Мирослав Ромащенко: «Чемпионат мира ­заставил нашу сборную стать сильней»

Футбол. Чемпионат мира. ЧМ-2018. Самара. 25 июня 2018 года. Сборная России. Уругвай - Россия - 3:0. Мирослав РОМАЩЕНКО и Станислав ЧЕРЧЕСОВ. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Футбол. Чемпионат мира. ЧМ-2018. Самара. 25 июня 2018 года. Сборная России. Уругвай — Россия — 3:0. Мирослав РОМАЩЕНКО и Станислав ЧЕРЧЕСОВ.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Две июньские победы над Сан-Марино и Кипром еще больше приблизили Россию к финалу Евро-2020. О том, что помогло нашей команде блеснуть на прошлом чемпионате мира, и каково ее будущее, рассказал помощник рулевого российской сборной Станислава Черчесова, в прошлом полузащитник легендарного «Спартака» 1990-х.
В 1996-м мы с Ромащенко почти одновременно пришли в «Спартак» Романцева. Было ему тогда 23: еще играть и играть! Но через пару сезонов все оборвалось: травма, шесть операций и приговор врачей – бутсы на гвоздь. А дальше жесткий тренерский хлеб: спартаковский дубль, «Томь», белгородский «Салют»… Но все в жизни Ромащенко восемь лет назад изменил звонок Станислава Черчесова с предложением составить ему компанию в сочинской «Жемчужине». Потом они трудились в «Тереке», «Амкаре», «Динамо», покоряли с «Легией» вершину польского чемпионата. Пока не распахнулись двери сборной, с которой на минувшем чемпионате мира вся их тренерская команда добилась, казалось бы, невозможного.
Вообще-то Мирослав Юрьевич не большой охотник давать интервью. И не потому, что опасается, как бы чего не вышло. Просто считает, что это дело главного тренера. Но уж если делает исключение, то не осторожничает и от вопросов не уходит. Впрочем, судите сами.

«В марте наши футболисты только вкатываются в сезон»
– По собственному опыту работы в сборной знаю, как порой непросто складываются у ее тренерского штаба отношения с прессой. Если не секрет, вы согласовываете свои встречи с журналистами или принимаете решения самостоятельно?
– Естественно, главный тренер сборной России в курсе того, кому я планирую дать интервью. А перед выходом в свет согласовываю его с пресс-атташе Игорем Владимировым.
– Есть ли журналисты, с которыми вы не хотели бы общаться, и имеет ли на это право тренер сборной?
– Согласно протоколу главный тренер сборной обязан общаться с журналистами только на официальных пресс-конференциях. Во всех остальных случаях все на его усмотрение. К сожалению, нынешняя журналистика отличается от той, что была во времена, когда я еще сам играл. С появлением интернета мир частенько захлестывает поток придуманной информации, что заставляет быть осторожным в общении.
– И это печально… Но жизнь продолжается. Сборная вступила борьбу в отборочном евроцикле, которой Станислав Саламович уже дал свою оценку. А какое впечатление минувшие четыре матча оставили у вас?
– Признаюсь, неоднозначное.
– Имеете в виду результат первой встречи с бельгийцами?
– Именно. Мы понимали силу и возможности их сборной, которая значится первой в рейтинге ФИФА. Но здесь сыграло роль то, что март не самый лучший месяц для наших футболистов. Это период, когда они только вкатываются в сезон. Мы все-таки надеялись, что сумеем и в этой ситуации предъявить свои козыри. Но по определенным причинам сделать этого не удалось.
– Зная о возможностях и силе бельгийцев, не было мысли сыграть от обороны?
– Мы четко знали, какой футбол возьмет на вооружение сборная Бельгии, кто выйдет в ее составе. Потому взяли за основу вариант с акцентом на контратаку. К сожалению, он нам в силу разных причин не совсем удался. Что касается обороны, то здесь мы сыграли в пять защитников с тремя центральными – Кудряшовым, Джикией и Набабкиным. Нечто похожее со схемой 5-4-1 было и на чемпионате мира с испанцами. Только с несколько другими функциями крайних нападающих – Черышева и Кузяева. Это должно было помочь больше контролировать мяч, что в каких-то моментах удавалось. Но класс футболистов Бельгии в итоге сыграл свою роль. Отсюда и 3:1 в их пользу.
