Малая земля: плацдарм, омытый кровью

malaya_zemlya_novorossijsk (1) В начале 80-х прошлого века некоторые ветераны Великой Отечественной войны на встречах спрашивали друг друга: «Ты героически сражался на Малой Земле или отсиживался в окопах Сталинграда?» Сарказм был вызван перекосом в освещении массовой пропагандой разных по масштабам воинских операций и совпал с последним периодом правления страной Леонида Брежнева.

Когда малое стало большим
В 1964 году, когда новый руководитель Коммунистической партии пришел к власти, освобождение Новороссийска считалось одним из тысяч сражений, позволивших одержать победу над фашистами. Но уже в 1973 году крупнейший южный порт России стал городом-героем. До этого это почетное звание носили лишь шесть городов СССР, находившихся в эпицентре сражений с гитлеровцами: Волгоград (до 1961 года – Сталинград), Киев, Ленинград, Москва, Одесса, Севастополь. Особый статус «крепость-герой» имела Брестская крепость.
В 1976 году генсеку Брежневу было присвоено звание Маршала Советского Союза. В 1978-м 20-миллионным тиражом вышло в свет произведение «Малая земля». На 44 печатных страницах содержались воспоминания Брежнева о боях на берегу Цемесской бухты. Практически сразу в школе, где я учился, как и во всех учебных заведениях страны, стали проводиться уроки по изучению значения боев на плацдарме Малая земля в истории Великой Отечественной войны. СМИ запестрели заметками, где на атомы разбирался каждый из 225 дней причерноморской битвы. Одновременно на уроках литературы преподаватели пытались убедить нас, школьников, в художественных достоинствах текста, представленного от имени второго по значимости Ильича (после Ленина). Честно говоря, несмотря на мою фанатичную приверженность марксизму, я пребывал тогда в недоумении, ибо книга главного на тот момент коммуниста даже композиционно представляла собой малосвязанные эпизоды, а по стилю напоминала штампованные передовицы газеты «Правда».
Несмотря на сомнительный вклад в дело русской словесности, Брежнева приняли в члены Союза писателей, а в 1979 году наградили высшим в то время материальным стимулом – Ленинской премией. С формулировкой «за выдающиеся достижения в литературе»…

От глыб до камней
По одной из версий, не замерзающая зимой Цемесская бухта в греческой мифологии упоминалась как бухта Лестригонов – гигантов-людоедов, с которыми Одиссею и его спутникам пришлось столкнуться, когда их корабли подплыли к «высокому городу» Ламосу. Посланный Одиссеем разведчик был проглочен местным царем Антифатом. А прочие лестригоны потопили корабли брошенными со скал глыбами. Выбравшихся на берег мореплавателей великаны насадили на колья как рыб и унесли в город на съедение…
Реальность существования эпического Ламоса не доказана, но берега бухты были заселены еще со времен палеолита. Первый настоящий город Бата здесь появился в VI веке до н.э. В удобном для негоциантства месте его основали греческие колонисты, они же возвели рядом несколько крепостей. Все греческие поселения были уничтожены кочевыми племенами аланов, готов и гуннов во II–III веках. С тех пор начинается заселение региона предками адыгских и черкесских народов, которые дали название текущей к морю речке – Цемез. Никакого отношения к цементу оно не имеет, а переводится как «топкий лес», или «лес, кишащий насекомыми». Река в свою очередь дала название и самой бухте.
В XIII веке местность принадлежала Золотой Орде. В те же годы пронырливые генуэзцы основали здесь торговое поселение Батарио, просуществовавшее до XV столетия, пока все Причерноморье не захватила Османская империя. Сами турки постройки выходцев с Апеннинского полуострова круглогодично не использовали, так как зимой не могли вытерпеть пронизывающий до костей и сносящий с ног ледяной ветер «бора». Административное управление осуществлял Крымский хан.
Татары, особенно проживавшие в соседнем Геленджике, страдали от набегов горцев. Для защиты вассалов и для противодействия начинающейся экспансии Российской империи турки на западной оконечности Цемесской бухты к 1722 году соорудили небольшую квадратную крепость Суджук-Кале (приблизительный перевод с турецкого – «холодноватая крепость»). Укрепле­ние менее чем за сто лет несколько раз переходило от турок к россиянам и обратно. В конце концов в начале XIX века крепость взорвали и больше не отстраивали.
12 сентября 1838 года в Цемесскую бухту вошли корабли эскадры, управлявшейся генерал-лейтенантом Николаем Раевским и адмиралом Михаилом Лазаревым. Суда миновали мыс с грудой камней – разрушенной крепостью Суджук-Кале – и высадили команду несколькими километрами севернее. Хотя заложенное в тот день укрепление десант назвал Константиновское, эта дата отмечается как день основания нового города Новороссии – Новороссийска.

