Задачка про жвачку

14092524001091Белоснежная улыбка, защита от кариеса, свежее дыхание: все это обещают производители жевательной резинки в своей рекламе, которая размещена буквально на каждом шагу. Но что происходит с этим несъедобным изделием после того, как человек его пережевал и выплюнул? Это отлично знают экологи, коммунальные работники и защитники окружающей среды по всему миру. Недаром жевательная резинка считается вторым по популярности мусором на Земле.

А начиналось со смолы…
Жевать что-то не вполне съедобное – одна из самых популярных привычек человечества. Самая первая жевательная резинка датируется каменным веком, VII–II тыс. до н.э. Она была найдена во время раскопок в Северной Европе и представляет собой куски доисторической смолы с отпечатками человеческих зубов.
Промышленное производство жевательной резинки было налажено в конце XIX века. В качестве ее основы использовался обнаруженный еще тысячу лет назад индейцами майя застывший сок дерева саподиллы, который они называли «чикле». Свой вариант жевательной резинки, из смолы хвойных деревьев и пчелиного воска, использовался с древних времен и в нашей стране.
Жевательная резинка сегодня – это исключительно синтетические полимеры плюс подсластители, ароматизаторы, эмульгаторы и загустители. В процессе употребления жевательная резинка практически не уменьшается в объеме, но все наполнители постепенно растворяются, после чего основа становится безвкусной и выбрасывается. Съеденные искусственные компоненты зачастую относятся к категории вредных и даже опасных для здоровья. По мнению болгарского ученого Тодора Дичева, большинство жевательных резинок вместо защиты зубов и десен наоборот содержат компоненты, которые являются причиной таких заболеваний полости рта, как кариес и пародонтоз. Тем не менее это не мешает человечеству использовать более 500 тысяч тонн жвачки ежегодно. По массе это примерно 100 тысяч слонов.

Тотальное гумфитти
Считается, что жевательная резинка может пролежать без изменений до 30 лет в жарком и влажном климате и до 100 лет – в холодном. Но учитывая ее синтетическую, по сути пластиковую основу, жвачка вообще не может полностью разложиться. В лучшем случае она распадется на мельчайшие полимерные частицы, которые так и останутся в почве.
Таким образом, невинная привычка жевать резинку становится серьезной экологической проблемой, от которой страдают не только природные зоны, но и пространства мегаполисов. Вред от жевательной резинки для окружающей среды, в особенности городской, во всем мире получил название гумфитти. Это использованная резиновая масса, которую бросают на тротуар, приклеивают к скамейкам и поручням в транспорте и которая в самый неожиданный момент прилипает к обуви, одежде и волосам.
Во многих странах уже подсчитали, во сколько обходится постоянная очистка стен и асфальта от пережеванных резинок. Как правило, это стоит бюджету городов в разы больше, чем стоимость самой жвачки в магазине. Так, ежегодно Великобритания тратит 150 млн фунтов (12 млрд руб.) на уборку улиц от жвачки. В Китае во время национального праздника на главной площади Пекина Тяньаньмэнь туристы выплюнули ни много ни мало 600 тысяч жвачек. Очистка площади стоила городу $120 тыс. (7,5 млн руб.).
Так что не удивительны высокие штрафы для тех, кто решил бросить использованную жевательную резинку мимо урны. Самые строгие правила к жевательной резинке действуют в Сингапуре. Там жвачка разрешена лишь по рецепту врача, и купить ее можно только в аптеке. За ввоз, употребление, продажу резинки там придется заплатить как минимум 500 сингапурских долларов (около 25 тыс. руб.).
В России проблем с выброшенной жевательной резинкой не меньше. Бьют тревогу активисты движения StopGum из Сочи. Они проводят флешмобы и акции, чтобы привлечь внимание общественности и очистить курортный город. По их подсчетам, в год в Сочи реализуют около 336 тонн жевательной резинки, и около 5% от этого количества остается на тротуарах. А это более 8 тонн жвачки! В период высокого сезона, когда население города многократно увеличивается за счет приезда туристов, эта цифра возрастает до 18 тонн.
Согласны с активистами и в мэрии. Там признают, что брусчатка, которой выложен город, сильно загрязнена жвачкой. А ее текстура такова, что очищать ее без специальных химических средств гораздо сложнее, чем обычный асфальт.
Обсуждаемой акцией активистов стала инсталляция на Площади флага, где они расставили более сотни пар обуви с приклеенной к ним жвачкой. По их мнению, это поможет обратить внимание на вопрос, который многие считают несущественным, но в действительности он доставляет множество неприятностей окружающим и затрагивает проблему культуры в обществе.
По оценкам компании Wrigley, продукция которой занимает примерно 65% российского рынка жевательной резинки, средний россиянин покупает жвачку 6 раз в год. Согласно другим данным, емкость российского рынка жевательной резинки составляет 25 тысяч тонн в год. Только в Москве ежегодно покупается 2,5–3 тысячи тонн резинки. Другой сложностью является одноразовая неперерабатываемая упаковка жвачки, которая тоже чаще всего попадает не в мусорную урну, а остается брошенной по пути.
Неутешительные выводы сочинских активистов нашли подтверждение и в документальном фильме канадского режиссера Эндрю Нискера, который он снял в 2014 году. За 65 минут экранного времени Эндрю Нискер рассказал о вреде и пугающих последствиях производства жевательной резинки. Режиссер фильма обратился в компанию Esri Canada, которая с помощью краудсорсинговой ГИС-системы собрала данные о количестве жвачки на тротуарах Торонто. Результат шокировал всех: выплюнутые жвачки только на 7,1 тыс. км тротуаров канадского города представляли собой более 2 тыс. тонн полимера.
Надо сказать, что 60% жевательного производства контролируют всего две компании, сырье для которых поставляет крупнейший в мире производитель шин, но они никаких исследований о влиянии жевательных резинок на экологию не ведут.

