Людмила Ильичева: сегодня обществу предоставлены все возможности, чтобы включиться в процесс управления государством

IMG_6117-21-03-18-19-30Сказать, что у Людмилы Ефимовны Ильичевой очень плотный график, не сказать ничего. Сегодня она на экономическом форме в Сочи, завтра читает лекцию в Праге, послезавтра ее ждут на симпозиуме в Берлине. Доктор политических наук, автор нескольких десятков научных трудов, директор Центра государственно-частного партнерства, политолог с широким международным признанием, профессор кафедры управления проектами и программами Института государственной службы и управления РАНХИГС и прочее, и прочее, и прочее… В своем плотном рабочем графике Людмила Ефимовна нашла 30 относительно свободных минут для интервью нашему журналу. Разговор шел о национальных особенностях взаимодействия власти, бизнеса и общества, о демократии, государственно-частном партнерстве и многом другом.
«По росту производительности труда Россия в лидерах»
– Людмила Ефимовна, как бы вы охарактеризовали текущий этап взаимоотношений нашего государства и общества – это диалог, монолог или разговор на разных языках?
– Я, как специалист, который наблюдает и изучает этот процесс уже более четверти века, хочу сказать, что в последние десять лет у нас в стране между властью и обществом установился диалог. Со стороны государства, которое обязано устанавливать «правила игры», было сделано максимально много для того, чтобы граждане России могли реализовать свое конституционное право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей (ст. 32 Конституции России).
– Когда именно?
– Когда были приняты Федеральный закон «Об Общественной палате Российской Федерации» от 04.04.2005 №32-ФЗ, Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 №131-ФЗ и Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21.07.2014 №212-ФЗ. Были сложности с их принятием, но Президент их настойчиво поддерживал. На мой взгляд, сегодня обществу предоставлены все возможности, чтобы включиться в процесс управления государством. Другой вопрос, что не все торопятся реализовывать эти преференции и возможности.
– Что особенно тормозит этот процесс?
– Определенная российская специфика. Во многом тут причина в нашей русской ментальности, устоявшихся традициях. Пока не станет совсем невмоготу – не то чтобы просто плохо, а уж совсем невозможно, вот тогда – да. Русская ментальность такова, что только при таких условиях начинают подниматься, объединяться, что-то решать и делать. Вот, например, международные санкции. В 2016 году мой доклад на Всемирном конгрессе политологов о российской экономике в условиях санкций пришли послушать представители 126 стран…
– Они, наверное, ждали, что вы будете рассказывать, как в России все плохо?
– Наверное. Но те, кто шел услышать только это, были явно разочарованы. Я просто представила сравнительный анализ результатов исследований международных рейтинговых агентств разных лет. Например, за последние годы по росту производительности труда, а это очень серьезный показатель, наша страна в числе безоговорочных лидеров. Вот особенность нашей ментальности: объявили санкции – народ сплотился назло врагам.
– И начал усиленно работать?
– Да, как говорится, встал к станку. Данные Всемирного Банка, рейтинговых агентств, в том числе Forbes, сводятся к общему выводу: Россия на сегодняшний день по сово­купности позиций является самой инвестиционно привлекательной страной в мире. У нас и стабильный курс национальной валюты, и отсутствие внешнего долга, и бесценный человеческий капитал. Для нас все это, конечно, плюс. Но, если говорить о диалоге бизнеса, власти и общества, то, безусловно, для того, чтобы сюда шли иностранные инвестиции, для нашего и для зарубежного инвестора очень важно понимать правила игры, которые действуют на нашей территории.

