Маринато Гильерме: я добрый вратарь – кусать никого не буду

913811640Фанаты «Локомотива» зовут его просто Гиля. Не так давно он получил российское гражданство и теперь с полным правом может говорить, что это его страна, путь в которую из Бразилии он начал 11 лет назад, подписав с железнодорожниками пятилетний контракт. Начало в новом клубе не предвещало ничего хорошего: выступления за дубль, тяжелые травмы, операции. Но парень не сдавался: вратари – народ упрямый. И своего часа дождался. А потому представить сегодняшний «Локомотив» без этого обаятельного улыбчивого голкипера просто невозможно.
Человек он исключительно пунктуальный. На встречу прибыл точно к назначенному времени. Лихо припарковал внедорожник и начал выгружать из него шумное семейство. Сначала помог выбраться трехлетней Марии Фернанде, а затем осторожно вынес на руках крохотную Софию. А после того как оставшаяся в машине супруга довела свою внешность до ослепительной, мы разместились за столом уютного ресторана. И я задал гостю первый вопрос.
«Ошибки забываю на следующий день»
– Ваша футбольная профессия сродни профессии минера – одна ошибка может стоить команде поражения. В воротах во время матча это не сковывает?
– Наоборот, только заставляет быть более собранным. Что делать, у каждого на поле своя работа.
– А вообще вы тяжело переживаете поражения – не спите до утра, можете в сердцах накричать на жену?
– Избави Бог – жена-то здесь при чем? Я ее люблю. Конечно, после поражений всегда больно. Но такова футбольная жизнь – сегодня ты проиграл, завтра выиграл. И если из каждой неудачи делать трагедию, то ничего хорошего из этого не выйдет.
– Первый гол в матче с «Атлетико» из Мадрида, который вы пропустили после дальнего удара Сауля, стал поводом для бессонной ночи?
– Переживал, конечно, но не настолько, чтобы рвать на себе волосы. Обидно, что не смог выручить – ведь от вратарей всегда ждут чудес. В данном моменте не получилось. Но жизнь продолжается – надо идти дальше.
– Собственные ошибки надолго портят настроение?
– На один день, не более. На следующей тренировке я уже вычеркиваю их из памяти. Нельзя дальше тащить с собой этот тяжелый груз. Но до этого разбираю каждый промах и делаю выводы.
– А на чужие промахи вы как реагируете? Можете в игровой запарке накричать на партнера? Вот в том же матче в Мадриде Лысов вблизи штрафной стал обводить соперника, потерял мяч и вам забили третий гол. Возмутились?
– С кем не бывает. Миша – молодой парень, без опыта таких встреч. Конечно, были моменты, когда я срывался, выговаривал тому, кто ошибался. Но это редко бывало. Правда, и мне, случалось, доставалось от ребят.
– Известно, что нападающий должен быть злым. Вон, Суарес из «Барселоны» даже кусает своих опекунов. А каким должен быть вратарь?
– Я по натуре спокойный, сдержанный. Хотя по молодости, бывало, заводился с полоборота. Не думаю, что люди моей профессии должны кого-то кусать. Так что я, скорее, добрый вратарь.
– Петр Чех как-то сказал, что при отсутствии конкурентов играет увереннее. То, что в «Локомотиве» вам дышат в спину такие крепкие голкиперы, как Коченков с Медведевым, который с «Ростовом» хорошо показал себя в Лиге чемпионов, не напрягает?
– Нисколько. Напротив, это только подстегивает, помогает играть как можно лучше.
– Но вы же понимаете, что, если ошибетесь, то сразу же дадите шанс кому-то из конкурентов.
– Именно это и заставляет быть на поле предельно сконцентрированным. Поверьте, я не лукавлю. Для меня конкуренция – та движущая сила, которая позволяет прогрессировать. Считаю, что когда в команде есть конкуренция на любой позиции, то это только идет ей на пользу.
– Скажите честно: если вдруг сами окажетесь на лавке, будете ждать ошибки конкурентов, чтобы вновь вернуться в состав?
– Даже в голову такое не придет. Я достаточно времени провел на скамейке, но никогда не желал зла тем, кто играл вместо меня. Как я могу на это пойти, если живу и играю в команде, которая стала для меня вторым домом? Надо уметь ждать свой шанс и использовать его. Может, поэтому судьба и не бросает меня.

«Люблю штанги погладить»
– Однажды вы сказали, что не сразу заиграли в «Локомотиве», поскольку много времени ушло на адаптацию в России. Что тормозило этот процесс – незнание языка, смена климата, отсутствие близких и друзей?
– Я приехал в Россию совсем молодым парнем. И мне все мешало – чужой язык, незнакомые обычаи, погода… А сколько было травм! Надо было пройти через это. Поэтому ушло какое-то время. Но потерянным я его не считаю.
– Как правило, легионеры не очень хотят учить русский язык. Что заставило вас овладеть им?