Иногда это искусство
На помощь ученым и общественникам приходят дизайнеры. Так, в городе Сан-Луис-Обиспо в Калифорнии около сорока лет существует переулок, стены которого покрыты толстым слоем жевательной резинки. Это туристическая достопримечательность, и некоторые местные жители считают ее формой искусства, потому что это не просто скопление слипшейся жвачки, а вылепленные интересные формы — цветы, лица и даже признания в любви.
Итальянского скульптора Маурицио Савиньи на родине иногда называют «человек-бубльгум»: он делает из жевательной резинки огромные скульптуры. На создание десятков изваяний ярко-розовых людей, животных и различных предметов у художника уходят тонны сырья. Такое количество добыть простым пережевыванием трудно. Поэтому два ассистента по несколько часов в день распаковывают жвачку и расплавляют ее до вязкого состояния, а затем полученный материал идет в дело.

А если переработать?
Более рационально к проблеме подходят англичане. В 2006 году студент-дизайнер Анна Буллс нашла способ перерабатывать жвачки в новый уникальный полимер, который можно использовать в промышленных процессах литья. Так появились компания GUMDROP Ltd, производящая GUMDROP Bin – контейнер-сосуд ярко-розового цвета, который не только может использоваться для сбора жевательной резинки, но и сам изготавливается из жвачек. Такие контейнеры устанавливаются в общественных местах – когда они заполняются, их забирают и вместе с содержимым перерабатывают в новые предметы. Из полученного сырья создают резиновые сапоги, подошвы для обуви, резиновые стаканы, чехлы для мобильных телефонов и новые контейнеры. Работники лондонского аэропорта Хитроу, в котором были протестированы GUMDROP Bin, сообщили, что они позволили им сэкономить на расходах на уборку около $8300 (500 тыс. руб.) за три месяца.
Универсальные способы решения проблемы утилизации жевательной резинки до сих пор не найдены. Ясно одно: изменение поведения и побуждение людей ответственно подходить к утилизации использованной жвачки – единственный выход. Альтернативой искусственным жевательным резинкам могут также стать натуральные жвачки, которые в России производят из смолы лиственницы и продают в аптеках и магазинах здорового питания. Такие продукты биоразлагаемы и безопасны как для человека, так и для окружающей среды.