«Все прозрачно и открыто»
– Прозрачность, предсказуемость и понятность?
– Прозрачность, предсказуемость и выполнение обязательств. Для того чтобы бизнес был заинтересован во вложении денег, он должен быть уверен, что получит прибыль. Плохо это или хорошо, но это основная функция бизнеса. Если он получает прибыль, он может с уверенностью еще раз вложить свои средства в российскую экономику. Альтернативы нет. Поэтому, конечно, для страны важно установить эти правила игры и устранить те недостатки и барьеры, которые еще существуют.
– Наверное, это не просто.
– На мой взгляд, как раз очень просто. Государство должно выявлять проблемы, которые сегодня существуют, открыто заявлять о них. И приглашать к поиску решения и бизнес, и общество, и представителей местного самоуправления, и экспертное сообщество. Все вместе они должны подумать, каким образом эту задачу можно решить, в том числе с помощью проектов государственного-частного партнерства. Такая схема сегодня, например, реализуется в Ставрополе, в Татарстане, в Тюмени. В последней, например, приняли план стратегического развития региона, произвели декомпозицию каждой проблемы и учат каждого чиновника, в самом дальнем поселении, работать профессионально и грамотно.
– Ставка на технократов-управленцев?
– Ставка на эффективного чиновника на местах, энергичного и лишенного страха перед вышестоящей властью. Но, к сожалению, чаще всего чем дальше от Москвы, тем больше руководителей среднего звена и ниже, которые панически боятся каких-либо перемен. Предпочитают не проявлять особой инициативы, «дабы чего не вышло», за что могут лишиться должности.
– «За безделье не осудят, судят только за дела»…
– Да. Вот и получается, что, чем дальше от столицы, тем больше диалог власти и общества превращается в монолог. На одном из Гайдаровских форумов была озвучена такая нелицеприятная цифра: около 60–70% средств, которые направлялись в регионы на реализацию проектов государственного-частного партнерства, были возвращены обратно.
– В чем причина?
– На наш взгляд, это произошло потому, что в создании проектов ГЧП не принимали участие регионы и их бизнес, представители гражданского общества. На самом деле изобретать ничего не надо. Отличная коммуникационная площадка для налаживания диалога – различные общественно-экономические форумы, в том числе и Гайдаровский, Сочинский, Красноярский. Это прекрасная возможность, например, бизнесу напрямую задавать вопросы власти и сразу же получать на них ответы. Причем эта возможность совершенно легальная и открытая. Не нужно никаких посредников и организаторов «доступа к лицу» за взятки. Мы недавно подсчитали, что за последние три года из числа заявленных на том или ином форуме проблем были решены с помощью различных законопроектов, Указов президента или поправок в законы уже больше пятидесяти. То есть власть слышит и реагирует. Все прозрачно и открыто.

«Мир стал совершенно другим»
– За Уралом, кроме Тюмени, есть еще какие-нибудь центры административной активности?
– Новосибирск, Красноярск, Якутия. В целом в Якутии сейчас власть очень активно взаимодействует с обществом через социальные сети и различные мессенджеры. Конечно, в Якутии сравнительно небольшое количество населения, но вы не забывайте, какие у них там расстояния. На самом деле якутские чиновники огромное количество времени затрачивают на то, чтобы наладить контакт с населением, причем общаются не только через мессенджеры, но и напрямую.
Я особо горжусь двумя своими выпускниками из Якутии: Алексеем Федотовым и Петром Сивцевым. Оба не первый раз переизбраны главами районных администраций. Они блестяще освоили технологии взаимодействия государства, бизнеса и общества на программе магистерской подготовки «Экономическая политология» ИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ. Сегодня все свои обновленные знания они применяют в работе на местах. Часто звонят мне и радостно сообщают о быстрых результатах в своей работе по установлению взаимопонимания и взаимоуважения с обществом.
– Прекрасный пример власти, открытой и доступной для людей.
– Я хочу, чтобы вы поняли: демократия – это такой процесс, которому Англия, например, посвятила 300 лет своей истории. Мы сейчас находимся только на первых ступенях ее формирования, но процесс запущен и обратного пути уже не будет. Выросло поколение, которое не отягощено советским прошлым. Оно не знает, что такое тотальное подавление личности и «черные воронки» с последующими арестами за свободомыслие. Возврата к тоталитарному прошлому не будет. Новое мышление у людей.
– Как вы считаете, какие страны могли бы быть для нас примером в области местного самоуправления?
– Скандинавские страны, Швейцария, Чехия. Кстати, в Праге чисто не потому, что там убирают «гастарбайтеры», а потому что сами жители следят за чистотой. За каждым зданием, вне зависимости от того – общественное оно или жилое, закреплен участок столицы, и они отвечают за его чистоту и благоустройство. Инициатор всех ремонтных работ и модернизаций – местное самоуправление, а не государство. Может быть, нам тоже нужно самим научиться жить достойно? Подумать и определиться – что для этого необходимо делать.
– Если в Англии ушло 300 лет на построение демократического общества, сколько уйдет на это времени у нас?
– У нас все будет быстрее. Мир стал совершенно другим.