Китай: взгляд изнутри

IMG_0070Не зря говорят: нельзя узнать страну, изучая ее контур на карте или читая статьи в энциклопедиях. Для того чтобы понять, что там к чему, хорошо бы прожить там не один десяток лет. Но и этого мало. Только после того как местные жители перестанут воспринимать вас как чужака, вы сможете начать узнавать выбранную вами страну по-настоящему.
В начале 90-х годов судьба впервые познакомила россиянку Олесю Лекс (Ганину) с Китаем. За прошедшие годы она выучила язык, освоила несколько диалектов, получила китайский диплом о высшем образовании и поняла принципы ведения бизнеса. В ходе деловых поездок объездила всю страну и 13 лет назад поселилась в городе Шэньчжэнь. И поделилась с нами своими знаниями и опытом жизни в Поднебесной.

Про капитализм
– Китай – социалистическая страна, где жилплощадь выдается, или капиталистическая, где все покупается?
– Естественно, капиталистическая. И уже давно. Жилье там правительство может подарить в качестве поощрения за усердную государственную службу. Во всех остальных случаях недвижимость покупается и продается. Причем это один из видов традиционного семейного бизнеса. Семья берет кредит в банке, покупает на него дополнительную квартиру, а потом сдает ее и деньгами квартиросъемщика оплачивает долги перед банком. Условия по ипотечным кредитам у них очень выгодные. На такой схеме там еще умудряются прилично зарабатывать, выплачивая по кредиту, например, 700 юаней (7000 руб), а сдавая квартиру за 3000 (30 000 руб.). Государство даже поощряет такие операции, потому что они все платят налоги.
– Есть ли в стране социальные группы, которые получают еще более комфортные кредитные ставки, чем простые граждане?
– Да, есть специальные государственные программы, например, для полицейских, пожарных, врачей, учителей и других служащих. Особенно много привилегий для военных. Вообще в Китае для того, что бы ребенок попал в армию, родители иногда дают взятки принимающим решения лицам. Там это престижно и выгодно. Но попасть туда очень сложно. Конкурс колоссальный. Кандидат должен быть не просто здоров, а абсолютно здоров, причем как физически, так и психически, хорошо развит интеллектуально. Вот отставные военные чаще всего и получают от государства бесплатную жилплощадь в хороших районах.
– Стоимость квартир сильно дифференцируется по районам?
– Конечно. Чем ближе к центру, тем дороже. Хотя в китайских городах бывает очень сложно точно определить, где именно находится этот самый центр. Все очень условно. Каждый район отвечает за какую-то определенную функцию и там есть вся необходимая инфраструктура. Люди обычно выбирают себе жилье из расчета удобства и престижа. Жить в районах, где много иностранцев, престижно. Значит, там будут более дорогие квартиры.

Про районы
– Что входит в обязательный комплект городской инфраструктуры обычного китайского района?
– Там обязательно строятся спортивные площадки, теннисные корты, волейбольные и баскетбольные площадки. Очень часто возводятся бассейны. Более того, в каждом подъезде есть зал, где находятся спортивные тренажеры и все жильцы могут ими пользоваться. Естественно, есть магазин, и все остальные необходимые для жизни объекты: госпитали, детские сады, школы и многое другое. Если говорить о современной застройке, то обычно жилые квартиры в домах располагаются где-то этажа с пятого. Весь четвертый этаж – это одна большая общая территория, где находятся оранжереи, детские игровые комнаты и помещения для проведения активного досуга. На первых трех этажах обычно размещаются магазины, салоны красоты и офисы. По моему опыту жить в китайских многоквартирных домах лучше всего на самых верхних этажах.
– Подальше от шума города и суеты?
– Нет. Есть в Китае одна проблема, которая характерна практически для всех районов. Пока дом новый и в нем не очень много жильцов, все нормально. Но когда «гарден» (так на европейский манер там называют микрорайоны) полностью заселяется, в нем в огромном количестве начинают плодиться крысы, тараканы и прочая живность. И вывести их невозможно никакими средствами. Поэтому я предпочитаю жить на самом верху. Туда этой живности сложнее добраться.
– Крысы и тараканы появляются вместе с новыми жильцами?
– Да. Идет очень большой поток людей, которые переселяются из сельской местности в города в поисках хорошей работы. Среди них много малообразованных, со специфическим представлением о гигиене и санитарии. Для них бросить огрызок яблока на пол – это нормально. Этим вся эта живность и питается.
– Насколько дороги в Китае коммунальные ресурсы?
– Все зависит от района. Северные территории подешевле, на юге все подороже. По своему опыту могу сказать, что за свет обычно выходит около 1000 юаней в месяц (10 000 руб.). Там, где я живу, нет отопительных систем. Вся нагрузка по обогреву и охлаждению ложится на кондиционеры. Поэтому столько и набегает. За воду платим около 400–500 юаней (4000–5000 руб.). Это вместе с канализацией. За содержание придомовой территории, уборку подъезда, вывоз мусора и прочее еще примерно 500 юаней (5000 руб.). И за газ еще около 100–200 юаней (1000–2000 руб.) в месяц. В домах в основном газовые плиты, не электрические. И это очень хорошо, так как электричество все-таки очень дорогое.
– Кто занимается обслуживанием и содержанием дома?
– Управляющие компании.