– То, что не все получилось, как-то связано с отсутствием травмированных Ерохина, Дзагоева и Зобнина?
– У нас по большому счету сейчас новая сборная. И каждый раз мы сталкиваемся с тем, что в нее приходится вызывать новых футболистов. С бельгийцами не было Дзагоева, Ерохина, Зобнина, получил травму Кутепов, а по ходу встречи еще и Кузяев. Практически с листа сыграл Ахметов, чего в практике Черчесова еще никогда не было. Вообще, для нас значима потеря даже одного игрока. А здесь их оказалось сразу несколько. Но на контратакующую игру это глобально не повлияло. У нас были неплохие моменты, чтобы вскрывать оборону бельгийцев. И, возможно, сработало бы, если Головин сыграл бы чуть выше средней зоны, ближе к воротам, где можно и дриблинг включить, и пробить. Но тогда бы команда потеряла при переходах из обороны в атаку в контроле мяча. И вот здесь, в определенной степени, не хватило получившего травму Зобнина.
– Кстати, о Головине. То, что он с бельгийцами сыграл не на своем уровне, издержки адаптации в «Монако»?
– Не думаю. В последний месяц, с возвращением в «Монако» тренера Жардима, у Головина, напротив, наблюдается игровой подъем. Это ощущалось и по настроению, с которым он приехал в сборную.

«Смолов потихоньку начинает напоминать себя прежнего»
– После матча в Нур-Султане Черчесов сказал, что ключевым моментом успеха нашей сборной стала победа Казахстана над Шотландией. Что он имел в виду?
– На утренней тренировке после встречи с Бельгией Саламыч сказал ребятам: «Мне будет легко настраивать вас на игру с Казахстаном потому, что мой коллега из Шотландии не сделал то, что должен был сделать. Исходя из результата, вы можете в этом убедиться». Тем самым он дал понять, насколько важна в этой ситуации индивидуальная подготовка и настрой каждого. И наши 4:0 в столице Казахстана показали, как это сработало.
– Создается впечатление, что у сборной такая же проблема, как и у «Спартака», где в центре обороны ищут напарника Джикии. С Бельгией им был Набабкин, с Казахстаном Семенов. А есть еще и Кутепов…
– Не вижу здесь никакой параллели. К примеру, с Бельгией мы играли в три центральных защитника.
– Извините, но один из них – армеец Набабкин – не игрок центра обороны.
– Почему? В ЦСКА, когда требуется, он неплохо играет на месте правого центрального защитника. К тому же, понимая специфику игры сборной Бельгии с быстрыми Азаром и Мертенсом, мы решили выпустить не габаритного защитника, а как раз Набабкина.
– Отсутствие Набабкина в следующей игре с Казахстаном не означает, что он разочаровал?
– То, что Набабкин не играл, связано лишь с тактическими моментами. После того как мы увидели игру казахов с шотландцами, то поняли – нужно играть в два центральных защитника, а не в три. Как и в следующих матчах с Сан-Марино и Кипром.
– Кутепова продолжаете в уме держать на будущее?
– Конечно.
– Черышев демонстрирует в сборной более уверенную и результативную игру, нежели в своей «Валенсии». Выходит, в национальной команде его партнеры по классу выше, чем в клубе?
– Думаю, нашим ребятам приятно услышать в свой адрес такие слова. Мне кажется, результативность Черышева в сборной связана с тем, что в «Валенсии» он играет слева, стараясь держать максимальную ширину, чтобы растягивать оборону соперника и делать передачи в штрафную. В сборной же его смещения в середину не связаны с тем, чтобы подстроиться под соперника, поскольку мы сами выстраиваем игру. А значит, Денис получает возможность еще и завершать атаку.
– Денису нравится его роль в сборной?
