ЖКХ в годы войны: разрухе вопреки

289592_original Великая Отечественная война стала самой кровопролитной войной в истории нашей страны, унесшей миллионы жизней. В ту страшную пору на фронте сражались сотни тысяч советских солдат, а в тылу одержать победу над фашистским захватчиком им помогали мирные жители.
В современном обществе мы четко усвоили, что от качественного функционирования жилищно-коммунального хозяйства напрямую зависит комфорт каждого горожанина. Перебои с горячей водой, переполненный мусорный контейнер, тротуар, не обработанный реагентом – все это весомые поводы для жалоб на нерасторопность службы ЖКХ.
В сложные военные годы на плечи городской службы помимо обеспечения народонаселения бытовыми удобствами была возложена сверхответственная миссия по мобилизации ресурсов на нужды фронта. Необходимо было в кратчайшие сроки переоборудовать производство промышленной продукции, перепрофилировать работу заводов, накормить, обеспечить жильем и трудоустроить миллионы беженцев и переселенцев.
Для большинства рабочих и служащих военного времени неукоснительным законом стал призыв: «Все для фронта, все для победы над врагом!». Хрупкие женщины и резко повзрослевшие дети занимали места у станков взамен ушедших на фронт мужей, отцов, братьев.

Восстановить утраченное
В ходе боевых действий жилому фонду страны был нанесен значительный ущерб. За годы Великой Отечественной войны в СССР полностью или частично было разрушено свыше 70 млн кв. м жилой площади, около 250 водопроводов, 114 канализационных систем, 46 трамвайных и 5 троллейбусных хозяйств, 362 коммунальные электростанции и большое число других объектов и учреждений городского хозяйства.
Война лишила миллионы людей крыши над головой, а состояние уцелевших помещений резко ухудшилось. Все это привело к волне «уплотнений»: беженцы, эвакуированные нередко вынужденi-3ы были ютиться в переоборудованных общественных зданиях или занимать углы в домах и квартирах местных жителей. Кроме жилых строений – домов и бараков, к жилому фонду стали относить помещения больниц, школ, административных зданий, если в них проживал хотя бы один человек.
В качестве временного жилья учитывались сараи, амбары, землянки, вагоны, залы клубов и кинотеатров, классные комнаты, палаты больниц, красные уголки и другие служебные помещения. На жилищно-коммунальные службы легла ответственность по распределению площади между оставшимися без жилья людьми и поддержанию ее в пригодном для проживания состоянии.
В городах, подвергшихся разрушениям, проводился ежедневный мониторинг состояния жилищного фонда, по мере возможностей решались насущные бытовые проблемы, вопросы ремонта. Менялись выбитые окна, разбирались обрушения, велись работы по восстановлению поврежденного водоснабжения, оказывалась помощь в доставке дров. В Москве, например, для этих целей была переоборудована часть троллейбусов.
К некоторым работам жилищно-коммунальные службы старались привлекать общественность. Известно, что во многих городах действовали комсомольские бытовые отряды, которые помогали с уборкой помещений наиболее нуждающимся гражданам, привозили воду и дрова, топили печи, устраивали оставшихся сиротами детей в детские дома.

Квартплата по расписанию
Коммунальным службам пришлось столкнуться с катастрофической нехваткой материальных средств для осуществления ремонта. Одной из причин стало значительное падение дохода по квартплате. Призванные в Красную Армию освобождались от квартплаты полностью, на 50% квартплата снижалась для эвакуированных лиц, а к началу 1942-го категория льготников была расширена за счет орденоносцев, получивших ордена в 1942 году.
С обычных граждан не снималась обязанность оплачивать коммунальные расходы. Имеются свидетельства, что даже в блокадном Ленинграде, несмотря на первостепенную борьбу с голодом, жители переживали, как не оказаться в должниках по квартплате. Например, об этом говорится в дневнике шестнадцатилетней Лены Мухиной («Сохрани мою печальную историю. Блокадный дневник Лены Мухиной» СПб., 2011). Девушка пишет, что нужно исправно платить квартплату – если у тебя долги, могут не выпустить в эвакуацию.
Эвакуированные также были обязаны оплачивать счета: почтовым, банковским переводом или через доверенных лиц. За коммунальные долги выселяли по судебному решению. Запрещалось выселять только семьи фронтовиков и инвалидов войны. 11 июня 1942 г. СНК СССР принял постановление, предписывавшее вселять других людей в пустующие квартиры эвакуированных граждан, если они не оплачивают за них квартплату в течение трех месяцев.

cropped-s1200-2-1068x601На мирные рельсы
Несмотря на значительно сократившийся бюджет, жилищно-коммунальным службам приходилось изыскивать варианты для поддержания имеющегося жилого фонда в удовлетворительном состоянии. Зачастую строительный материал и сантехническое оборудование, необходимое для ремонтных работ, собирали в разрушенных зданиях.
Москвичи не познали ужасов блокады, как в Ленинграде, но им тоже пришлось столкнуться с голодом. Потому городскими службами было принято решение распределить между жителями тыла земельные участки в Москве и пригороде под огородничество. Летом 1942 года вся Москва принялась за возделывание своих огородных наделов. Тем, кому не хватило свободной земли, под обработку выделяли участки даже на кладбищах. Очевидцы рассказывали, что в Москве только мостовые и тротуары остались нетронутыми, все остальное было засеяно картошкой. А там, где была еда в свободном доступе, были и желающие поживиться ею – мародеры. Появилась и статья 79 УК РСФСР за хищения с огородов со сроком наказания до двух лет лишения свободы. Однако не всегда мародерами становились криминальные лица, зачастую на преступление людей толкал голод.
Несмотря на все тяготы военного положения, шло постепенное налаживание жилого быта, жилищно-коммунальные службы изыскивали возможности приведения в хорошее состояние не только квартир, но и придомовых территорий, скверов, других общественных мест.
В послевоенный период началась реконструкция городского хозяйства. При Исполнительном комитете Московского городского Совета народных депутатов создали Управление развития и эксплуатации инженерных систем, жилищного хозяйства, благоустройства и санитарной очистки города – прародитель сегодняшней службы ЖКХ столицы. 

Татьяна Филимоничева