Инна Гинкевич: «Без самодисциплины не будет никаких успехов»

DSC_3030Сегодня у нас в гостях заслуженная артистка России, балерина, киноактриса, хореограф, педагог, директор Школы олимпийского резерва №25 Москомспорта, главный хореограф Департамента спорта города Москвы Инна Гинкевич.

«Все девочки, которые поступают в Академию, стремятся стать примами»
– С чего начался ваш путь в балет?
– С хореографического кружка во дворе моего дома. В детстве, посмотрев по телевизору соревнования по фигурному катанию, я мечтала стать фигуристкой. Но меня отговорил мой папа, сказав, что в фигурном катании может быть много травм, что век спортсмена недолог… В качестве альтернативы он предложил заняться балетом и для создания у меня правильного впечатления отвел на балет «Щелкунчик». Спектакль очень мне понравился, и я решила стать именно балериной. Родители записали меня в самый обыкновенный хореографический кружок, который находился во дворе нашего дома, где я и начала заниматься. Через ­­какое-то время моя бабушка предложила записать меня во Дворец культуры им. М. Горького (он находился в часе езды от дома), где было очень сильное хореографическое отделение. Я и мои родители обрадовались, что меня будет кому возить так далеко на занятия, и я поступила в балетный класс, почти сразу став лучшей ученицей. Когда же на отчетный урок приехали педагоги из Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, именно меня отобрали для просмотра на поступление в училище. Через какое-то время сбылась моя мечта, и я стала ученицей Академии.
– Была ли у вас в детские годы мечта когда-нибудь покорить большую сцену? Или вы просто занимались в студии и учились в хореографическом училище, не имея такой цели?
– Все девочки, которые поступают в Академию, хотят и стремятся стать прима-балеринами. Нет ни одного ребенка, который не хотел бы стать звездой, иначе он просто не пришел бы в балет. И даже если кто-то со временем понимает, что он очень устает, ему не хватает данных и ему очень сложно, – все равно ни один ребенок не думает, что он занимается «для пищеварения» или «для красивой осанки». Все дети, которые учатся в хореографических училищах, четко ориентированы на достижение цели: стать примой или премьером и быть лучше всех.
– Расскажите о своих педагогах. Какое учебное заведение оставило в вашем сердце ощущение наибольшей теплоты?
– С педагогами и наставниками мне очень повезло. С 1-го по 4-й класс балета меня вела Галина Петровна Новицкая – замечательный педагог, которая научила меня фундаментальной основе классической хореографии в традициях лучшей в мире балетной школы – Ленинградского академического хореографического училища им. А.Я. Вагановой (ныне Академия русского балета им. А.Я. Вагановой. – Ред.). Большинство ее учениц впоследствии стали прима-балеринами: это и Ульяна Лопаткина, и Майя Думченко, и Алла Сигалова, и я… К сожалению, Галины Петровны уже нет в живых, но память о ней я храню и пытаюсь передавать полученный опыт. Знания, полученные от своих педагогов, а также мои профессиональные наработки и опыт сведены мной в новую методику «Школа движения Инны Гинкевич», которую я оформила в шесть книг. По данной методике преподаю я сама, а также многие другие педагоги – как в хореографии, так и в спорте.
Второй педагог в училище им. А.Я. Вагановой у меня была Народная артистка Советского Союза Инна Борисовна Зубковская – прима-балерина Кировского театра, звезда мирового балета, феноменально красивая, талантливая женщина, которая великолепно танцевала сама и которая многому научила и меня. Ее очень любил Юрий Николаевич Григорович – когда ему понадобились лучшие танцовщицы для формирования его личной труппы в Большом театре (Студии Ю.Н. Григоровича), из всего выпуска 1990 года нашей академии он пригласил из девочек только меня и еще четверых молодых людей, которые со мной танцевали. Я без колебаний приняла его предложение и переехала из Ленинграда в Москву.
Во время учебы в Академии я параллельно занималась в Мариинском театре. Моими педагогами были два выдающихся человека – это также звезды мирового балета, премьеры Мариинского театра, народные артисты СССР Наталья Дмитриевна Большакова и Вадим Николаевич Гуляев, которым я тоже обязана очень многим. Другом и наставником в Мариинке также был фантастический танцовщик, народный артист СССР Марат Фуатович Даукаев, который впоследствии стал моим педагогом по дуэтному танцу (после Н.Н. Серебрянникова, по книгам которого сегодня учатся мастерству в дуэтном танце). Вообще, мне очень повезло с моими педагогами и наставниками и я им очень благодарна. На момент выпуска из Академии им. А.Я. Вагановой я была уже готовой балериной с достаточно большим сольным репертуаром, что способствовало моему профессиональному становлению.

