Индия: от мусорного апокалипсиса к диктатуре чистоты

f6280641fc46На примере Индии очень хорошо видно, что может произойти, когда современная цивилизация приходит в мир, полный древних обычаев и предрассудков.
Жители этой страны любят называть себя «самой большой демократией на Земле» и в то же время никогда не пойдут в ресторан, где бывают представители низших каст. Страна, чей научный и экономический потенциал позволил создать свою собственную атомную бомбу, в то же время оказалась не в состоянии наладить систему сортировки твердых коммунальных отходов. Являясь для многих народов третьего мира маяком надежды и веры в светлое будущее, местные жители относятся к своей Родине так, как будто у них есть как минимум две запасные.

Зона бедствия
При населении в 1,3 млрд человек Индия уже давно переступила грань полномасштабной экологической катастрофы, последствия которой видны буквально на каждом шагу. В воздухе желто-серой дымкой висит смог от выбросов промышленных предприятий и горящих свалок. На земле от куч непонятного происхождения исходит удушливый смрад. «Священные» реки Инд и Ганг уже не несут как прежде свои чистые воды к Индийскому океану, а с трудом продвигают между своих берегов вязкую субстанцию буро-коричневого цвета и огромные мусорные острова. Пластик здесь кругом и всюду. Он на обочинах дорог, на газонах и тротуарах, на поверхности и дне рек и каналов.
Уже довольно давно индийская пресса стала называть Индостан «мусорным полуостровом». И это не преувеличение. По официальным данным каждый индиец производит от 300 до 500 г твердых коммунальных отходов в день. При их численности населения это катастрофа. Ситуацию усугубляют около 5,5 млн тонн высокотоксичных промышленных отходов из Европы и Америки, которые завозятся на полуостров ежегодно.
Из всей этой массы через систему сортировки и вторичной переработки проходит не больше 15%. Думаете, остальное отправляется на специальные свалки? Совсем не обязательно.
Еще Уинстон Черчилль в своих мемуарах о военной службе в Индии отмечал, что его всегда поражало беспечное отношение индийцев к мусору. Все, что не нужно, бросалось ими прямо под ноги, будь то бумага, кусок ткани или остатки еды. Жаркое индийское солнце быстро превращало любую органику в прах, а сильные муссонные дожди уносили прочь все остальное.
Но природные механизмы очистки, что работали в конце XIX века, совершено не подходят для века нынешнего с его обилием пластика и поли­-
этилена.
Весь цивилизованный мир это давно понял. Индийцы пока нет.

Кошмар на улицах Дели
В Индии прикасаться к мусору могут только представители низших каст – бханги, чандалы, чурхи. Для них и им подобных есть общее название – неприкасаемые. Они составляют примерно 16% от всего населения страны. Для представителей других каст даже брать в руки метлу и то зазорно.
Самая известная «колония» неприкасаемых располагается прямо в центре главного дипломатического квартала в столице страны Нью-Дели. Мусорная каста «тряпичников» появилась здесь больше ста лет назад. Несколько раз городские власти пытались переселить их с насиженного места, но те категорически отказываются уходить с такой прибыльной точки. «Дипломатический мусор» – очень ценный товар, который всегда можно выгодно продать. Ну а то, что никем не покупается, просто выбрасывается «тряпичниками» на улицы соседних бедных кварталов.
Кастовые традиции – не единственная причина скопления мусора в индийских городах. Большинство местных администраций просто не понимает, как можно наладить систему сбора и вывоза коммунальных отходов в таких масштабах.
По самым примерным оценкам, все крупные городские агломерации Индии «генерируют» больше 100 тысяч тонн мусора ежедневно. 36,5 млн тонн ТКО в год! Самым грязным штатом считаются Махараштра (Центральная Индия). Здесь образуется больше 7 млн тонн отходов ежегодно. Почти треть от этого объема дает крупнейший город этого штата – Мумбаи (2,5 млн тонн). В пятерке самых замусоренных городов полуострова присутствуют: Копакта (1,3 млн), Хайдарабад (1,4 млн), Ченнаи (1,6 млн) и, конечно, столица страны – Дели с 3,6 млн тонн отходов ежегодно.
