с ветеранами. Станислав Саламович, напротив, на переднем крае – возглавил сборную России, которая и будет защищать честь страны на домашнем чемпионате мира. Вот о нем и о многом другом мы и повели свой разговор.
Александр Львов: Признайтесь, Олег Иванович, когда учили футбольному уму-разуму вратаря Черчесова, думали, что наступит момент и вы будете общаться с ним как с тренером сборной?
Олег Романцев: Честно говоря, не предполагал, что он выйдет на такой уровень. Но то, как Стас… Извините – Станислав Саламович относился к работе, убеждало: этот парень пополнит наш тренерский цех. Большинство игроков отработают свое на поле – и в раздевалку. А он оставался, все время что-то спрашивал, записывал. Как-то я узнал, что Черчесов ведет список пенальтистов – кто из них в какой угол бьет. Было ведь такое?
Станислав Черчесов: Было, было…
О.Р.: А потому все справедливо. И дай Бог тебе, Стасик, удачи!
А.Л.: Еще на чемпионате мира в Японии голкипер Черчесов признался Александру Кержакову, что в будущем хотел бы тренировать сборную. Что это было – душевный порыв или вспомнили поговорку про солдата, который мечтает стать генералом?
С.Ч.: Сейчас уж и не помню, почему такой разговор возник. Наверное, что-то толкнуло на это. Но то, что не шутил, – точно. Раз кто-то до меня смог такой путь пройти, то почему мне не попробовать?
А.Л.: А вы, Олег Иванович, когда были игроком, хотели возглавить сборную?
О.Р.: Если честно, я вообще не хотел быть тренером. И если бы не Николай Петрович Старостин, то, скорее всего, занялся бы футбольной наукой.
А.Л.: А когда на пост главного тренера сборной, кроме Черчесова, претендовали еще Курбан Бердыев, Александр Бородюк и Сергей Семак, ожидали, что выбор падет на вашего бывшего подопечного?
О.Р.: Ожидал. Не в обиду Стасу будет сказано, если бы выбрали кого-то другого, я тоже был бы доволен. Для меня главное, чтобы нашей сборной руководил не иностранец. Ведь в основном тренер-наемник едет в Россию не футбол наш поднимать, а зарабатывать. Хотя это вроде бы и нормально.
А.Л.: А тренер Черчесов того же мнения?
С.Ч.: Если это классный профессионал, то национальность здесь ни при чем. Такой специалист будет делиться опытом, двигать футбол вперед. Но все-таки я согласен с Олегом Ивановичем, что тренировать нашу сборную должен россиянин.
О.Р.: Тем более что в России очень много хороших тренеров.
С.Ч.: И с этим я согласен. Мне самому довелось поработать за границей – в Инсбруке, в «Легии». Но везде я старался придерживаться своих принципов. К примеру, в «Легии» брал в команду только поляков. Вот придя в «Зенит», Манчини сказал, что ему нужны россияне. И взял Полоза, Заболотного, Кузяева, Ерохина. И я, как тренер сборной, это приветствую.
О.Р.: Но согласитесь, если иностранец – хороший тренер, то он должен быть востребован на Западе.
С.Ч.: А как же я? Ведь когда со мной расторгли контракт в «Динамо» и я поехал в Польшу, то вряд ли там думали, что пригласили плохого тренера! (Смеется.)
А.Л.: Просто там знали, что во Владикавказе не живут плохие тренеры – Газзаев, Черчесов…
С.Ч.: …Романцев тоже наш (Романцев был главным тренером «Спартака» из Орджоникидзе в 1988 году. – Авт.).
А.Л.: Но ведь самый большой успех российской сборной – бронза на Евро-2008 – был добыт под руководством Гуса Хиддинка.
О.Р.: Голландец – неплохой тренер. Но вспомните, что мы, проиграв Израилю, могли в финал не попасть, не обыграй хорваты англичан. Это чистой воды фарт!
А.Л.: А есть такое понятие – фартовый тренер?