– Главное, он хорошо понимает, что от него требуется, и четко уяснил то, что мы с ним нарабатывали еще при подготовке к чемпионату мира.
– В сборной Дзюба, как и в «Зените», стал больше действовать в подыгрыше? Не снизится ли из-за этого ее атакующая мощь, поскольку мы привыкли видеть Артема на острие с голами?
– Чтобы Артем чувствовал себя так же, как на чемпионате мира, очень важна его функцио­нальная подготовка. Если она ниже определенных показателей, то Дзюба не будет похож на себя.
– Приходилось с этим сталкиваться?
– При возобновлении сезона было заметно, что Артем не очень на себя похож. Но через игры он потихоньку добрал форму, стал более мобильным и подвижным.
– В матче с Сан-Марино он даже поменял стиль, проявил свои лучшие качества.
– Думаю, нет. А его игровой интеллект и понимание некоторых тактических моментов сыграли свою роль. И дело даже не в четырех забитых им голах. Артем еще неплохо действовал, находясь спиной к воротам. Мы, как тренеры сборной, должны держать это в уме. Когда, находясь в такой позиции, игрок может принять мяч, придержать его на пару секунд, то находящиеся рядом партнеры могут сделать ходы, которые станут сюрпризом для соперника.
– Не находите, что в этом плане Артем немного по-новому раскрылся в паре с партнером по «Зениту» Азмуном?
– Что-то подобное есть. Сборная же играет немного по-другому…
– Россия ведь редко играет в два нападающих.
– Только в системе 5-3-2, которую мы использовали до Кубка Конфедераций. Потом, действительно, провели очень мало игр с двумя форвардами в стартовом составе.
– Возвращение в сборную Смолова – аванс на будущее или же вы, как и Юрий Семин, считаете, что Федор все-таки выйдет на свой прежний уровень?
– Действительно, Смолов пережил непростой период после мирового первенства. К тому же перешел в «Локомотив», который играет по-иному, чем «Краснодар», за который он прежде выступал. Плюс Федор перенес повреждение плеча, которое не позволяло тренироваться и играть. И то, что сумел забить два мяча Сан-Марино, нас обнадеживает, а ему добавляет уверенности.
– Те отборочные этапы Евро-2020, которые вы уже отработали, вселяют оптимизм в то, что Смолов на верном пути?
– Чувствовалось, что в сборной он находится в хорошем рабочем настроении. К тому же и я, и Станислав Саламович пообщались с Федором, обсуждали различные темы. Но выступления на чемпионате мира не касались – это уже история.
– Смолов дважды был лучшим бомбардиром чемпионатов России. Он не из тех, кто обижается, если его не ставят в состав?
– Нет. После мирового первенства Смолов многое переосмыслил. Разговаривать с ним было легко. Далее же все будет зависеть от того, как у него пойдут дела в клубе.

«За восемь лет работы с Черчесовым я знаю, что он хочет сказать»
– Как восприняли в тренерском штабе сборной заявление хозяина «Спартака» Леонида Федуна после матча с Бельгией о том, что в сборной слишком много возрастных игроков, и что РФС требуется принять решение по омоложению ее состава?
– К этому надо относиться спокойно. Мы поняли, что в словах руководителя «Спартака» речь шла о пожелании, тенденции, а не о конкретном матче в Брюсселе. Поэтому я бы поставил вопрос так: «Сколько молодых футболистов выступает у нас в сборной?». Давайте посмотрим: Чалову – 20, Ахметову – 21, Головину, Баринову – 22, братьям Миранчукам, Караваеву – 23, немногим старше Джикия, Оздоев, Кузяев, а также не игравшие в мартовских матчах Зобнин и Кутепов. В самом расцвете с точки зрения футбольного возраста сейчас находятся Фернандес, Черышев, Газинский…
– С другой стороны, одним из лучших на чемпионате мира был Игнашевич, которому далеко за 30.
– Чудес не бывает. Нельзя составлять всю команду из молодых футболистов. Если в клубе так нельзя делать, то в национальной команде – тем более.
