Ксения Олейник: «Город – неисчерпаемый источник вдохновения»

zYsMWlAujZ4 По мнению Эдгара Дега, настоящее искусство – это не то, что художник видит в реальности, а то, что он хочет показать людям. Если продолжить эту мысль, становится очевидным, что состоявшегося художника от начинающего отличает умение увидеть гармонию в хаотическом нагромождении линий и форм, красоту которой он показывает зрителям доступным ему способом.
Выпускница Московской художественно-промышленной академии им. С.Г. Строганова Ксения Олейник смело может претендовать на звание состоявшегося художника. Главный герой ее картин – современный город. Но ее оригинальный взгляд на привычные любому горожанину силуэты и краски заставляет нас неожиданно для себя увидеть совершенно другой город: атмосферный и гармоничный.
Как научиться видеть яркое в невзрачном и прекрасное в повседневной обыденности? Об этом и многом другом наш разговор.

– Вы помните момент вашей жизни, когда вы решили стать художником?
– В 6 лет я ходила на подготовительные занятия в музыкальную школу, но поступать туда не захотела, потому что подумала, что раз другие дети приходят на занятия со своим инструментом: скрипками, гитарами, балалайками, то и мне придется постоянно носить из дома в школу и обратно свой. Домашнее пианино таскать не хотелось, поэтому от занятий я отказалась. Когда через год родители случайно узнали истинную причину моего нежелания заниматься музыкой, смеялась вся семья. После этого были пробы в танцах и плавании, но успехов в этом не было. Оставалось рисование. В итоге в 5-м классе я поступила в художественную школу. Выбор будущей профессии к 10-му классу пал на художественное направление – именно тогда и случился момент, когда я решила стать художником. Хотя, если честно, рисовать «нормально» у меня начало получаться только во время подготовки к поступлению в Строгановку, а «хорошо» рисовать – уже ближе к старшим курсам.
2019 Боровицкая набережная– Где вы родились? Кто больше всего повлиял на ваше становление как художника?
– Я родилась в Москве, всю жизнь живу в Зеленограде. Преподавателей у меня было очень много. Перечислю тех, кто больше всего меня сформировал. В художке в силу возраста (я была младшей в группе) я впитала лишь очень малую долю знаний из тех, что нам давали. Предупреж­дение родителям и бабушкам от меня, как преподавателя с пятилетним стажем: если ваш ребенок будет самым младшим в группе, то, скорее всего, ему будет очень сложно учиться. После художки мне повезло год заниматься живописью и рисунком с Олегом Геннадьевичем Кузнецовым. От него я узнала массу полезного и ценного. Благодаря ему ключевые знания академических дисциплин стали для меня упорядоченными и понятными. Кроме него, я очень благодарна преподавателю рисунка Андрею Егоровичу Родионову, педагогу по живописи Тамаре Александровне Мамонтовой, учителю графики, заслуженному художнику России Василию Игоревичу Островскому. Они меня готовили к поступлению в Строгановку. Все они заложили в меня знания о своих дисциплинах на уровне высшего учебного заведения, но, на мой взгляд, только к 4-му курсу после 5 лет практики мои рисунки стали соответствовать уровню полученной тогда теоретической подготовки. Так всегда в искусстве – количество рисунков со временем переходит в качество. На кафедре искусства графики Лев Викторович Шепелев – вице-президент Российской Академии художеств – открыл мне основы станковой графики и научил, как искать интересные виды. А Герман Вячеславович Черемушкин, народный художник России, почетный член Российской академии художеств, показал, как важно выразить образ и идею в работе, отразить свое время.