С.Ч.: Нет.
О.Р.: А я уверен, что есть.
С.Ч.: Но ведь этот фарт не залетает к тебе в форточку, когда ты сидишь дома на диване. Удача складывается из цепочки каких-то правильно сделанных вещей.
О.Р.: Вот этого я и хочу тебе пожелать. Ведь фарт – это удачно подобранный состав, способность не ошибиться в тех, кому ты доверяешь, умение в нужный момент найти сильнейших футболистов.
А.Л.: Это уже кавказский тост!
С.Ч.: А почему бы и нет. У нас в Осетии за такое бы обязательно подняли бокал доброго вина.
О.Р.: Точно! Считаю Осетию своей второй родиной!
А.Л.: Вы из тех, кто считает, что работа тренера в клубе и сборной, как говорят в Одессе, две большие разницы? Если да, то почему?
С.Ч.: В сборной ты проводишь за семь дней две игры. И как правило, вторую сильнее, чем первую – потому, что футболисты побыли вместе, сблизились. Вообще, чтобы окрепнуть, команда должна прожить какие-то определенные этапы – проиграла на последних минутах, выиграла. На этом и строится все остальное. Вот мы сыграли с испанцами 3:3. Здесь бы провести еще одну встречу, закрепить все хорошее. А у нас следующая – только через четыре месяца. И опять все с начала – притирка, налаживание связей. Тут тебе нельзя делать ошибок.
О.Р.: Стас прав. Искусство тренера сборной – точно определить степень готовности игроков, которые приезжают к нему в разном состоянии. В клубе они каждый день на виду. А в сборной ты встречаешься с ними с большими паузами. Мне в этом плане было легче, поскольку костяк моих сборных составляли спартаковцы, которых я знал как себя самого. Конечно, были и другие ребята, но они легко становились своими.
«Умение не мешать игрокам – одно из главных качеств тренера»
А.Л.: Олег Иванович, вы были единственным тренером в российском футболе, кто дважды возглавлял сборную. Был ли у вас хоть один футболист, которого вы держали в команде скрепя сердце?
О.Р.: К счастью, нет. Еще Константин Иванович Бесков говорил, что если игрок приносит в коллективе больше вреда, чем пользы, то ему в нем не место. То же самое было у меня и в «Спартаке».
С.Ч.: Скажу примерно то же самое – если мой игрок создает больше проблем сопернику, чем нашему коллективу, приносит сопернику больше вреда, чем нам, то я, безусловно, буду его использовать. Изначально объявил в сборной, что мы должны соответствовать определенным требованиям, поскольку эта команда представляет нашу страну.
А.Л.: А как вы тогда отнеслись к возмущенным призывам не вызывать в сборную Кокорина и Мамаева после их нашумевшего ужина в Монако?
О.Р.: Для меня этот шум – газетная желтуха, которая кроме отвращения ничего больше не вызывает.
С.Ч.: Мы не могли не обратить на это внимания. На сборах они или в отпуске, футболисты сборной должны знать, как им следует себя вести. Вот почему, приходя на пресс-конференции, я хочу отвечать на вопросы о том, почему мы забили или не забили, а не обсуждать разный гламур или чьи-то похождения. И те, кто в этом замешан, выходя на поле, будут знать, что их игру могут оценивать, исходя из той скандальной информации, которая стала всеобщим достоянием. А если игрок не забил сопернику, то будут думать, что именно из-за этого. Но при этом мы все равно стараемся не рубить с плеча. С тем же Кокориным мы перед Кубком Конфедераций разговаривали и объяснили, почему он не был вызван в сборную. И по тому, как Александр провел первую половину сезона, видно, что он все понял и сделал выводы.
О.Р.: Главное, чтобы игрок все понимал и оставался профессионалом. Мы ведь не знаем, как проводил время Марадона. Но он выходил на поле и творил чудеса. Случиться может всякое. Но есть мяч и игра. Вот выходи и доказывай, чего ты стоишь, прояви характер.