Население этого мегаполиса сегодня составляет более 26 млн человек. И это число ежегодно увеличивается примерно на 800 тысяч. Подавляющее большинство людей живет в хрупких домиках без света, газа и тепла. Половина делийцев не имеет никакого доступа к таким городским благам, как централизованное водоснабжение и система канализации. Четверть из них никогда не видела современный туалет. Однако особого недовольства по этому поводу они не выражают. По мнению некоторых культурологов, во многом это объясняется верой индийцев в реинкарнацию – переселение душ. Надежда на то, что в какой-нибудь следующей жизни они будут богатыми и знаменитыми, приводит к тому, что окружающая грязная и смрадная действительность не производит на большинство индийцев никакого впечатления.
Почти все сточные каналы в столице не закрытого, а открытого типа. Естественным током все их содержимое стекается в реку Ямуна без какой-либо фильтрации или очистки. Следует ли говорить, что эта «водная артерия» выглядит и пахнет как настоящая сточная канава, в которой не водится ничего, кроме огромного количества болезнетворных микроорганизмов.
Для правительства Индии очевидно, что столица уже давно достигла крайних пределов своего роста, далеко шагнув за лимиты, определенные генеральным планом развития образца 1912 года. При этом столичная агломерация сегодня считается одним из самых лучших мест для жизни во всей стране.

60-метровая гора ­отбросов
Уборка мусора происходит только в кварталах, где живут богатые и знатные индийцы – это примерно 20% территории города. Но даже там очень редко можно увидеть стоящий рядом с домом мусорный контейнер. Многие обитатели «благополучных» районов просто не хотят, чтобы напротив их ворот стояли баки-накопители или лежали пакеты с отходами в ожидании, когда их заберут мусоровозы. Состоятельные горожане скорее предпочтут отправить прислугу выбросить мусор на ближайшую свалку, чем будут терпеть такое безобразие у своих дверей.
А прислуга отнесет все это… на соседнюю улицу, где оставленные пакеты будут немедленно вскрыты, а их содержимое тщательно исследовано менее состоятельными гражданами на предмет поиска чего-нибудь ценного или съедобного.
Но даже собранный муниципальными службами мусор уже давно негде складировать. Все четыре столичных полигона – Газипур, Бхалсва, Охла и Нарела-Бавана – заполнены до отказа. Их темные силуэты окружают город со всех сторон. По данным индийских журналистов, на эти мусорные холмы ежедневно взбирается около полутора тысяч грузовиков с отходами. Считается, что в связи с ростом населения уже в 2025 году этот автомобильный поток удвоится и тогда уже три тысячи самосвалов будут забираться по вьющимся серпантином дорогам все выше и выше. Высота самой большой из этих свалок – Газипур – уже превысила отметку в 60 м (как 20-этажный дом!), а ее площадь эквивалентна 40 стандартным футбольным полям (больше 28 га).
Верховный суд Индии всерьез рассматривает вопрос об установке на ее вершине специальных мачт с красными сигнальными огнями для предупреждения возможных авиаинцидентов.

Мир – хижинам, война – отходам
Свалка Газипур по распоряжению Комитета по контролю за загрязнением окружающей среды города Дели должна была быть закрыта и рекультивирована еще в 2006 году. Однако этого не произошло. По мнению многих журналистов, пишущих на тему экологии, причина этого в огромных по местным меркам доходах, которые приносит этот бизнес.
