Как украсть идею

Ценность знаний и преимущества, которые они давали в процессе борьбы за выживание, наши предки осознали еще на заре человечества. Когда одна особь приделала камень к палке, другая – более авторитетная и сильная – заставила ее делать такие же палки для войны против врагов и еще зорко следила за тем, чтобы умелец никуда не сбежал. Со временем уникальные навыки и знания стали ценным товаром, который можно было выгодно обменять на другие полезные вещи. Однако во все времена находились те, кто сам ничего изобрести не мог, платить никому не хотел, а поэтому предпочитал заимствовать. Но без точных знаний о всех ключевых элементах, последовательности действий и прочих маленьких хитростях, сегодня называемых технологиями, любые подобные секреты очень быстро превращались в ничто.
Самый известный пример такой ситуации – знаменитая история с китайским шелком. Как известно, знания об источнике прочной и легкой шелковой нити – тутовом шелкопряде – самым тщательным образом скрывались от посторонних и стали причиной преждевременной кончины не одной тысячи желающих разузнать, в чем там дело. Только во времена Римского императора Юстиниана одному из купцов удалось пройти через древнекитайские пограничные кордоны, пронеся бесценные личинки насекомых в выдолбленном изнутри посохе. Однако полученный с таким трудом рецепт изготовления драгоценной ткани очень скоро был потерян, когда на римлян обрушились толпы конных воинов Атиллы. Только через 600 лет Европа смогла вспомнить, что такое шелк – правда, ей для этого пришлось самой пройти через варварство и организовать несколько кровавых крестовых походов на Ближний Восток.
Подобных примеров мировая история знает сотни. О нескольких классических случаях промышленного шпионажа прошлого, а также методах борьбы с ним наш сегодняшний рассказ.

52851847Портрет ценою в жизнь
В первой половине XIV века, в эпоху вечно воюющих протоитальянских городов-государств, особенно выделился своими полководческими успехами и талантами некто сеньор Каструччо Кастракани из рода Антельминелли. И не было в то время крепости, которую он бы не мог захватить. Лукка, Пиза, Пистойя и многие другие города были взяты его войсками в течение нескольких часов. Даже самый большой и богатый город того времени – Флоренция, был вынужден капитулировать сразу после молниеносного захвата городских ворот.
Стали поговаривать, что Кастракани находится в сговоре с нечистой силой, которая по контракту в обмен за его бессмертную душу предоставила ему какое-то могущественное чудо-оружие, от которого невозможно нигде спрятаться. Никто не знал, что это за оружие и как оно выглядит.
Осадив какой-нибудь город, солдаты Кастракани подтаскивали к городским воротам обшитый со всех сторон толстыми досками сарай и придвигали его вплотную к створкам. После этого сидевшие внутри защитной конструкции люди с помощью приспособ­ления невиданной мощи буквально в считанные минуты разносили в щепки прочные городские ворота, как какие-­нибудь хлипкие дверцы старого буфета. После такого представления часто даже штурмовать город было уже не нужно. Пораженный противник сам капитулировал.
Надо ли говорить, что враги сеньора Каструччо готовы были заплатить любые деньги, чтобы хотя бы одним глазком посмот­реть на то, что же спрятано за стенами деревянного сарайчика. Умные люди понимали, что там находится какой-то механизм, но вот какой…
Долгое время секрет удавалось держать в строжайшей тайне. Раскрыть загадку помогло тщеславие одного из создателей чудо-машины. Осыпанный деньгами и почестями глава гильдии механиков, работавших на Каструччо Кастракани, решил заказать одному художнику свой парадный портрет. Хитрый живописец, рассыпавшись в комплиментах, уговорил мастера позировать с маленькой копией своего великого изобретения в руках. Как же сильно удивился художник, когда тот предстал перед ним с моделью… обыкновенного винтового домкрата.
Дело в том, что о могучей силе винтового механизма было известно еще со времен Архимеда. Домкрат в качестве оружия успешно применяли римские легионеры. А потом о нем благополучно забыли на долгие столетия, используя силу винта только в маслодавильнях и винодельнях. И вдруг оказалось, что именно это простое приспособление является сокрушительным чудо-­оружием, позволяющим легко захватывать неприступные замки. Было от чего удивляться.
Портретист не был сторонником сеньора Кастракани. Увиденный механизм он запомнил, дома воспроизвел его на бумаге и продал свиток за хорошие деньги военным противникам Каструччо. Утечка военного секрета закономерно привела к тому, что штурмовать итальянские города стало значительно труднее. Узнав о причине своих неудач, Кастракани приказал публично казнить незадачливого механика.
Так тщеславие и искусство стали причиной одного из самых казусных примеров успешного промышленного шпионажа в Средневековье.