А.Л.: Из всех тренеров, под чьим руководством вы, будучи футболистами, работали в сборной, кто запомнился больше всего?
О.Р.: Однозначно Бесков, которого я считаю своим учителем! Хотя он и был человеком, очень зависимым от чужого мнения. Насколько был жестким и уверенным в себе на поле, настолько становился управляемым за его пределами. Я только раз становился чемпионом, хотя мог стать как минимум четыре. Почему? Судите сами. Мы идем на первом месте, игра катит, все на ходу. Ну, отпусти, Константин Иванович, хоть чуть-чуть гайки! А он, наоборот, их затягивает: после игры на сборы, по пять часов теорию дает, с утра пробежки. Все это психологически изматывало. И нас обходили соперники, оставляя с серебряными медалями. Бесков более сорока лет работал в разных клубах и только два раза становился чемпионом. Причем только со «Спартаком». На поле это был гений. А вне его – человек, подверженный сомнениям.
С.Ч.: А меня Бесков взял в «Спартак». С Романцевым мы становились чемпионами. У Лобановского был в сборной, хотя ни разу не сыграл. И только у Бышовца впервые провел матч в национальной команде. У Семина играл в «Локомотиве». За границей – у Курта Яры, Йоахима Лева. Я в этом плане один из самых счастливых игроков. Мне удалось поработать со всеми мэтрами. И с Романцевым, и с Бесковым, и с Левом, и с Ярой становился чемпионом. Но у всех что-то берешь. Олег Иванович правильно сказал: умение не мешать игрокам, возможно, одно из самых главных качеств тренера.
А.Л.: А умение точно оценить обстановку?
С.Ч.: Это то, что порой либо приводит к победе, либо выбивает почву из-под ног. Вспоминаю работу в «Спартаке». Когда я пришел, команда была не в оптимальном состоянии. Мы это выправили, вышли на первое место. И тут я, наверное, переборщив, чуть отпустил ситуацию. Если бы я подобное повторил и в «Легии», то совершил бы ошибку. Но уже был спартаковский урок. А потому со «Спартаком» была не ошибка – опыт. Есть нюансы, которые надо учитывать.
А.Л.: Помните, что за слова сказали на первой встрече уже как тренер сборной?
О.Р.: Я уже не помню. Теперь те, кто сидели тогда в Тарасовке как игроки, ходят в костюмах сборной как тренеры (смеется).
С.Ч.: У меня выработался такой принцип, который применял и в «Динамо», и в «Легии». Выходим на поле – вот ваш новый тренер. И побежали работать! Потому что все эти собрания однотипны: пришел президент, собрал в аудитории, и начинается, начинается… Это не то. Я не большой любитель, когда тебя представляют по часу. Да и футболистам так тоже легче – вышел новый тренер, и сразу начали работать. Я даже вначале иногда не знаю, как зовут некоторых игроков.
О.Р.: Я помню, как меня представили «Спартаку» в 1989 году, когда ты еще в «Локомотиве» был.
С.Ч.: Нет, я был уже в команде! В «Сокольниках» дело было, в манеже. Как сейчас помню.
О.Р.: Было человек 40. Николай Петрович (Старостин. – Авт.) вывел меня и сказал: «Старшим тренером будет Олег Иванович Романцев. Все его знают». И ушел. Все. Там даже не 40, а все человек 60 были. И ничего, разобрался. 

Окончание следует

ФУТБОЛ. ЧЕМПИОНАТ МИРА. ПОДГОТОВКА СБОРНОЙ РОССИИ В ЯПОНИИ. 25 МАЯ 2002 ГОДА. СИМИДЗУ. ПЕРВАЯ ТРЕНИРОВКА. ОЛЕГ РОМАНЦЕВ. Валерий КАРПИН, Станислав ЧЕРЧЕСОВ, Владимир БЕСЧАСТНЫХ Дмитрий ХОХЛОВ, Чугайнов ФОТО АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВА "СЭ".