Людмила Пахомова, 91 год: трудности неизбежны,­ важно их стойко преодолевать

IMG_20191007_095005_610Жизнь прекрасна в любом возрасте. Никогда не поздно найти себе новые интересные увлечения, освоить компьютер, завести друзей или открыть в себе скрытые таланты. Яркое тому доказательство – судьба жительницы города Апрелевка Московской области Людмилы Алексеевны Пахомовой. Ей уже 91 год. Она замечательно поет, читает стихи наизусть, охотно переписывается в соцсетях. А недавно она приняла участие в вокальном шоу на Первом канале. И едва не стала победительницей!

«Выступать было легко и приятно»
– Людмила Алексеевна, вы – финалист телевизионного проекта «Голос 60+». Как вы решились на такое приключение?
– Вы знаете, это ведь был уже второй сезон проекта. В прошлом году мне предлагали принять в нем участие, но я тогда отказалась. Было страшно – возраст, знаете ли. Да и голос уже не тот. А в этом году звукорежиссер ДК «Апрелевка» Александр буквально уговорил меня. Все организационные моменты взял на себя: выяснил, как это правильно делается, направил заявку, прикрепил запись моего выступления. И через некоторое время мне пришло приглашение на кастинг.
– Как вы отнеслись к внезапно свалившейся на вас славе?
– Никак. Я не считаю это славой. Скажу вам откровенно: когда мы приехали на кастинг, у меня была мысль – «не пройду!» Но я решила воспринять это как путешествие в мир сказки. Я же никогда прежде не бывала на телевидении. И меня это приключение затягивало все больше и больше. Ко мне все очень хорошо относились, включая зрителей. И благодаря всему этому выступать на телешоу было легко и приятно.
– Вы с детства поете?
– Я всегда очень любила музыку. Мечтала поступить в музыкальную школу, получить хорошее музыкальное образование, но, к сожалению, такой возможности не представилось. Началась война. Мы с родителями тогда жили в Саратове. Вспоминать войну очень тяжело. Это было действительно страшное время. Бомбежки, сирены воздушной тревоги, светомаскировки, холод и голод.
– Кем были ваши родители?
– Я из семьи военнослужащего. Мама работала медсестрой – и я потом получила эту профессию. В нашей семье пением и музыкой всерьез никто не занимался. А вот самодеятельностью – да, особенно мама. Она всегда активно участвовала в творческих мероприятиях в тех воинских частях, где мы жили, даже в тяжелые военные годы.
– Многим военнослужащим во время службы приходится часто переезжать с места на место. Коснулось ли это вашей семьи?
– Безусловно. К тому же мой дедушка был большевиком – членом ВКП(б) с 1919 года. Он всегда жил по принципу «куда партия пошлет». Так еще с маленького возраста я ездила по всей нашей стране: была в Томске и Омске, на реке Лене и ее притоке Витиме. В первый класс, помню, пошла в Новосибирске.
– Сложно было каждый раз привыкать к новому месту жизни?
– Вы знаете, не очень. И любовь к путешествиям сохранилась у меня до сих пор. Считается, что с возрастом людям бывает все сложнее оторваться от привычного места жительства, когда дети тянут их в новую жизнь. Но это точно не про меня. Даже сегодня я в любой момент могу собраться и переехать жить куда угодно.
А в то время мы много переезжали. Нужно учитывать, что тогда у большинства людей в домах не было ни водопровода, ни электричества. Мы сидели с керосиновыми лампами по вечерам, со свечками… Хорошо, если колонка с артезианской водой была рядом с домом. Обычно, когда мы переезжали на новое место и отцу давали ордер на заселение, то в комнате уже было все необходимое для жизни: кровати, тумбочки, стулья, стол. На нем иногда даже была скатерть.
– После школы вы решили поступить в театральное училище?
– Да. Когда мне исполнилось 17 лет, я решила поступать в театральное. Это было сразу после войны. Был большой конкурс на одно место, принимали в основном мужчин-фронтовиков, для них были особые льготы. Я была самая младшая из всех абитуриентов, но выдержала конкурс – оба тура. Меня приняли на первый курс. К сожалению, проучилась я там всего один год. Вскоре отца перевели на Украину, и мне пришлось уехать из Саратова.
– Жалеете об этом?
– Всю жизнь! Но изменить тогда ничего было нельзя. Мой покойный отец на это смотрел довольно просто: актерство – это не специальность.
– Медсестрой стали по его совету?
– Это было мое решение. Действительно с этой профессией везде можно было найти работу, где бы ты ни оказался.

