Елизавета Арзамасова: «В комфортном городе ­человеку хочется жить и быть счастливым»

08ebgg8gufpVMFwqiXAa455lmXU Страна узнала и полюбила Елизавету Арзамасову, когда ей было 11 лет: в 2007 году на канале СТС вышла первая серия «Папиных дочек». Эта роль не была ее актерским дебютом: к тому моменту у девочки уже был богатый театральный опыт. Сейчас актрисе 26. У нее обширная фильмография, она по-прежнему продолжает свой «роман» с театром, выступает в ледовых шоу; наконец, она вышла замуж и стала мамой. В предновогоднем интервью нашему журналу речь шла о многом, а в конечном итоге – о том, как найти себя в этом все более стремительном мире.
– Елизавета, с чего начался ваш путь в мир театра и кинематографа?
– С детской игры! Видимо, так начинается путь во многие профессии. В четыре года мама отвела меня в детскую театральную студию на Чистых прудах, где мне очень нравилось заниматься. Потом деток из студии пригласили на кастинг в кинопроект. Меня утвердили на небольшую роль в фильме «Ковчег», когда мне было почти пять лет. Процесс съемок очень понравился мне и очень не понравился моей маме. И вот тут очень важный момент: когда родители видят, что ребенок счастлив, очень важно поддержать и помочь, а не запретить заниматься тем, что ребенку интересно. Маме было очень неуютно в шуме, неразберихе и бытовых неудобствах съемочной площадки, но она видела, что мне хорошо. Возможно, поэтому она столько лет мне помогала, ездила на репетиции, съемки, гастроли, в экспедиции, чтобы создавать там для меня комфорт – бытовой и атмосферный.
В театр я попала в восемь лет – и сразу на большую сцену Театра эстрады на главную роль в мюзикле «Энни». Только теперь я понимаю, что для восьмилетней девочки это была серьезная нагрузка и отличная школа. Два акта спектакля, репетиции, танцы, сольные и хоровые вокальные партии – все это хорошая школа для начинающей актрисы. Умение держать свое внимание на тексте, на мизансценах, на взаимодействии с актерами – и для взрослого артиста это большая работа. И конечно, полный зрительный зал! Получается, что я сразу попала в большой проект и сразу поняла, что театр – это серьезно. Но я была очень счастлива на сцене, и это чувство сохранилось навсегда.
– Можно ли сказать, что, попробовав себя на сцене в детские годы, вы уже тогда выбрали дело всей жизни? В каком возрасте вы осознали, что это не просто отдельные моменты существования, а нечто большее, связанное с будущей профессией?
– Ну, конечно, в детстве я говорила, что, когда вырасту, буду обязательно работать артисткой, но в списке профессий были еще и массажист, гример, режиссер и летчик. Так что упертости в этом смысле у меня никакой не было. Все шло как шло. Да и мама постоянно повторяла мне, что ни в коем случае не надо тратить свое время на то, что тебе не нравится, и что всегда можно изменить направление деятельности. Если вдруг разонравилось то, чем ты занимаешься, – смело все меняй, учись новому. Такая родительская установка дает большую уверенность и свободу. Чувствуешь радость от того, чем занимаешься, вдохновение, восторг, удовольствие, – просто работаешь. В этом случае не превращаешь все в рутину, в вынужденное действие, в систему доказательств и не боишься сменить профессию или просто оставить ее. У меня и сейчас сохранилось это чувство свободы по отношению к делу. Я люблю и театр, и кино, но если я буду нужнее в другом или больше понадоблюсь в делах семьи, я спокойно и с благодарностью за много лет удовольствия попрощаюсь с профессией.
– У вас внушительная фильмография, но, наверное, самая известная роль – Галина Сергеевна Васнецова из сериала «Папины дочки». В жизни вы были похожи на свою героиню или роль вундеркинда и эрудита – это просто сценический образ?
– Ну, конечно, образ! Хотя я думаю, что персонаж, с которым я работала в течение шести лет, начиная со своих одиннадцати, не мог не повлиять на мое взросление. Во-первых, я научилась дисциплине. Мне приходилось учить очень объемные тексты на каждую смену, совмещать работу и учебу в школе. Во-вторых, я вооружилась самоиронией, а это очень полезное качество в современном мире. Я ведь играла ту самую некрасивую девочку-заучку, а в подростковом возрасте дети очень много внимания уделяют внешности и зарабатывают свои первые комплексы по этому поводу. У меня комплексов не было, я была Галиной Сергеевной с косичками, в очках и в старомодной одежде, и чувствовала себя прекрасно, потому что уже тогда поняла, что любят не за это.
– В 2009 году на экраны вышел серьезный и глубокий фильм «Поп» режиссера Владимира Хотиненко, где вы сыграли одну из ролей. Расскажите об этой работе.
Авторский спектакль Лизы Кабы я была (4).– Эта работа стала для меня большим подарком. Я снималась в проекте Владимира Ивановича в период съемок в сериале «Папины дочки». Мне уже тогда было понятно, что это счастье – не застрять в одном проекте, а работать еще и в других жанрах. И в этом смысле я везунчик. Были интересные работы и в театре, и в кино. «Поп» – отдельная и важная история. Мы очень много и серьезно разговаривали и с мамой, и с Владимиром Ивановичем, о чем мы снимаем кино. И это был серьезный образовательный процесс. В школе мы так подробно не говорили на уроках истории о судьбе людей на оккупированных территориях во время Великой Отечественной войны, не говорили о служении священников в это страшное время, когда они были «чужими среди своих». Перед съемками фильма читали вместе книгу, по которой снималось кино. Конечно, не все эпизоды книги вошли в режиссерский сценарий, но для понимания роли и фильма это было очень важно. За такой серьезный, профессиональный и при этом дружеский и отеческий подход я очень благодарна и режиссеру, и всей съемочной группе. Владимир Иванович не смотрел ни одной серии «Папиных дочек» и честно потом признавался, что если бы смотрел, то не утвердил бы меня на роль в своем фильме. Потому что стереотипы – мощное явление. Я рада, что все так сложилось. Уже на озвучании материала Владимир Иванович спросил меня весело: «Арзамасова, а что у тебя по математике»? Я засмущалась: «тройка». И Владимир Иванович сказал: «Будешь у меня в новом проекте «Достоевский» играть юную Софью Ковалевскую»! И это было здорово!

