«Кармен» на Боденском озере

8490d5d97df18e5e9d309010941cdc706b532472Нет, недаром Бисмарку приписывают изречение о том, что Европа – это «лоскутное одеяло»: мол, в три раза меньше Сибири, а вся испещрена границами. В правоте германского канцлера путешественник убеждается, например, на берегах Боденского озера – одного из крупнейших в Европе. Оно омывает границы сразу трех государств – Австрии, Германии и Швейцарии.
На австрийском берегу расположился кукольный городок Брегенц. И остался бы он, как и десятки подобных городков древней Европы, напоминающих иллюстрации к сказкам братьев Гримм, совсем безвестным, если бы не оказался под благосклонным взором Мельпомены. Богине театрального искусства было угодно, чтобы там, на берегу озера, под открытым небом, в 1911 году впервые состоялось праздничное лицедейство – театральное представление на тему местного народного эпоса, которое в разных вариациях повторялось с тех пор каждое лето.
А в 1946 году была первая попытка устроить праздничное представление на воде. В акватории бухты встали на якорь две баржи. На одной музицировал Венский симфонический оркестр, а на другой – соорудили декорации. Так в музыкальных кругах Европы заговорили о Ежегодных оперных фестивалях в Брегенце.
Это понятие и вовсе стало хрестоматийным после того, как в 1979 году в водах Боденского озера построили постоянную сцену. Окончательное закрепление статуса «сцены на воде» Оперный фестиваль в Брегенце получил около двух лет назад, когда приступили к модернистскому, мультимедийному оформлению сцены. Процесс завершили к лету этого года. «Гвоздем» сезона стала опера «Кармен», премьера которой состоялась 19 июля. «С этого дня, – говорит Дж. Крис Коллет, член руководства BMW Austria, одного из спонсоров фестиваля, – люди будут вести отсчет эры инновационного прочтения оперы».
В мировом медийном пространстве новаторскую хореографию «Кармен» уже назвали неоспоримой. Но не менее восторженно заговорили и о нетривиальном технологическом сопровождении оперы Бизе.

Под сенью женских рук
Сцена расположена метрах в двадцати от берега. А берег – это бухта, в чаше которой устроен зрительный зал под открытым небом на 7 тысяч мест. Перед взглядом зрителей открывается нечто. Вместо кулис – две женские руки, взмывающие из воды. Левая рука возвышается над гладью озера, иногда покрываемого рябью, на высоту 21 м. Правая – чуть ниже, 18 м. Обе руки разбрасывают карты, каждая из которых как бы зависает в разноуровневом положении. Это и есть сценическая площадка: актеры функционируют на поверхностях карт, чудесным образом перемещаясь с одной на другую – то выше, то ниже.
Причем карты меняют свое положение в пространстве в зависимости от либретто. Соответственно, и исполнители оказываются в разных точках объемного сценического ­«зева».
В левой руке – в сценической, разумеется – зрители с изумлением обнаруживают горящую сигарету, дымок которой явственно виден в мареве заходящего солнца. Все правильно: ведь женские персонажи оперы работают на табачной фабрике. Да и Кармен отнюдь не из родовитой семьи. Да что там, она – цыганка. Надо ли говорить, что все эти сценические атрибуты выполнены в циклопических размерах.
Поразительное сочетание мобильных элементов сцены с фосфоресцирующей водной поверхностью, рефлекторное отсвечивание игральных карт в лучах заходящего солнца и прожекторов, удивительная слаженность невидимой глазу засценной кинематики, как бы сопутствующей театральным порывам солистов, – все это заставляет восторгаться уникальным единением традиционного оперного и хореографического искусства с новейшими архитектурно-строительными изысками, подкрепленными выверенным технологическим новаторством.
Действительно: как и из чего сделаны «руки», которые представляют собой гигантский и абсолютно идентичный слепок с изящных женских рук? Настолько аутентичный, что зрителю видны даже потертости маникюра. Ну как же, Кармен ведь далеко не благородного сословия. И что там внутри этих «рук»? А каким образом перемещаются «карты»? Из чего они изготовлены? Как все это монтировалось? Что за механизмы обеспечивают подвижность сценических элементов?
Дирекция Оперного фестиваля любезно предоставила нашему журналу фотографии рабочих моментов создания шедевра в Брегенце – уникального продукта, изготовленного фирмами трех стран, прилегающих к Боденскому озеру.

Брегенц – Москва