zhan-leon-zherom-priem-printsa-konde-liudovikom-xiv-v-versalЭкономный Король-Солнце
О том, что французского короля Людовика XIV многие называли Король-Солнце, известно всем. Но мало кто знает, почему возникло такое прозвище. Дело в том, что одним из самых дорогих и желанных предметов роскоши в поместьях аристократии той эпохи было… зеркало. В зените правления Людовика в его королевской резиденции – Версале многие стены были завешаны зеркалами и ослепительно сверкали в солнечных лучах, распространяя славу о французском дворе, как о самом богатом и изысканном месте на свете. Однако так было не всегда. В самом начале его правления найти в Версале хорошее зеркало было большой проблемой.
Говорят, однажды королева Анна Австрийская, мать Людовика XIV, пришла на придворный бал в платье, расшитом маленькими зеркальными кусочками. Наряд восхитительно сверкал при свете свечей, но стоил государственной казне астрономическую сумму. Узнав про цену наряда, король поставил своему верному министру финансов, месье Жану-Батисту Кольберу, задачу в кратчайшие сроки наладить во Франции производство собственных зеркал.
Еще с глубокой древности приспособления, позволявшие посмотреть на себя со стороны, стоили буквально на вес золота. В Древнем Египте для этих целей особым образом шлифовали черный обсидиан, в Древней Греции до блеска полировали бронзу. Обрабатывать стекло амальгамой – сплавом ртути и олова – первыми придумали флорентийские мастера. Патент на это изобретение в самом конце XV века выкупили венецианцы. Во времена Людовика XIV они уже более 150 лет владели монополией на производство самых качественных зеркал, которые стоили баснословных денег. Например, самое обыкновенное для сегодняшних дней зеркало размером 50х50 см стоило в те времена ровно столько же, сколько новый торговый корабль.
Венецианцы, получавшие за свой товар просто невероятные деньги, делали все, чтобы их профессиональные секреты никто никогда не узнал. Все стеклодувное и зеркальное производство было сконцентрировано на отдельном острове Мурано. Местным мастерам было запрещено покидать этот остров под страхом смерти, а иностранных гостей к мастерским даже близко не подпускали. Более того, для усиления секретности венецианцы придумали разделить технологию производства на три отдельные части, не связанные между собой. Получение доступа к одной из технологических цепочек не позволяло овладеть всем искусством, а встречаться и общаться мастерам из разных цехов категорически запрещалось.
Сложно сказать, чего стоило французскому министру финансов выполнить поручение короля. Какие скрытые механизмы мировой политики он запустил, сколько интриг закрутил, кому угрожал, что обещал, кого и сколько раз подкупал. Доподлинно известно только, что в 1665 году в городке Тур де Виль открылась первая во Франции зеркальная мануфактура. Главными мастерами там значились три специалиста из Венеции, каждого из которых своим особым путем доверенные лица Жана-Батиста Кольбера доставили в страну.
В скором времени технологии были отлажены, производство запущено, а французские мастера в полной мере освоили все профессиональные секреты. Сразу же после этого рынки Европы стали наполняться дешевыми, но качественными французскими зеркалами. Венеция негодовала и все время требовала от Франции выдать ей мастеров-изменников. Так как платить им высокое вознаграждение Людовик XIV посчитал слишком обременительным для королевской казны, все трое были вскоре отправлены обратно на остров Мурано. Дальнейшая их судьба неизвестна.

cce28d053a8be98e_XLДмитрий Менделеев и бездымный порох
В начале XVIII века английский король Георг I издал любопытный указ, объявляющий весь голубиный помет на территории страны собственностью короны. Данное распоряжение только кажется забавной королевской причудой. Из помета в те времена добывалось сырье стратегического значения – селитра, ключевой элемент в изготовлении пороха. Традиционный состав «огненного зелья» был хорошо известен человечеству еще с V века н.э., а вот методы добывания ключевых ингредиентов для взрывчатой смеси каждая страна искала свои.
Самым серьезным прорывом в истории пороха стало изобретение немцами в самом начале ХХ века состава, не образующего при воспламенении почти никакого заметного дыма. Такой порох давал Германии серьезные преимущества в грядущей мировой войне, которой, как известно, никто не хотел, но которая была неизбежна.
Узнав об изобретении нового вида пороха, все европейские разведки невероятно активизировались в попытках раздобыть рецепт или хотя бы образец чудесной смеси. В ход шло все: и шантаж, и подкуп, и попытки воровства секретной документации. Но немецкая контрразведка свою службу несла исправно. Ни одной стране потенциального противника долгое время не удавалось получить доступ к заветной тайне.
Каково же было удивление немцев, когда стало известно, что успешные испытания бездымного пороха прошли в Российской империи. Автором важной военной разработки стал никто иной как Дмитрий Иванович Менделеев. Сам великий русский химик от патента и от авторства всегда отказывался. Через некоторое время стало понятно, почему. Однажды к признанному специалисту в области химии в частном порядке обратился один из высокопоставленных офицеров Российского Генерального штаба. В ходе беседы он посетовал на отсталость отечественной научной мысли в области современных разработок. В качестве примера он привел ситуацию с бездымным порохом. У немцев он есть, а нам слабо. Выслушав своего знакомого, задетый за живое Дмитрий Иванович задал три вопроса: 1. «Известен ли завод, на котором в Германии производится «чудо-смесь»? 2. «Есть ли данные об объемах производимого немцами бездымного пороха?» 3. «Есть ли возможность установить количество подвозимых к данному заводу железнодорожных вагонов и что именно в них находится?» Получив утвердительный ответ на все три вопроса, Менделеев торжественно пообещал установить заветную формулу, как только у него будут эти данные.
Уже на следующий день в Германию полетели секретные распоряжения для местной резидентуры по сбору необходимой информации. Когда все сведения были предоставлены, Дмитрий Иванович, проанализировав объемы поставлявшихся на завод ингредиентов, последовательность поставок и зная примерный технологический процесс, смог в течение нескольких дней составить российский аналог германской бездымной «чудо-смеси». Эта история сегодня считается классикой искусства анализа косвенных данных. От патента на это изобретение Дмитрий Иванович Менделеев отказался, а вот высокую государственную награду за заслуги перед Отечеством из рук государя-­императора принял. 

Андрей Пучков