Про образование
– Как в Китае строится образовательный процесс?
– Сейчас страна меняет свой образовательный вектор. Идет процесс европеизации. Детей учат английскому языку начиная с детского сада. К школе они уже в большинстве случаев свободно владеют иностранным языком. Очень сильно развивается спорт. Кто-то из детей идет в музыку. То есть, если ребенок обладает какими-то талантами, то родители обычно именно в это направление вкладывают деньги. А так, все школы очень закрытые. Все, что в них происходит, знают только они. Китайцы, которые побогаче, отправляют своих детей учиться за границу. Причем настрой такой, что дети после обучения домой не возвращаются. Об этом вслух говорить не принято, но негласно очень поощряются смешанные браки за рубежом.
– Соревнование между детьми существует?
– Конечно. Это у них вообще на первом месте. И это касается вообще всего: и школы, и работы, и ЖКХ. У них во всем должен быть порядок. Вроде бы они живут как капиталисты, а с другой стороны, у них своя собственная стезя. Утром, когда персонал приходит на работу, он должен быть обязательно построен, пересчитан и проверен. Старший проходит перед ними, как в армии, всем дает ценные указания. Потом они дружно кричат какую-то речевку: «мы сила, мы мощь» и все такое. Или поют патриотическую песню. И только после этого расходятся по рабочим местам. Так у них начинается буквально каждое буднее утро.
Про Гонконг
– Вы живете совсем рядом с Гонконгом. Как вам этот город?
– Для меня лично Гонконг – это грязная, плохо обустроенная деревня. И если по делам я там оказываюсь, то очень редко когда остаюсь там ночевать. Гонконгом в основном восхищаются иностранные туристы. Им показывают набережную, Аллею Звезд, центр и все такое. А я знаю этот город изнутри. Достаточно отойти от центра буквально на сто метров, и вы поймете, что там просто невозможно жить. Высотные дома стоят буквально фасадами друг к другу. Соседи видят все, что происходит в окнах напротив. Более того, они могут через эти окна поздороваться за руку. Квартирки там маленькие, а цены огромные. И меня всегда поражало, что на новогодние праздники континентальные китайцы любят приезжать в этот город и покупать себе подарки в местных брендовых бутиках. Но мы же с вами прекрасно знаем, как китайцы научились подделывать люксовые вещи: одежду, обувь, аксессуары. Так вот, они сами все это делают, сами привозят в Гонконг и сами же у себя покупают по завышенным ценам. Есть у них такая забавная традиция. Так они показывают друзьям и знакомым, что они могут себе это позволить.
– А что вы можете сказать про соседний Шеньчжэнь?
– По словам старожилов, Шеньчжэнь китайцы стали обустраивать в противовес Гонконгу еще в 70–80-х годах прошлого века, когда тот еще был британской колонией. Природа уже тогда не выдерживала этой перегруженной городской агломерации, а они все продолжали строить, строить и строить. И Шеньчжэнь стали возводить именно в противовес этому капиталистическому монстру, как образец прогрессивного коммунистического китайского общества. Во многом континентальному Китаю это, кстати, удалось. Сегодня это свободная экономическая зона. Там сконцентрировано все самое передовое, что вообще есть на нашей планете: и технологии, и наука, и искусство. И разрастается он просто с невероятной скоростью.