«На сцене все зависит только от тебя»
– Как бы вы описали специфику работы в театре и в кинематографе? В чем главная разница?
– Думаю, что все актеры эту специфику описывают одинаково: в театре нет возможности «второго дубля», все происходит только здесь и сейчас. И именно поэтому не бывает двух одинаковых спектаклей. В то же самое время в кино очень многое зависит о того, как тебя подадут, с каким светом снимут, с какого ракурса, какой дубль выберут и как смонтируют. На сцене все зависит только от тебя. Ты или возьмешь зал, или нет. В этом смысле я могу сказать, что с самого детства мне очень везет с проектами, в которых я могу показать себя очень разной. Если говорить о кино, то мне кажется, что во взрослом возрасте у меня еще не было проектов, где я могла бы так раскрыться, как в фильмах «Поп» или «Свои дети», в которых я снималась, когда была много младше.
– Вы получили высшее образование на продюсерском факультете Гуманитарного института телевидения и радиовещания. Значит ли это, что связываете свое будущее преимущественно с продюсированием тех или иных телепроектов?
– Я не склонна к дальнесрочному планированию с загадыванием далеко в будущее. Когда после окончания школы пришло время поступать в институт, мне очень захотелось получить знания по продюсированию именно потому, что с самого раннего детства я была только участником чужих проектов, то есть «внутри игры». Мне стало интересно, как создаются проекты и что для этого нужно. Ведь рано или поздно многим творческим людям хочется личного высказывания – не через роли, которые предлагают режиссеры, а авторского. Я очень хотела на курс к Виталию Серафимовичу Калинину. В год моего поступления он набирал курс в институте телевидения и радио­вещания. Училась я с большим удовольствием. Все экзамены за пять лет обучения сдавала на «пятерки». В результате закончила институт с красным дипломом. Почему-то это было приятно! Уже через год после окончания я рискнула сама сделать авторский проект – моноспектакль «ЧП». А еще через год написала и поставила благотворительный спектакль «Кабы я была» для фонда «Старость в радость», попечителем которого являюсь уже шесть лет. В нем играют такие замечательные актеры, как Ольга Лапшина, Марина Дюжева, Филипп Бледный. Так что знания в институте мне очень быстро пригодились и были применены по делу.