За каждую тонну вывезенного и переработанного мусора правительство города платит частным фирмам 2000 рупий (около 1800 руб.). Затраты на транспортировку к свалке составляют примерно половину от этой суммы. Ежедневно грузовики доставляют на Газипур около 2,5 тыс. тонн ТКО. Выходит, что если «забыть» о сортировке и переработке, то ежедневно только один этот мусорный полигон приносит своим владельцам 2,5 млн рупий чистой прибыли. И нет ничего удивительного в том, что муниципальные чиновники годами «не замечают» роста мусорных холмов вокруг столицы. Им помогают в этом щедрые подношения от мусорных королей. А в это время на просторах индийского интернета местные жители, чьи дома находятся в пределах видимости и слышимости этой рукотворной пирамиды, делают ставки, когда высота Газипур превысит высоту главной индийской достопримечательности – Тадж-Махала. Большинство уверено, что отметку в 71 м, а именно такова высота знаменитого мавзолея, свалка преодолеет уже в 2020 году.
Победить мусорный апокалипсис индийские власти пытались многократно, но всякий раз их попытки сталкивались с изощренным противодействием коррумпированного чиновничьего аппарата и жестким противостоянием многочисленного «мусорного лобби».
Первый завод по переработке органических отходов появился в Индии в 1972 году, однако он довольно быстро закрылся. Работавшие на сортировке представители одной из «мусорных» каст периодически подкидывали в органическое сырье что-нибудь токсичное или металлическое. Тотальная замена всех рабочих ни к чему не привела, «случайные» ошибки продолжались вплоть до полной остановки предприятия.
Самый характерный случай произошел в середине 80-х годов прошлого века. Датская компания Volund Milijontecknik построила на свои деньги недалеко от Дели большой мусоросжигательный завод, работающий по технологии WTE (waste-to-energy). Однако в результате серии ЧП, больше похожих на сознательные диверсии, через пять лет завод был закрыт и больше не открывался.
Попытки запустить процесс переработки отходов делались и в других штатах Индии, но все они сталкивались с проблемой несоответствия поставляемого мусора минимальным техническим требованиям, а также агрессивным противодействием со стороны «мусорных» каст.
Кроме того, иностранные инвесторы, которые пытались заниматься в Индии переработкой вторсырья, были вынуждены постоянно бороться с местной муниципальной бюрократией, которая устраивала постоянную чехарду с правоустанавливающими и регулирующими документами.
В конце концов все иностранные мусорные гиганты с полу­острова ушли, а местные так и не выросли.
В 2000 году Министерство защиты окружающей среды и лесов Индии провело через парламент страны закон, по которому все жители должны были проводить раздельный сбор отходов, отделяя пищевые отбросы от бумаги, стекла и металла. Нарушителей ждали серьезные штрафы. Но, как мы знаем, строгость законов легко компенсируется необязательностью их исполнения. В стране, где сложно отучить людей просто бросать мусор под ноги, организовать раздельный его сбор оказалось еще сложнее.
Спасти Индию
Очередную попытку остановить мусорный апокалипсис в отдельно взятой стране предпринял в 2014 году новый премьер-­министр Индии Нарендра Моди. Выходец из уважаемой касты торговцев – гханчи, он решил на собственном примере показать индийцам, что убирать за собой не зазорно. Для этой цели он (о ужас!) взял в руки метлу и вышел на уборку одной из столичных улиц. Пошел он на это дело не один, а вместе с еще девятью известными и уважаемыми в Индии людьми: звездами Болливуда, политиками и бизнесменами, в том числе с одним из самых богатых людей страны – промышленником Анипой Амбани.
Массовая кампания получила название «Чистая Индия», была рассчитана на пять лет и организована по классическому сетевому принципу. Каждый индийский гражданин выходил с метлой, совком или лопатой и убирал какую-нибудь территорию. Затем он приглашал девять своих друзей последовать его примеру, а те в свою очередь должны были позвать на всеиндийскую уборку еще девять знакомых, друзей или родственников.