Мысхако
Новороссийск открылся для меня с Мысхако. Так именуется и пятиглавая гора в шести километрах от развалин Суджук-Кале, и поселок у подножья. Традиционно оба получили название в честь близлежащей речушки, которая текла между вязов. «Мысхако» с местных наречий так и переводят: «Вязовая долина».
Поверхность горы Мысхако в основном покрыта зеленью, в гуще которой монотонно гудят цикады – насекомые, в неимоверном количестве присутствующие на берегах Цемесской бухты. Натоптанная тропинка ведет по камням все выше и выше. С одной стороны заросли, с другой –
практически отвесный склон. В сотне метров внизу бирюзовые воды, готовые принять в свою пучину любого оступившегося на высоте. Дорожка часто виляет, давая возможность углубиться под кроны деревьев, передохнуть, а потом снова выводит на нависающий над морем южный край горы. Слева открывается чарующая панорама – заполненная кораблями Цемесская бухта, на восточном берегу которой просматриваются портовые постройки и белые пятна цементных залежей на склонах Маркотхского хребта, совсем у горизонта – вход в Геленджикскую бухту
Туристы очень любят забираться на гору Мысхако, доминирующую над пригородами Новороссийска. Их дополнительно манит второе, народное, название кручи – Колдун. Колдун помогает предсказывать погоду: если над вершиной шапка облаков, то непременно в окрестностях пойдет дождь, а если макушка купается в лучах солнца, то жди ясный день. Также говорят, что в урочищах некогда прятался настоящий человек-колдун, лечивший немощных. Боясь таинственного дара, которым владел знахарь, суеверные жители прогнали целителя, но место, где он скрывался, до сих пор по привычке называют Колдун.
Гора еще и сильнейшая геомагнитная зона, попав в которую обычным зрением начинаешь просматривать расплывчатость и некое искажение пространства. У людей расширяются зрачки, немного поднимается давление, учащается сердцебиение и дыхание. Даже стволы многих деревьев на склонах Мысхако витиевато искривлены. Колдовство да и только!
Передвигаясь по горе и наслаждаясь волшебными пейзажами, буквально впадаешь в ступор, когда за очередным изгибом тропинки вдруг оказываешься перед обелиском. Его на месте ветхой стелы соорудил в 2009 году местный художник, немец по национальности, Александр Кампер. От кровавого цвета пятиконечной звезды, сваренной из пробитых снарядами швеллеров, нельзя отвести глаз. Читаешь мемориальную табличку и понимаешь – под лаконичным памятником находится братская могила бойцов, погибших при освобождении Новороссийска. Гора, с которой можно было вести наблюдение и обстрел практически всей окружающей территории, была ключевой точкой Малой земли.