Лизе 8 лет. Главная роль в спектакле Энни Театра Эстрады (4)«Написала книгу для детей»
– Современное телевидение во многом построено на формате ток-шоу с приоритетом зрелищной стороны над содержательной. Не кажется ли вам, что зритель испытывает потребность в более камерных и спокойных жанрах?
– Думаю, да. Даже уверена, что да! И сужу я не гипотетически, а, в частности, по своей аудитории в инстаграме и из разговоров с друзьями, со зрителями после спектаклей. Но фокус в том, что на содержательных шоу не сделаешь шума, хайпа, высоких рейтингов, поэтому каналы не торопятся такие шоу выпускать и стоять за них. Мне кажется, что на таких передачах нужно настаивать, приучать к ним людей. И СМИ лукавят, когда говорят, что это невозможно. Когда нужно, все возможно в сфере массовой информации. Камерные и спокойные жанры растят интеллигентного и вдумчивого зрителя, с устойчивой нервной системой, предлагают другие темы для обсуждения, формируют вкус. Идеально, конечно, когда шоу и зрелищно, и содержательно. Но это вопрос талантливой и грамотной команды.
– Есть ли у вас хобби, не связанные с театральной и кинодеятельностью?
– Если говорить о хобби как о любимом деле вне профессии, то, думаю, многие занятия я могла бы перечислить. Это и спорт, и домашнее хозяйство. Но если говорить о попытке заняться чем-то всерьез, то вот как раз во время выхода нашего интервью должна выйти и моя первая книжка для детей. Книга детских рассказов. И я очень волнуюсь! С большим трепетом отношусь к процессу и результату. Писала я для детей, но очень надеюсь на то, что она будет интересна и взрослым. Если этот интерес возникнет, то с большим вдохновением продолжу писать.
– Какие города вы можете назвать созвучными своему внутреннему миру? Вам ближе исторические малоэтажные улочки или современная высотная застройка?
– Мне очень интересна возможность существования в «параллельных мирах». В этом смысле Москва – абсолютно мой город. Все мое детство прошло в переулках улицы Покровка, параллельных ей улиц и на бульварах. Я люблю старую малоэтажную Москву, но в то же время в высотных постройках чувствуется новое время, полет. Всякий раз, путешествуя в современные локации, я с удовольствием возвращаюсь в родительский дом, где вокруг есть настоящая история, где можно гулять по улочкам с книгой Гиляровского «Москва и москвичи».

«Люблю города, в которых мне хорошо»
– Что, на ваш взгляд, следует изменить в городской среде, чтобы повысить уровень комфорта для отдельного человека?
– Наверное, именно Москва – тот город, который своим развитием в последние годы и отвечает на этот вопрос – чистые, ухоженные улицы, удобный общественный транспорт, много парков и зон для отдыха, где есть возможность гулять и детям, и старикам, и для людей среднего возраста есть возможность заняться спортом, вкусно, красиво и недорого перекусить. Очень важно иметь возможность недорого и даже бесплатно прикоснуться к истории и искусству.
– Какие города России и зарубежья, с вашей точки зрения, сохранили собственный колорит и в то же время удобны с точки зрения современной инфраструктуры?
– Боюсь быть необъективной. Я люблю города, в которых мне хорошо и счастливо, и я совершенно не знаю, зависит ли это от удобства инфраструктуры – скорее, от уникальной атмосферы города. Я люблю Питер, Казань, Владивосток, а также Мадрид, Ханой, Нью-Йорк, Лондон, Рим. Я сейчас перечислила большие города в разных сторонах света, но обязательно упомянула бы и много совсем небольших, но невероятно уютных, в которых хочется жить и быть счастливым. Среди них, например, маленький город Резекне в Латвии, где каждая улочка, каждая тропинка – про доброе.
– Может ли городская среда влиять на характер и творческий настрой живущих в ней людей? Какой из городов России, по-вашему, обладает наиболее творческой атмосферой?
– Конечно! Питер и Москва – оба невероятно творческие. И ведь каждый со своим настроением в творчестве. Питер – более вдумчивый, загадочный, метафорический, основательный. Москва – город смелых творческих идей, споров традиций и открытий. А, например, Владивосток такой же в творчестве, как его удивительный ландшафт – сопки, море, ярко-алая осень, соседство Японии, Китая, бухта Золотой рог, куда приходят корабли со всего мира. Вот и творчество там такое же. Вы только вспомните песни группы «Мумий Тролль». А вот в любимом мною чистом и светлом городе Минске – самые основательные художники-живописцы, работающие в традиционной реалистичной манере. Я никогда не уезжаю из Минска без картины с вернисажа. А Нью-Йорк и его мюзиклы? Разве они не созвучны? Мир удивителен… Очень хочется, чтобы он сохранил это восторгающее разнообразие!  

Беседовал Виктор Кудинов