– Бывает, что у главного тренера общение с вами как с помощником помогает найти правильное решение, или же в сборной преобладает единоначалие?
– Еще со времен, когда мы вместе работали в одном клубе, повелось, что в нем собраны люди, помогающие друг другу расти. А рост возможен только при каких-то спорах или дискуссиях. Не скрою, у нас бывают моменты, когда кто-то может быть не согласен с чьим-то мнением. Но никогда не было, чтобы кто-то сказал – и все пошли делать.
– Вы часто, как и в матче с Казахстаном или Кипром, даете установки тем футболистам, кто выходит на замену. Говорите что-то свое, или знаете, о чем попросил бы вас сказать главный тренер?
– Скорее, последнее. Готовясь к игре, мы заранее обсуждаем некоторые моменты. За восемь лет совместной работы я четко понял, что Станислав Саламович хочет сказать. А потому делаю это за него, что дает ему возможность не отвлекаться от происходящего на поле.
– Решение о замене Черчесов принимает сам или иногда советуется с вами?
– Замены как раз из серии подготовки к матчу. Мы приблизительно понимаем, как может сложиться игра, и, зная состояние футболистов, заранее набрасываем черновые варианты замен. Иногда, по ходу встречи, случаются моменты, в которых решение принимает только Черчесов. Один из таких случаев – замена Дзагоева на Черышева в первом матче чемпионате мира с Саудовской Аравией.
– Были другие варианты?
– Изначально вместо Дзагоева должен был выходить другой футболист. Я уже отдал ему команду готовиться, но Черчесов услышал это, отменил замену, решив выпустить Черышева.
– Последние матчи с Сан-Марино и Кипром многими считались для нашей сборной легкой прогулкой. После 8:0 с командой карликового государства скромные 1:0 с киприотами стали поводом для разговоров, что наша команда провела встречу без того настроя, которым поразила всех на мировом чемпионате.
– Почему-то некоторые считают киприотов мальчиками для битья. А ведь именно они в 97-м лишили нашу сборную путевки на чемпионат мира во Францию. Но в данном случае дело даже не в этом. Мы серьезно готовились к встрече с ними в Нижнем Новгороде. И подтверждение тому два десятка стопроцентных голевых моментов. Увы, мяч упорно не шел в ворота. Такое редко, но случается. И хотя гол Ионова решил исход встречи в нашу пользу, сама игра дала повод для раздумий, еще раз напомнив, что проходных соперников в таких турнирах не бывает. Очень важно, что игроки в этом убедились. А значит, получили заряд на будущее.
– В последнее время почему-то всплыла тема натурализации игроков сборной. Например, Роман Павлюченко относится к этому негативно. А вот в сборной по мини-футболу полно получивших российское гражданство бразильцев, что никого не волнует.
– Тема эта непростая. Но мы к ней относимся спокойно, поскольку никого не просим выдавать людям российские паспорта. Ведь гражданства клубы делают для того, чтобы футболист перестал считаться легионером. Но если у игрока есть гражданство России и его уровень соответствует национальной команде, то почему не дать ему шанс?
– То же самое Станислав Саламович говорил нам с Романцевым перед мировым первенством.
– Российское гражданство игрока не означает, что он автоматически будет приглашен в сборную. Вызываются лучшие. Черчесов постоянно говорит об этом. Да и сами футболисты в курсе.
– Если вспомнить чемпионат мира, что можно считать в нем моментом истины для нашей команды?
– Первую игру. Очень важно было хорошо стартовать.
– Неужто сомневались, что обыграете Саудовскую Аравию?
– Нет. Все-таки фактор первого матча, давление, позади тяжелые сборы…
– Да еще президент на трибуне! Это же тоже ответственность?
– Чемпионат мира в России изначально уже большая ответственность для огромной страны, где каждый второй будет следить за футболом. Что касается Владимира Владимировича, то он сам занимается спортом и прекрасно понимает уровень ответственности на таких крупных турнирах.
– После первой победы появилась уверенность, что можете чего-то добиться?