«Никакое кино не заменит ощущение поклонов под овации зрителей»
– Как бы вы описали разницу сцены балетной и сцены драматического театра? Балетная партия и игровая роль в кино – это совсем разные вещи?
– Одинаково наполнение в плане переноса образа и его трактовки. Вообще, без актерского мастерства невозможно стать ни хорошим артистом балета, ни драматическим актером. Конечно, в драматическом искусстве гораздо больше акцентов делается на речь, голос, мимику. У артиста балета в самовыражении присутствует больше пластики тела. Хотя в современных спектаклях есть балетные партии, где артистам приходится не только танцевать, но и петь или говорить. Поэтому когда я, будучи балериной, стала сниматься в кино, то многие нюансы актерского мастерства постигала заново и впоследствии стала этому больше уделять внимания на сцене. Результат был фантастический, потому что гораздо интереснее смотреть за балериной, которая работает не только пластикой тела, но и лицом; чувствует и понимает, зачем она делает каждое движение, подает материал в еще больших нюансах, нежели балерина, которая никогда не сталкивалась с драматическим искусством. В настоящее время моя подруга и потрясающая актриса театра и кино Регина Мянник преподает в хореографическом училище им. Л.М. Лавровского и колледже театрально-музыкального искусства им. Г.П. Вишневской как раз актерское мастерство. Раньше ученикам хореографических училищ и колледжей преподавали актерское мастерство только педагоги из числа бывших артистов балета. Я считаю, и это не только мое мнение, что этот важнейший предмет должен преподавать именно драматический артист. Он научит техникам, которые помогут артистам балета максимально раскрыться на сцене и создать свой неповторимый образ.
– Как актриса вы больше цените роли в театре или в кино? Если их сравнивать, что первично, а что вторично?
– Во-первых, я не играла как драматическая актриса на сцене, хотя очень бы хотела и, мне кажется, у меня неплохо бы получилось. А во-вторых, невозможно ни с чем сравнить ощущение энергетики зрителей в зале и себя на сцене во время балетного спектакля, когда ты четко понимаешь, насколько хорошо ты выполнил свою работу. Никакое кино не заменит ощущение поклонов под овации зрителей! Кино интересно совершенно другим: тонкостью игры, мимикой… Я думала о том, что кино может заменить балет или, например, игру в спектакле. Нет, не может! Потому что кино – это сублимированный продукт, где главенствует не только работа актера, а зачастую на 99% – воля режиссера-постановщика, оператора, режиссера монтажа и многих-многих других людей. Иногда бывает так, что ты потрясающе, как тебе кажется, сыграл свою роль в четвертом дубле из пяти снятых, но выбирают пятый, который тебе не нравится. А еще могут тебя озвучить другим актером или смонтировать так, что ты посмотришь и скажешь: «Боже, зачем я там снимался?!». Вот этим отличается кино от театра!