– Мне очень захотелось переломить ситуацию. И я решил начать с того, что стал учить русский. Но с преподавательницей провел только два занятия, а затем решил взяться за дело самостоятельно.
– Почему? Девушка не понра­вилась?
– Да нет. Девушка как раз была симпатичная (смеется). Просто решил, что если сам возьмусь за дело, то это будет быстрей. Начал больше общаться с ребятами на тренировках, выучил алфавит, смотрел телевизор и спрашивал, что означают те или иные слова. Так и пошло.
– Кому первому пришла в голову мысль получить российское гражданство – вам или Арии, который прежде выступал за «Краснодар»?
– Думаю, что мне. Хотя это не так уж и важно.
– Одни говорят, что вы хотели получить российский паспорт, чтобы не считаться легионером. Вторые считают это возможностью попасть в сборную. Третьи полагают, что Россия вам больше нравится, чем Бразилия. Кто ближе к истине?
– Играть за сборную России? Признаюсь, я об этом думал. Но в ней есть Акинфеев – вратарь номер один. Я его очень уважаю. Другой голкипер сборной пока не нужен. Но приглашение в нее для меня большая честь.
– Как вы реагируете на сообщения в СМИ по поводу вашей персоны, которые не соответствуют действительности? К примеру, как-то писали, что Гильерме собирается в «Краснодар».
– Каждый зарабатывает на хлеб как может. Лично я эту новость прочитал в газетах. Моя команда – «Локомотив». И менять ее не собираюсь.
– Почему вы поменяли 85-й номер на первый?
– Я изначально хотел получить первый номер. Но когда пришел в команду, президентом был Юрий Семин, который хотел закрепить его за Сергеем Овчинниковым – легендой клуба. Поэтому играл под 85-м – это год моего рождения. Потом в «Локомотиве» появился Ваня Левенец, и новое руководство разрешило ему играть под первым номером. И вот когда он ушел, я попросил передать его мне, поскольку в Бразилии он всегда был на моем свитере.
– Считается, что все вратари суеверны. Ринат Дасаев, признававшийся в свое время лучшим в мире, прятал в воротах Коран в сумке из-под перчаток, Артем Ребров целует штанги. А у вас есть какие-то собственные приметы?
– Люблю штанги погладить. Перекреститься и немного поговорить с Богом. Прошу Всевышнего, чтобы я и все мои одноклубники обошлись без травм.
– А что же в 2009-м, когда порвали крестообразные связки, забыли попросить его об этом?
– Нет, не забыл. Но он, наверное, в это время обедал (смеется).
– Вы католик?
– Да.
– Знаменитый тренер Валерий Лобановский был очень набожным и перед каждой игрой шел в церковь, чтобы поставить свечку. У католиков такое возможно?
– Такого ни разу не видел.

«Чем больше тренер сменил клубов, тем он авторитетнее»
– Как относились к частой смене тренеров в «Локомотиве»?
– Думаю, что это часть футбольной жизни. Я уже привык. К тому же в Бразилии меняют тренеров, если команда проиграла три-четыре матча подряд.
– В «Динамо» был тренер из Бразилии – Иво Вортманн. На пресс-конференции он сказал, что работал почти в 30 клубах. Все удивились, а он ответил, что у него в стране чем больше тренер сменил клубов, тем он авторитетнее.
– Как ни странно, но это правда.
– Смена тренеров в «Локомотиве» означала, что раньше были какие-то проблемы внутри команды?
– Серьезных проблем не было никогда. Но сегодня, с приходом Юрия Павловича Семина, вообще все супер.
– Давид Кверквелия сказал мне, что к Семину в команде относятся как к «отцу родному».
– Так оно и есть. Кстати, благодаря Юрию Павловичу я десять лет назад и заиграл в «Локомотиве». Именно он был первым, кто поверил в меня.
– Сейчас в обороне «Локомотива» много новых защитников. Со всеми общий язык на поле находите?
– У нас в обороне собрались очень хорошие футболисты. Скажем, Чорлука украсил бы линию обороны любой команды. Мы с ним понимаем друг друга с полуслова. Как и с Пейчиновиче, с которым мне тоже вполне комфортно. Кверквелия, пришедший из «Рубина», это просто стена. Настоящий боец. Да и молодые ребята быстро все схватывают.
– Икер Касильяс как-то рассказывал, что, настраиваясь на очередную встречу, вспоминает какую-нибудь игру, в которой прыгнул выше головы. У вас был такой матч?
– В 2011 году сыграли с «Рубином» вничью – 0:0. И у меня все получалось. Дядюн, Натхо, Ансальди, Быстров лупили с убойных позиций, но Бог помог уберечь ворота. Вспомнил об этом только потому, что вы спросили. А так настраиваюсь я на игру по-другому.
– Какой матч вообще не хочется вспоминать?
– С кипрским «Аполлоном», которому мы в Лиге Европы 1:4 уступили. Четыре удара – четыре гола.
