Затаившийся дракон: зачем Китаю города-призраки

149008882815167967Китайская строительная индустрия сегодня считается одной из самых развитых – на ее долю приходится без малого 20% от общемирового объема. Ежегодные инвестиции в отрасль уже давно перевалили за триллион долларов, что в два раза больше, чем в США, и в три раза больше, чем в ЕС. Отправной точной такого бурного роста принято считать 2000 год, когда правительство страны приняло решение о модернизации всей жилой и транспортной инфраструктуры. Именно с этого момента в Китае как стебли бамбука после дождя стали расти многоэтажные микрорайоны, до неузнаваемости меняющие облик всех крупных и средних городов. Между тем, по наблюдениям западных аналитиков, такой серьезный «градостроительный бум» неминуемо должен привести к перевесу предложения над спросом, что чревато очень серьезными рисками для всей китайской экономики. Первые признаки надвигающейся катастрофы проявились еще в 2010 году. Тогда Интернет стали заполнять многочисленные фотографии совершенно пустых улиц и безжизненных многоэтажек китайских городов-призраков. Картинки действительно выглядели апокалиптически: новые многоэтажные высотки, цветы на клумбах, чисто убранные улицы, но… нет ни людей, ни животных. В числе таких городов-призраков в первую очередь назывались Сишуань, Ордос, Кангбаши и еще минимум 15 подобных им населенных пунктов, расположенных в основном в глубине страны. На все вопросы журналистов китайские правительственные чиновники обычно отвечали одинаково: никаких городов-призраков нет, все строящиеся в стране квартиры рано или поздно обретут своих владельцев. Больше никаких комментариев. Всеобщая урбанизация В 2016 году реальное положение дел стало понятно благодаря публикации исследования Государственной электросетевой компании Китая. Данные анализа показателей электрических счетчиков из 660 крупнейших китайских городов выявили, что за год в 64,4 млн квартир потребление энергии оказалось нулевым. В этих пустующих домах прямо сейчас могли бы поселиться все без исключения жители нашей страны вместе с населением братской Беларуси. Для кого же все эти дома? Зачем практичное китайское руководство из года в год выделяет миллиардные субсидии на строительство небольших (по китайским масштабам) городов на 100–150 тыс. человек? Причина в умении китайских товарищей планировать и управлять серьезными социальными процессами на десятилетия вперед. Долгое время Китай был общепризнанной мировой производственной фабрикой. Почти все товары и услуги, которые он производил, шли на экспорт. Финансовый кризис 2008 года отчетливо показал правительству страны ущербность такой стратегии. Тогда был взят курс на развитие внутреннего потребительского рынка. Но как это сделать, если в Китае более 550 миллионов жителей – крестьяне, которые привыкли покупать только то, что им нужно здесь и сейчас?..