«У балета база, ­отработанная веками»
– Есть ли точки соприкосновения между балетом как видом искусства и спортом? Например, спортивная хореография сильно отличается от азов хореографии в балетных школах? Может ли девочка из легкой атлетики стать балериной и наоборот?
– Балет отличается от спорта своей системностью – ему 400 лет и у него есть база, отработанная веками. Есть последовательность и методика, по которой определенные упражнения изучаются и выполняются в определенном возрасте, и это четко сохраняется и контролируется. Поэтому в балете многие танцуют до сорока с лишним лет с минимальным количеством травм. Вообще, в балете нет такого травматизма, как в спорте. Например, в художественной гимнастике, синхронном плавании и фигурном катании – там это происходит по многим причинам, но одна из них в том, что у спортсменов отсутствует база классической хореографии. Она очень узко представлена и ей долгое время не уделялось должного внимания. Конечно, у классической балетной хореографии очень много точек соприкосновения со спортивной. Во всех сложнокоординационных видах спорта нужна артистичность подачи программы. А для этого должно быть много составляющих: красивый, не зажатый верх, прекрасные руки, которые работают правильно с различными предметами – как в художественной гимнастике, например; красиво выставленные по классической базе ноги… Без азов классической хореографии невозможно быть профессионалом экстракласса в сложнокоординационных видах спорта. Можно быть профессиональным человеком, который неплохо выполняет свои спортивные требования и достижения, но это не будет столь высоко оценено судьями и зрителями, потому что везде есть пометка «за артистичность», «за чистоту». Многие технические моменты зависят от базы именно классической хореографии, которые должны быть даны в детстве, на начальных этапах. Азы хореографии нарабатывают правильные мышцы, являются профилактикой травм. Почему говорят «спортивная хореография»? Потому что классическая хореография трансформируется под каждый вид спорта, именно под те особенности, которые очень важны в данном сложнокоординационном виде. Поэтому мой вердикт в том, что без классической хореографии высокие спортивные достижения невозможны.
– С какого возраста можно отдавать ребенка в балетную студию? На каком этапе обучения становится ясно, что конкретная девочка имеет перспективы стать балериной?
– По моей методике «Школа в движении» мы занимаемся с детьми с трех лет. В этом возрасте мышечный аппарат у ребенка уже более или менее готов для того, чтобы начать развивать в нем гибкость, пластичность, координацию, ритмику, музыкальность. В балет берут с 9 лет, после нескольких лет предварительного обучения. Чем раньше (желательно с трех лет) вы отдадите ребенка заниматься хореографией, тем лучше можно развить его физические данные, потому как не у всех они бывают идеальными от природы. Гораздо сложнее это сделать, если ребенок пошел заниматься поздно. Но всегда бывают исключения из правил: у нас бывали дети, которые приходили в балет и достигали успехов даже в 14 лет. Но это один случай на миллион. Что касается понимания того, сможет ли конкретная девочка стать балериной в будущем: как правило, те, кто выделялся в первые три года обучения, в дальнейшем уже и шли как лучшие ученики и имели все шансы в балете.
– С технической точки зрения современный балет имеет тенденцию к упрощению или, напротив, к усложнению выполняемых танцевальных элементов? Как это может сказываться на здоровье артиста?
– Безусловно, в настоящее время имеется тенденция к усложнению элементов. Фуэте раньше делали одинарными, теперь делают двойными, вращения (пируэты) сегодня могут выполняться от двух и доходить до двенадцати. В спорте также с каждым годом происходят усложнения. Например, в художественной гимнастике высота поднятия ноги по всем направлениям стала максимальной. Это требование касается и самых начальных этапов подготовки. У нас в балете на его выполнение дают один-два года, при этом очень жестко следят за абсолютно правильно поставленными корпусом и бедрами, чтобы в дальнейшем исключить травматизм. А вот, например, в художественной гимнастике детей первого и второго года обучения уже просят выполнять фуэте, хотя мышцы голеностопа у многих еще не готовы к такой нагрузке, что ведет к надрыву связок ахилла и воспалениям мышц стопы от перегрузок.
– Что вы пожелаете балетной и спортивной молодежи, которая находится только в начале своего пути?
– Я бы хотела им пожелать очень внимательно слушать своего тренера и педагога, не лениться, стараться самим индивидуально прорабатывать все замечания, которые делает преподаватель, слушать то, что педагог говорит другим ученикам, и применять к себе. Ставить перед собой цели и достигать их, развивать свои физические данные и вообще развиваться не только в своем выбранном виде спорта или в балете, но и интеллектуально, независимо от выбранного вида деятельности. И, конечно, очень важна самодисциплина – без нее не будет никаких успехов. 

Виктор Кудинов