– Скорее у ребят, которые от тренерского штаба постоянно слышали, что им по силам не только занять первое место в группе, но и выйти как минимум в полуфинал. А Черчесов и вовсе настаивал на финале.
– Как отнеслись к неожиданной реакции известной волейболистки Екатерины Гамовой, считающей, что игрокам сборной незаслуженно присвоили звания заслуженных мастеров спорта?
– С удивлением. Ведь в регламенте есть специальный пункт о присвоении подобных званий за выдающийся вклад в повышение авторитета Российской Федерации и российского спорта на международном уровне. И с этой задачей наши ребята справились. Вот почему, когда я прочитал высказывание уважаемой волейболистки, то широко открыл глаза. Не понимаю спортсменов, которые начинают что-то делить – успех, полууспех, регалии. Тех, кто говорит, что фигуристы зарабатывают столько, а футболисты столько. Не по-людски это…
– В игроках и в вас лично чемпионат мира что-то изменил?
– Изменил. Футболисты стали более уверенными в себе, в первую очередь. И мы еще до старта чемпионата видели их потенциал, понимали, чего они могут добиться. Но нужно было, чтобы ребята еще и поверили в это сами. А турнир, результат на нем, отношение болельщиков и приобретенный игроками опыт – это задел на будущее.
– Можно сказать, что после этого игроки начали еще больше доверять тренерам, а команда стала крепче характером?
– Именно так. И сейчас эта команда сама может спокойно управлять настроением в раздевалке.
– А есть игроки, которых вы вызываете перед игрой и что-то с ними обсуждаете?
– Они в любой команде есть. Во время чемпионата мы чаще обсуждали различные нюансы с Самедовым, Игнашевичем, Акинфеевым, Смоловым, Дзюбой. Как правило, это пять-шесть человек, с которыми говорили о предстоящем матче.

«Со «Спартаком» был в шаге от финала кубка УЕФА»
– Давайте вернемся во времена вашей игровой молодости. Поделитесь самым ярким впечатлением времен «Спартака»?
– Самое яркое воспоминание – это сама команда. Не только игроки, но и великолепный тренерский штаб, обслуживающий персонал. Это была настоящая, единая семья, которая знала куда двигается и к чему стремится. Те эмоции, которые испытывал, когда находился в «Спартаке» будучи игроком, несравнимы ни с чем.
– Сегодняшняя обстановка в сборной не напоминает тот ваш «Спартак?»
– Мы пытаемся выстроить такие же отношения. И в то же время, чтобы они были предельно профессиональными, доверительными и партнерскими.
– В чем, по-вашему, секрет Романцева, чей «Спартак», не имея сегодняшних больших денег, играл в футбол, за который его уважали в Европе?
– Это то, что называется тренерским секретом. И целиком заслуга Олега Ивановича, а так же его помощников – Георгия Ярцева, Виктора Самохина, Юрия Дарвина. Но основная роль здесь Романцева. А мы, игроки, старались претворить в жизнь идеи Олега Иваныча.
– Сейчас в «Спартаке» очередной новый тренер – Олег Кононов, который признался, что хочет вернуть красно-белым футбол Бескова и Романцева. В то же время бывшие спартаковцы – Сергей Горлукович и Максим Калиниченко – говорят, что это невозможно. А как думаете вы?
– Конечно, вернуться к той игре, которая памятна всем болельщикам и мне, было бы очень здорово. Хотя, при всем уважении к нынешним игрокам «Спартака», это непросто.
– Кстати, вы быстро освоили романцевский футбол?
– Олег Иванович вообще поставил меня на незнакомую позицию центрального защитника. Хотя до этого где только не играл – и левым полузащитником, и под нападающими, а иногда даже форвардом.
– В центре обороны вы играли вместе с Ананко?
– Да, с Ананко, иногда с Женей Бушмановым. Две позиции, на которых я играл в «Спартаке» – центральный защитник и левый защитник, – были для меня абсолютно непривычны. И приходилось полгода привыкать к требованиям тренера. Что-то получалось, что-то нет, но самое главное, было огромное желание.