По задумке Нарендра Моди и его сторонников, если каждый индиец потратит всего лишь 100 часов в год на уборку, то к юбилею лидера индийского национально-освободительного движения Махатмы Ганди (2 октября 2019 года будет отмечаться 150 лет со дня его рождения) страна полностью преобразится.
«Чистота – это не дело одних только уборщиков, это задача 1,25 миллиарда граждан Индии. Если уж индийцы смогли, потратив небольшие средства, запустить ракету в космос, неужели мы не сможем вычистить собственный дом?» – говорил премьер-министр Нарендра Моди, выступая перед сторонниками.
Общеиндийского энтузиазма хватило ровно на год. За это время сам Дели действительно стал значительно чище. Но в общенациональную инициативу движение «Чистая Индия» не превратилось.
Кто кого?
Через год после начала движения «Чистая Индия» мэр Дели Арвинд Кеджривал получил петицию от общества делийских мусорщиков, выступивших против современных методов сортировки и уборки отходов, в частности WTE-технологий. Мусорщики заявили, что новые технологии приведут к тому, что городу понадобятся всего несколько тысяч уборщиков, тогда как сейчас только в одном Центральном округе Нью-Дели живут и трудятся около 150 тыс. кастовых сборщиков отходов. В случае продвижения новых экологических инициатив делийские «мусорные» касты грозили массовыми акциями неповиновения и социальным взрывом.
Однако правительство Дели на шантаж и провокации не поддалось, а власти Индии решили расширить полномочия местных администраций.
В 2016 году правительство Индии утвердило новые «Правила обращения с твердыми коммунальными отходами», которые позволили мэриям индийских городов вводить собственные штрафы за нарушения при сортировке мусора и правил обращения с ТКО.
Многие специалисты уверены, что Индии нужно срочно вводить более жесткие карательные меры, подобные тем, что в свое время были приняты в Сингапуре. Там за любой клочок бумаги, брошенный на землю, установлены очень болезненные штрафы и другие административные меры, вплоть до лишения гражданства. Сурово наказывать предлагается и муниципальные органы власти, если они не внедряют современные технологии уборки мусора и возводят искусственные бюрократические барьеры.
По мнению экспертов, не менее важно навести порядок и на свалках. Если благодаря движению «Чистая Индия» удалось в какой-то степени убрать мусор с улиц, то простая отправка его на полигоны ситуацию не спасает. Свалки уже стали причиной не менее 20% выбросов метана в стране, воздух в таких районах сильно загрязнен из-за разложения отходов и кустарных попыток его сжечь. А в период муссонных дождей (июль-август) индийские свалки становятся источником ядовитых сточных вод, отравляющих все живое на десятки километров вокруг.
К осени 2019 года индийское правительство готовит целый пакет законодательных инициатив, направленных на ужесточение ответственности за создание незаконных свалок и защиту окружающей среды. Новая программа получила условное название «Диктатура чистоты» и подразумевает кратное увеличение штрафов за любой окурок, брошенный мимо урны, массовое строительство очистных сооружений и мусоросжигательных заводов. Также планируется проведение мощной общенациональной информационной компании, направленной на пропаганду раздельного сбора ТКО и защиту окружающей среды.
По мнению индийских политиков, если «Диктатура чистоты» будет одобрена парламентом, министерству внутренних дел следует готовиться к массовым акциям саботажа и неповиновения со стороны «мусорных» каст, а министерству финансов готовить миллиарды рупий для финансирования новых инфраструктурных проектов, подобных которым в Индии никогда не было.
За развитием событий на полуострове внимательно следят во всем мире, особенно в ЕС. Западные инвесторы готовы вложить в перерабатывающую мусор промышленность Индии миллиарды долларов и евро при условии получения определенных гарантий от правительства. Все хорошо помнят, как поступили в 90-е годы с датской компанией Volund Milijontecknik». Последняя, кстати, до сих пор пытается через суды вернуть свои инвестиции.
И только время покажет, удастся ли «самой большой демократии на Земле» однажды стать еще и самой чистой.