6.ЗвездаСмертельный бой
К началу 1943 года советские войска сломили наступательный пыл фашистов. Под Сталинградом была завершена ликвидация окруженной 400-тысячной армии Фридриха Паулюса, шло наступление на Ростов и Донбасс, была взломана блокада Ленинграда.
В конце января красноармейцы прорвались к Азовскому морю и взяли Майкоп. Пришло время полного освобождения Кавказа и Тамани.
Чтобы выбить фашистов из Новороссийска, в ночь с 2 на 4 февраля в нескольких местах был запланирован одновременный морской и воздушный десант. Но несогласованность сухопутного, морского и авиационного командования привела к разгрому основной группы, высадившейся на берегу Черного моря около села Южная Озереевка. Практически полностью были уничтожены и парашютисты, приземлившиеся в окрестностях знаменитого Абрау-Дюрсо. Только отвлекающему десанту из 276 специально подготовленных бойцов под командованием майора Цезаря Куникова удалось закрепиться среди остовов бывшей крепости Суджук-Кале. Фактически это были смертники, которые заранее знали, что появление на открытом пространстве под самым носом у немцев на 99% приведет к гибели.
Брежнев, в 1943 году носивший звание полковника и являвшийся начальником политотдела 18-й армии, в книге «Малая земля» вспоминает: «…прорыв куниковцев, неожиданный для врага, увенчался полным успехом, чем мы мгновенно и воспользовались.
Демонстративный десант был превращен во вспомогательный, а затем стал основным. С него и началась эпопея Малой земли. Пробившись сквозь огневую завесу, наш штурмовой отряд успел занять совсем еще небольшой, но очень важный участок берега в районе предместья Новороссийска – Станички. Уничтожено было около тысячи фашистов, отбито четыре трофейных орудия, которые тотчас открыли огонь по врагу. Спустя полтора часа здесь высадилась вторая группа десантников, затем еще одна, число их выросло уже до 800 человек».
Леонид Ильич лукавил. Успехом куниковцев советское командование воспользовалось не мгновенно. Вот что пишет в своих воспоминаниях контр-­адмирал Николай Басистый, уведший основную часть своего отряда из-под плотного берегового огня фашистов у Южной Озереевки: «Утром 4 февраля бросаем якорь в Геленджике. Позади осталась тяжелая ночь, которая не забудется до конца жизни…
…Интересно, как обстоят дела на Суджукской косе? Если отряд, демонстрировавший наступление на этом вспомогательном направлении, зацепился за землю, в самый раз бросить туда силы наших морских бригад…
К вечеру пришло сообщение, что вспомогательный десант удачно высадился в Станичке и держится там. Пошлют ли туда наш отряд, пока неизвестно.
Лишь утром 5 февраля мне был передан приказ командую­щего флотом готовиться к высадке на Суджукскую косу. Будто огромная тяжесть свалилась с плеч».
12 февраля 1943 года Цезарь Куников был смертельно ранен, но клочок земли, на котором закрепился его отряд, советские войска сумели расширить, вступив на окраину Новороссийска, заняв поселок Мысхако и существенную часть одноименой горы.

Освобождение
Только оказавшись недавно на берегу Цемесской бухты, я понял, что масса полученной в советской школе информации реального представления о Малой земле не дала. Фактически вся отвоеванная площадь в 30 кв. км лишь в два раза меньше, чем, например, площадь Сан-Марино. Если смотреть по карте 1943 года, то территория плацдарма не уступала площади захваченного фашистами Новороссийска. На той же карте на восточном берегу Цемесской бухты четко обозначен промышленный район города. Тут между цехами Октябрьского цементного завода еще в 1942 году был остановлен враг, пытавшийся по шоссе пробиться на Кавказ к бакинской нефти. Каждый день здесь тоже шли ожесточенные бои, и красноармейцы не отступили ни на шаг. Но Малой землей этот участок фронта не считался и на флаг советской пропаганды не поднимался.
За семь месяцев на Малую землю было доставлено почти 78,5 тыс. солдат. Ожесточенные бои велись ежедневно. Подсчитано, что в пересчете на каждого малоземельца гитлеровцы сбросили 1250 кг в виде мин, бомб и осколков от снарядов. По приблизительным данным, каждый третий наш военнослу­жащий погиб или пропал без вести. Сейчас некоторые специалисты ставят под сомнение обоснованность таких жертв, ведь выдавить немцев можно было под угрозой окружения со стороны Краснодара. Возможно. Но история не терпит сослагательных наклонений.
16 сентября 1943 года после недельной штурмовой операции, проведенной с севера, юга и востока, Новороссийск был освобожден. Это дата считается завершением боев на Малой земле.
6 сентября 1974 года в поселке Мысхако у мемориального комплекса «Долина смерти» в память о минувших боях Леонид Брежнев посадил молодой платан. К 2021 году дерево разрослось вширь и ввысь. Проходящие мимо молодые люди и не подозревают, какие полномочия и награды в Советском Союзе имел генеральный секретарь ЦК КПСС. Для нынешнего поколения это уже не важно. Современники освобождены от идеологических догм.
После смерти автора в ноябре 1982 года книга «Малая земля» была массово списана из библиотек. Произведение сегодня никому не интересно. Но от этого подвиг наших десантников на Малой земле не остается малым. 

Александр Шарашкин