Про транспорт и ­энергоэффективность
– Городской транспорт успевает за этим развитием?
– Это моя любимая тема. Я его обожаю! Заходишь, например, в метро, а там все чисто, продуманно и совершенно никакого шума. Большая часть линий метро проходит по поверхности. Только центральные станции уходят под землю. На платформах нет открытых участков путей, все под стеклом. Случайно свалиться на рельсы ты не сможешь. Безопасность на высшем уровне. Люди с ограниченными возможностями могут спокойно передвигаться там без посторонней помощи. Для них все организовано и продумано.
– А как метро справляется в час пик?
– С трудом, но справляется. Вообще час пик в Китае – это что-то с чем-то. В Шеньчжэне по официальным данным проживает больше 17 млн человек, а по неофициальным – 25 млн. Поэтому по утрам и по вечерам в общественном транспорте суровая давка. Московские часы пик по сравнению с китайскими – это легкая разминка, поверьте мне на слово.
– Личным автотранспортом люди пользуются?
– Машины они используют, но не очень активно. Это невыгодно. Китайцы вообще прагматичны. Дорогой бензин, все дороги платные. Но дорожное движение организовано совершенно по-другому: развязки, разветвления, дублирования. Ты можешь без проблем доехать куда угодно и на чем угодно. В самом Шеньчжэне очень много электрического транспорта. Я сама обычно езжу на электрическом скутере. Все такси в городе – электрические. Это большая государственная программа по переходу на электромобили.
И еще важный момент: китаец никогда не купит автомобиль в кредит. Потому что автомобиль дешевеет каждый год, а цены на недвижимость наоборот постоянно растут.
– Какие-нибудь еще энерго­сберегающие технологии китайцы используют?
– Системы эффективного расходования ресурсов там применяются повсеместно. Все, что только появляется передового, нового в этой области, сразу же внедряется в жизнь. Люди еще сами себе что-то дополнительно приобретают, например, портативные зарядки для смартфонов, работающие на солнечной энергии. Все считается, все учитывается, все, что выгодно, – сразу в дело. Они очень четко умеют считать свои деньги. Все без исключения. Причем как в переносном, так и в буквальном смысле. Так, как китайцы считают наличность, не умеет больше никто. Я пыталась научиться, но у меня так ничего и не вышло. Видимо, этим надо заниматься с самого раннего детства.
Про богатство
– Как можно в Китае отличить богатого человека от бедного?
– Есть одна особенность. Средний класс старается практически никогда не выходить на улицу, когда светит солнце. Только после заката начинается движение, а так они предпочитают сидеть по домам или офисам. Все боятся загореть. Белый цвет кожи очень котируется.
– Если ты белый, ты уважаемый человек?
– Да. А если ты загорелый, значит, работаешь на улице, ты крестьянин, деревенщина и все такое. Кстати, обратите внимание: если вы увидите китайца с длинным ногтем на мизинце, значит, перед вами представитель элиты – тот, кто может себе позволить вообще не работать. Есть такие «красавцы», у которых длинные ногти на всех пальцах. И они всячески стараются их продемонстрировать окружающим. Это вместо удостоверения личности или визитки. Вообще расслоение общества очень серьезное. Причем есть очень богатые люди. И это не те, кто мелькает по телевизору в светской хронике или на страницах журнала Forbes. Это элита, которую вы нигде и никогда не увидите. А если вдруг случайно с ними где-то пересечетесь, то вы никогда в жизни не скажете, что перед вами безумно богатый человек. Они всегда ведут себя очень скромно.
– А что вы можете рассказать про знаменитые китайские города-призраки с пустыми многоэтажками?
– Дело в том, что китайцы – такие люди, которые никогда не скажут прямо, зачем им это нужно, но они никогда ничего не делают просто так. Есть информация, что это города в резерве, на случай больших стихийных бедствий или разрушений – например, землетрясения, наводнения, тайфуны. Еще есть версия, что это города для будущих городских жителей, которые рано или поздно соберутся переехать из китайских деревень поближе к цивилизации. Всегда следует понимать, что у китайского правительства есть очень четкие последовательные программы на будущее. Не на пять лет, и не на десять, и даже не на 20, а гораздо, гораздо дальше. И они их методично и последовательно реализовывают. 

Андрей Пучков