«Это очень увлекательное занятие»
– Как вы учились находить такие интересные ракурсы для ваших картин?
– Сильно повлияли слова Льва Шепелева, сказанные им на 3-м курсе моего обучения. До этого я всегда искала вид, который бы меня чем-то зацепил. Но в половине случаев это приводило к стандартной композиции как у всех. Лев Викторович всегда называл такой типовой вид «фотографией на паспорт здания». Cухой протокол. На самом деле у каждого строения есть свои особенности, свой собственный характер. Я стала искать эти отличительные черты, необычные ракурсы. Стала рассуждать, в какое время года, при какой погоде оно будет максимально выразительным. Важно было хорошо продумать всю картину. Определить, что будет на первом плане, каким будет вход в композицию, что будет на дальнем плане, какое небо подойдет больше всего? Чувство, что «в картине все на своем месте и ничего не хочется поменять», возникает, только когда художник интуитивно или путем анализа исключает из работы все неудачные элементы.
– Какие эмоции у вас вызывает город?
– Восторг, удивление, восхищение… Природа очень красива, но большинство из нас живет в городе. И если уметь видеть красоту, подмечать интересное, то поражаешься, как город многогранен. В разную погоду, время суток и года один и тот же вид выглядит иначе. Наблюдение за жизнью города – неисчерпаемый источник вдохновения. Путешествуя, сравниваешь города, подмечаешь особенности каждого из них – это очень увлекательное занятие.
2014. Арбат. Гравюра. 50х50– Какое время года и какое время суток в городе вы больше всего любите?
– Рисовать люблю любое время года и суток. Нежность утра, контрастный свет и тень в солнечный день, жемчужность и строгость серого дня, теплый свет вечера с холодными тенями, силуэт города на фоне закатного неба, огни города ближе к ночи… Это целая поэзия. Также времена года преображают город до неузнаваемости. Зелень и жара лета, красота золотой осени, сугробы и холод сказочной зимы, нежность и легкость весны.
– Когда художник работает на пленэре, как на него реагируют люди? Подходят, спрашивают, пытаются давать советы?
– Рисуя на улицах, остаться незамеченным невозможно. Если люди не спешат на работу, а просто гуляют, то точно подойдут спросить, похвалить, узнать, чем рисую, или просто поговорить о жизни. Некоторые смотрят издалека. Правда, бывали со мной разные забавные случаи. Три раза меня звали замуж мужчины в летах. А если движение редкое, то и водители замедляют ход, чтобы взглянуть на работу. Но чаще всего, когда рисуешь на уединенных московских улицах, люди подходят с одним традиционным вопросом: «Где ближайшая станция метро?».
– Каким вы себе представляете будущее Москвы через 100–200 лет? Пытались ли вы рисовать что-нибудь подобное?
– Наверное, все будет другим: дома, дороги, транспорт. Много стекла, света и движения. Здания все выше, выше и выше. Но памятники культуры обязательно будут сохранены. Я пока не пыталась рисовать эту тему. Смелости фантазировать, что ждет нас в будущем, пока не хватает.
– Пробовали ли вы себя в каких-либо других видах искусства? Музыка? Скульптура? Литература?
– Петь я люблю, но только в компании друзей и когда все поют вместе. Скульптура меня восхищает, но я ко всему подхожу системно и основательно. Для освоения навыка в этой области нужно очень много времени, а я более десяти лет назад выбрала другое направление в искусстве.
– Как вы относитесь к фотографии?
2014 Из серии Облака над городом. Вид на детский мир– Хорошие фотографии меня восхищают. Это доступный способ для каждого оставить на память красоту или важный чем-то момент. Если опытный человек фотографирует город или природу, то он ищет интересную композицию, пытается поймать хорошее или необычное освещение. Я считаю, что фотография – это настоящее искусство. Человек смог увидеть то особенное там, где другие прошли мимо. Фотография бывает, как и картины у художника, на любительском или профессиональном уровне. Проведите эксперимент: наблюдайте за тем, что вас окружает по дороге на работу и обратно. Сначала может казаться, что ничего не цепляет. А потом начнете замечать, что огни машин красиво отражаются на мокром асфальте или в пасмурный день луч солнца осветит макушку здания – и получится волшебно. Камера на телефоне поможет вам запечатлеть такие моменты.

«Искусство рисования не исчезнет»
– Есть мнение, что в связи с развитием интернет-технологий, быстрой обработкой картинки цифровыми алгоритмами искусство рисования в конце концов исчезнет. Вы с этим согласны?
– Я не думаю, что в будущем все будет в компьютере. Потребность делать что-то творческое руками заложена в нас природой. Конечно, уже сейчас картины художников нечасто можно встретить в квартирах, там больше фотографий и постеров. Судьба картин, мне кажется, такая же, как у бумажных книг и пластинок. Всегда будут ценители и любители. Наверняка их будет меньшинство, но они будут. Картину и фотографию сравнить нельзя. В картине художник не документирует детально, что увидел в натуре, а в свой манере передает образ увиденного. Что-то убирает, что-то двигает или прибавляет. Картина – это переработанная художником реальность, которую он пропустил через себя. В этом ее уникальность и поэтому она никогда не исчезнет.
– Что у вас в ближайших планах?
– Рисовать и развиваться дальше. Художник учится всю жизнь, работает над своим стилем и ищет темы, в которых раскрывается. Город всегда меня вдохновляет, хочется продолжить делать серии работ по усадьбам, серию про РЖД и видам Москвы, которые сочетают в себе старое и новое. Хочется пробовать разные техники, делать гравюры по Москве. Очень хочется найти свой подход, как изображать виды Москвы – не реалистично и натурно, а создавать собирательный образ, отображающий самое характерное и выразительное, чтобы каждая деталь работала на идею и тему. 

Беседовал Андрей Пучков