– Помните матч с «Интером» на «Динамо» в полуфинале Кубка УЕФА, когда Роналдо сделал дубль?
– Да, решался вопрос выхода в финал Кубка УЕФА, от которого «Спартак» был всего в шаге.
– Не вы тогда «потеряли» Роналдо в штрафной?
– Нет, это было через полгода в Лиге чемпионов, в «Лужниках». И это был не Роналдо, а Диего Симеоне.
– В отличие от вашего «Спартака», нынешний в последнее время стал эпицентром разного рода скандалов. Согласны, что все, происходящее внутри клуба или сборной, не должно становиться достоянием общественности?
– Считаю, что даже незначительные конфликты внутри коллектива не должны выплывать наружу. И общая идея клуба должна быть выстроена так, чтобы подобные неприятные вещи на корню гасились изнутри. Если надо, как приказ сверху.
– Из сборной ведь тоже как-то просачивались какие-то негативные моменты. Кто-то якобы с кем-то не поздоровался, кто-то вдруг уехал лечиться, а на самом деле здоров…
– По большому счету, за все время, что мы работаем в сборной, скандал пытались раздуть один раз – когда перед Кубком Конфедераций расположение команды покинул Дзюба, хотя все было открыто и ясно. Артем ведь и сам потом подтвердил слова Черчесова, что у него было повреждение колена. А так конфликтов у нас не было и быть не могло.
– Не удивило решение Массимо Карреры отправить капитана «Спартака» Дениса Глушакова в дубль за лайк в интернете, или это был повод для сведения счетов?
– Думаю, что лайки, ссылка в дубль были, скорее всего, поводом для того, чтобы наказать футболиста. Комментировать случившееся смысла не имеет, поскольку Карреры уже нет и пришел новый тренерский штаб. Скажу лишь, что в свое время ничего кроме улыбки это бы у меня не вызывало.
– Одна из ключевых фигур нынешней сборной и «Спартака» – Роман Зобнин, которого вы назвали «системообразующим игроком». А кого из тех, с кем вы играли в «Спартаке», он напоминает? Тихонов не подходит?
– Думаю, нет. Тихонов немного другой. Рома игрок центральной оси, который умеет качественно обороняться, четко понимает все тактические нюансы.
– А на флангах его можно использовать?
– Периодически можно. Но это получится затыкание брешей. Если взять «Спартак», который был до меня, то по уму, интеллекту и управлению игрой Роман похож больше на Андрея Пятницкого. Хотя тот в обороне был не так хорош, как Зоба. Может, есть сходство с Витей Булатовым, который играл очень хладнокровно, спокойно. Хотя по мне Зобнин его даже превосходит.
– Зобнин уже готов играть в европейском топ-клубе?
– Вполне. У него была возможность после чемпионата мира уехать. Думаю, и еще будут варианты.
– Чемпионат какой страны больше остальных подходит для стиля Зобнина?
– На мой взгляд, Германии.
– Вопрос не к тренеру сборной. Каково ваше отношение к печальной истории Мамаева и Кокорина и не явилась ли до этого тревожным звонком их шумная вечеринка в Монако с шампанским?
– Мне жаль ребят, которые оказались, как потом выяснилось, не в то время не в том месте. Это целая цепочка каких-то предысторий, которые с ними были связаны. И как апогей – тот день, когда все закольцевалось двумя драками и арестом. Очень надеюсь, что в итоге они смогут вернуться к нормальной жизни и футболу.
– Что вы больше всего цените в футболистах, с которыми работаете вместе с коллегами в сборной?
– Профессионализм. Самое главное, чтобы человек соответствовал каким-то ценностям, которые должны быть заложены в нем изначально. Если этого нет, то сложно идти с ним в разведку или выходить на поле.
– Можно сказать, что перед каждой игрой тренеры и весь остальной персонал настраивают игроков таким же образом, как люди, уходя в разведку, говорили: «с Богом»?
– У нас так и происходит.