«Без взаимных уступок не бывает семьи»
– Ваш муж – тоже военный, как вы с ним познакомились?
– Познакомились с мужем во Львове, куда отца перевели в начале 50-х. Он служил в соседней воинской части связистом. Мы прожили вместе 50 с половиной лет.
– Огромный срок! Поделитесь секретом, что необходимо для гармонии и счастья в семье?
– Прожив долгую жизнь, могу сказать, что без взаимных уступок не будет и семьи. Самое главное – взаимопонимание. Еще стоит сказать, что в жизни все может быть и важно уметь прощать. Прощать по-настоящему, до конца. И больше никогда о плохом не вспоминать.
– Будучи женой офицера, вы, как и ваша мама, наверняка принимали участие в творческой самодеятельности?
– Конечно. Но у меня были и другие увлечения. В свое время я отлично стреляла почти из всех видов оружия. Весь боевой стандарт – стоя, с колена, лежа, из пистолета, из автомата и даже из карабина СКС. Зрение было хорошим, и рука не дрожала. На соревнованиях наша команда часто брала первые места.
– А как вышло, что вы стали жить в Апрелевке?
– После того как мой муж вышел в отставку в 1972 году, мы переехали к моим родителям в Киев. Я там работала в железнодорожной поликлинике, а муж в трамвайном депо был начальником гражданской обороны. Мы жили там долгое время. Сперва пришлось похоронить родителей. Потом муж тяжело заболел, перенес шесть операций. В конце концов я осталась одна. Дочка к тому времени уже вышла замуж и жила в Москве. Повезло с родней мужа, они хорошие люди. У моего шурина в Апрелевке пустовала однокомнатная квартира, и меня в 2004 году пригласили в нее жить.
– А как вы оказались в ДК «Апрелевка»?
– Когда я только приехала, потеряв всех, у меня было ужасное состояние, не знала, куда себя деть. И однажды мне рассказали про Дом культуры и про местный хор. Я решила просто пойти посмотреть. Хор там, можно сказать, исторический. Он был организован еще тогда, когда в Апрелевке создавался знаменитый завод грампластинок «Мелодия». В этом году ему исполняется 70 лет. До этого момента я в хоре никогда в жизни не пела, а тут решила попробовать. Сразу влилась в коллектив, люди оказались очень хорошие, и мне сразу стало намного легче на душе.
– Дайте совет людям старшего поколения – как дольше оставаться энергичными и бодрыми?
– Никогда долго не сидеть на одном месте. Наши бабушки любят посидеть на лавочках, поговорить. Я так не могу и пяти минут провести. Нужно всегда быть в движении, всегда куда-то идти. Правда, я не могу похвастаться хорошим здоровьем, но стараюсь об этом не думать и подолгу не лежать. Я считаю, что занятия в ДК «Апрелевка» дают мне силы, энергию и здоровье. Хор у нас разновозрастный, я в нем самый пожилой человек. Мы принимаем участие и в пьесах, и в концертах. Я являюсь членом общества «Дети войны». Нам организуют выездные мероприятия, поездки по Подмосковью. К сожалению, так вышло, что наш художественный руководитель недавно умерла, как раз перед моим выступлением на проекте «Голосе». Я так переживала, что не смогла с собой справиться, голос срывался…
– Как к вашему участию в телевизионном проекте отнеслись родные?
– Они мной гордятся.
– А какой бы вы дали совет читателям нашего журнала?
– Трудности в жизни неизбежны, и важно их стойко преодолевать, не унывая идти к своей цели. Всегда быть оптимистами и не терять присутствия духа!
«Идет война,
а мы солдаты…»
Людмила Пахомова по итогам голосования телезрителей не прошла в суперфинал телепроекта. Зрительный зал провожал ее криками «Браво!» и долгой овацией. Обращаясь к членам жюри, Людмила Алексеевна не скрывала эмоций и попросила разрешения на прощание прочитать со сцены стихотворение Геннадия Воронина о войне:

Нас пять бойцов в землянке тесной,
Живем на кромке огневой.
К печурке крохотной железной
Нас гонит ночью ветер злой.
Свели нас разные дороги
Под неотесанный накат.
За дверью пушка,
Парень строгий
На взводе держит автомат.
А я готовлю чай в жестянке,
Наводчик черствый хлеб жует.
У печки мокрые портянки
Дымятся влагой всех болот.
Конечно, жить так скучновато,
Ведь нам всего по двадцать лет…
Идет война,
А мы – солдаты,
И потому претензий нет.