– Как же такое случилось?
– Выходя на поле, думали, что победа уже в кармане. Футбол такого не прощает. Это как в боксе – пропустил пару ударов, и пошло…
– Я посмотрел статистику. Чаще всего вас огорчали динамовец Кураньи и спартаковец Эменике. Они знали секрет, как забить Гильерме?
– Скорее, это случайность. Просто оба очень хорошие нападающие, которые знают свое дело. И могут забивать не только мне, но и другим вратарям, которым нервы также попортили.
– Кого из форвардов считаете наиболее опасным?
– Скорее всего, зенитовца Халка, который сейчас в Китае голы штампует.
– Почему?
– У него мощный, классно поставленный удар, после которого мяч летит по непредсказуемой траектории.
– Как думаете, почему у Халка в сборной на чемпионате мира не получилось?
– Даже не знаю. Он говорил, что мешала травма.
– Вы с ним общались после этого?
– Один раз, в Питере, после игры за Суперкубок.
– Самая мощная атака в лиге у «Зенита»?
– С учетом того, что там к Кокорину добавился форвард аргентинской сборной Дриусси, то можно было бы так и считать. Но новый тренер Манчини почему-то не нашел общего языка с такими классными ребятами, как Дзюба и Шатов, которых отдали в аренду в тульский «Арсенал» и «Краснодар». Если бы они остались и тренер наладил бы с ними контакт, то по составу питерская линия атаки не знала бы себе равных.
– Возвращение Мусы в ЦСКА добавит вам головной боли?
– Это форвард, от которого не знаешь, что ожидать. Но, похоже, аренда в английский «Лестер» не пошла ему на пользу и у него пока сбился прицел. Но он парень с характером. Не должен сломаться.
«На свадьбе гуляли
300 человек»
– Супруга ходит на ваши матчи?
– А как же! На все, что проходят в Черкизове. И дети тоже. Старшая Мария даже кричалки знает.
– Вы с Рафаэлой поженились в день вашего рождения. Это совпадение или решили сэкономить и провести два праздника в один день?
– Специально так задумывали. Поженились в Бразилии, в Куритибе. Гостей было 300 человек!
– Как в Бразилии свадьбы празднуют? Водки много пьют?
– Нет, только пиво. Оно дешевле обходится (смеется).
– С будущей супругой где познакомились?
– На дискотеке. Если честно, я неважный танцор. Но иногда хожу, чтобы немного подви­гаться.
– В Рио на карнавале бывали?
– Не доводилось. Но ездить холостым не советую.
– У вратаря «Динамо» Владимира Габулова есть личный пресс-атташе. Вы не думали предложить эту роль жене, у которой диплом журналиста?
– Мне это не нужно. У Рафаэлы и так забот хватает.
– В ресторане Александра Самедова в «Сокольниках» подают бразильские блюда? Шуррашку или фейжоаду?
– Нет. Я его сколько раз просил внести их в меню, но он не слушает.
– А дома готовите бразильскую еду?
– Очень часто. Многие блюда быстро готовятся, минут за сорок. Могу поделиться рецептом. Сначала обжариваешь мясо. Когда оно доходит до кондиции, добавляешь фасоль и немного колбасы.
– Соль, перец?
– Это уже секрет (смеется). Специи мы делаем дома по специальному рецепту.
– Насколько большое значение вы придаете одежде? За модой следите?
– Нет. Джинсы и майки – вот это мое. Я не фанат модных брендов.
– Может, жена не позволяет, чтобы на вас другие девушки не засматривались?
– Да что вы?! Рафаэла не ревнивая. Просто мой стиль – простая одежда.
– Футболисты любят модные авто. А вы что предпочитаете?
– Внедорожник «Мерседес». Он большой и вся семья помещается.
– Не страшно по Москве ездить?
– Я уже давно в России – привык.
– Почему ваши кумиры – полузащитник Зико и вратарь Жулиу Сезар?
– Записи игр Зико смотрел на видео. Он был очень хорош. Мой отец – страстный поклонник «Фламенго», за который Зико играл. Дома постоянно его имя звучало. А на Жулиу Сезара стал равняться, когда он выступал в «Интере» и выигрывал Лигу чемпионов. Сейчас симпатизирую немцу Нойеру. Он отлично играет ногами. Для голкипера это очень важно.
– У вас две дочери. Кто же будет продолжать футбольные традиции в семье? Может, стоит сына родить?
– Да нет. А если опять девочка?
– Пока «Локомотив» идет по чемпионскому графику. Думаете, сможете прибыть на конечную станцию первыми?
– А почему нет? У нас для этого все есть. Только нужно играть в свой футбол, не нервничать, и тогда все получится.
– Когда-то мы с Ринатом Дасаевым написали книгу «Команда начинается с вратаря». Так вот, на прощание я хочу пожелать, чтобы «Локомотив» начинался с Гильерме.
– Спасибо. Буду очень стараться.