Мой адрес не дом и не улица: где жили знаменитости

История всегда полна тайн и загадок – будь то история Древнего Рима, Российской империи или любого другого государства. Мы расскажем вам о малоизвестных и невероятных исторических фактах прошлого, касающихся жилищно-коммунальной темы. А главными действующими лицами этих историй, как, впрочем, всегда в нашей рубрике, станут выдающиеся личности. Узнаем же, где и как они жили.

Домик для Горация
Отец древнеримского поэта Горация был вольноотпущенником – то есть рабом, получившим свободу. Он владел небольшим участком земли в Венузии, на юге Италии, но оставил свое имение и переехал в Рим, чтобы дать сыну хорошее образование. После победы Октавиана Августа над войсками республиканцев в 42 году до н.э. Венузия попала в число земель, отданных ветеранам императора, и наследственное имущество Горация оказалось конфискованным. Он зарабатывал на жизнь, занимая должность писца в Риме, когда познакомился с Гаем Цильнием Меценатом – покровителем искусств, чье имя стало нарицательным. Высоко оценив поэтический талант Горация, Меценат в 33 году до н.э. подарил ему свое имение в Сабинских горах возле Тибура (ныне Тиволи). Заступничество Мецената помогло другому поэту – Вергилию сохранить владения близ Мантуи, которым также угрожала конфискация в пользу ветеранов Октавиана.

Плиний, покровитель Транквилла
О Гае Светонии Транквилле, авторе сборника биографий первых римских императоров «Жизнь двенадцати цезарей», известно немного. Он родился в конце 70-х годов н.э., юношей познакомился и подружился с Плинием Младшим, который стал его покровителем. Плиний считал своего друга непрактичным и просил в письме приятеля посодействовать в покупке имения близ Рима: «В этом имении, если только цена его доступна, многое соблазняет моего Транквилла: и соседство Рима, и удобная дорога, и маленькая усадьба, и размеры владения… Для человека книжного, как он, с избытком довольно такого количества земли, чтобы можно было дать покой голове и отдых глазам, тихонько обойти по меже вокруг, знать все свои лозы и пересчитать деревца…»
Сам Плиний был владельцем нескольких имений, в том числе двух с названиями «Трагедия» и «Комедия» возле своего родного города Комо.

Клад имени
Василия Нарышкина
В 2012 году во время реконструкции особняка Нарышкиных в Санкт-Петербурге (улица Чайковского, 29) обнаружился тайник между главным зданием и флигелем. Это помещение не было обозначено ни на одном из чертежей. В тайнике находилось более 2 тысяч серебряных предметов, завернутых в газеты 1917 года (в основном столовые сервизы и украшения, изготовленные в XIX – начале XX века лучшими российскими и европейскими ювелирами).
Здание с 1875 года принадлежало чиновнику министерства иностранных дел Василию Львовичу Нарышкину, который считался одним из богатейших землевладельцев России. В 1906 году он скончался, но в доме остались жить его вдова и взрослые дети. Осенью 1917 года они покинули Родину в надежде когда-нибудь вернуться – судя по тщательной упаковке вещей, вывезти которые они не могли и были вынуждены спрятать. Теперь эти вещи размещаются в музейных коллекциях.

Карл Четвертый, ­жертва ростовщика
Один из самых интересных кладов в истории был обна­ружен в 1988 году при сносе дома 14 по улице Дашиньского в польском городке Сьрода-Слёнска. Разбирая фундамент, строители наткнулись на сокровища – монеты и украшения XIII–XIV веков. Самой ценной находкой считается корона, украшенная изображениями орлов, которые держат в клювах кольца – видимо, она предназначалась к свадьбе. Предполагается, что драгоценности принадлежали Бланке Валуа – супруге Карла Четвертого, короля Чехии и Германии, в 1355 году ставшего императором Священной Римской империи (Бланка до этого счастливого момента не дожила). После смерти жены король, испытывавший финансовые затруднения, заложил украшения местному ростовщику Моисею Мойше, который, вероятно, умер во время эпидемии чумы в середине XIV века, а сокровища остались в его подземном хранилище. Сейчас они выставлены в Национальном музее Вроцлава.