Европа взяла курс на энергопереход. Чем отвечает Россия?

956Грозит ли нашей планете глобальное потепление или наоборот, глобальное похолодание – это предмет долгих научных споров, мало влияющий на объективную реальность. А ситуация такова: ключевые европейские державы (Германия, Франция, Швеция и другие) еще 20 лет назад отправили свои экономики в энергопереход и сегодня медленно, но верно двигаются к намеченным целям. Многие слышали про этот глобальный процесс, но не все понимают, о чем, собственно, идет речь.

Что такое G.E.T.
Global Energy Transition (англ.: глобальный энергопереход) – это долгосрочная стратегия мировых индустриальных стран-лидеров, нацеленная на практически полный отказ от ископаемых видов топлива и замена их на «зеленую» энергетику. Европейцев можно понять: к началу ХХ века они практически полностью исчерпали свои недра. Перспектива попасть в зависимость от энергетических сверхдержав их не устраивала. Пришлось придумать нечто новенькое.
Весь процесс энергоперехода в основном развивается по трем направлениям: декарбонизация суверенных экономик, развитие возоб­новляемых источников энергии (ВИЭ) и повышение энергоэффективности всех составляющих современной жизни. Так, например, страны Евросоюза поставили себе задачу к 2035 году полностью отказаться от эксплуатации автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, увеличить долю ВИЭ в энергобалансе до 40%, а к 2050 году свести свое антропогенное воздействие на окружающую среду до абсолютного нуля. Серьезность их намерений сегодня ни у кого не вызывает сомнений. Даже в условиях хронического дефицита электроэнергии и стремительного роста цен на уголь и газ Европа продолжает гнуть свою линию.
Нашей страны все эти европейские инициативы касаются напрямую. Несмотря на санкции, на долю ЕС приходится почти половина от всего отечественного экспорта. Игнорирование принимаемых Европой решений чревато огромными экономическими потерями. Один только углеродный налог на импорт продукции из стран, где превышен выброс парниковых газов, вводимый ЕС с 2023 года, по оценкам экспертов будет стоить отечественной экономике около €10 млрд ежегодно.

Стратегия-2050 и «зеленое» домостроение
На самом деле Россия уже давно разрабатывает свою программу глобального энерго­перехода. Существует проект «Стратегии долгосрочного развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года». В нем, например, заложено сокращение к 2030 году на 67% от показателей 1990 года отечественных углеродосодержащих выбросов. Выход на «климатическую нейтральность» – нулевой уровень воздействия на окружающую среду, наша страна рассчитывает достичь одновременно с Евросоюзом – в 2050 году.
В начале 2022 года профильные рабочие группы различных министерств и ведомств должны подготовить для главы правительства Михаила Мишустина специальный доклад, в котором будет указано, какие отечественные отрасли экономики должны быть охвачены декарбонизацией в первую очередь.
В этом списке в числе лидеров наверняка окажутся строительная отрасль и ЖКХ.
По данным экологов, одно только современное строительство дает около 25% эмиссии парниковых газов. Уже построенные здания и сооружения, в том числе многоквартирные дома, являются причиной образования еще 39% общемировых выбросов СО2. Потенциал энергоэффективности в жилом секторе, особенно в нашей стране, огромен. Подсчитано, что применение современных энергоэффективных и энерго­сберегающих технологий при строительстве многоквартирных домов и в ходе проведения капитального ремонта в совокупности уже сейчас может дать экономию порядка 300 млрд рублей ежегодно. А при более широком внедрении ВИЭ эту цифру можно увеличить вдвое. Одна только эта стратегия позволит финансово полностью закрыть вопрос с «зелеными» пограничными пошлинами Евросоюза.
Самый сложный момент в процессе глобального энерго­перехода – необходимость сокращения применения в строительстве традиционного цемента. Только его доля в «углеродном следе» составляет около 8% мировых выбросов СО2. Сегодня в Европе при проектировании углеродно-­нейтральных зданий все чаще стали заменять железобетонный каркас на экологически чистые несущие конструкции из поперечно-клееного бруса. По своим прочностным характеристикам этот материал ничем не уступает самым лучшим маркам железобетона. Однако в нашей стране пока еще такие технологии не особенно развиты.

Что на самом деле задумали в ЕС
В целом с точки зрения выбросов парниковых газов Россия находится не в самом плохом положении. Около 75% выработки электроэнергии в нашей стране осуществляется на источниках с низкой удельной эмиссией парниковых газов. Спасибо предкам за множество построенных ГЭС и АЭС, обеспечивающих нас чистой энергией на 40%. Есть еще прекрасные электрогенерирующие станции, работающие на природном газе и других «чистых» видах топлива. Если еще учесть нашу огромную территорию и большое количество леса, то Россия вместе с Бразилией смело могут считаться экологическими «донорами» планеты Земля – СО2 нами поглощается намного больше, чем выбрасывается. Это ценное конкурентное преимущество очень важно не потерять, особенно в свете ведущейся хищнической вырубки тайги и тропических джунглей, а также большого количества лесных пожаров в Сибири и на Дальнем Востоке.
По мнению целого ряда авторитетных экспертов, затеянный Европой глобальный энергопереход лишь отчасти продиктован заботой об экологии нашей планеты. Большую роль в этой теме играет долгосрочный экономический интерес. Развивая современные «чистые» технологии, они настроены сформировать под себя рынок будущего, где, естественно, у них будут лидирующие позиции. А еще в их решениях отчетливо прослеживается желание заставить страны третьего мира заплатить за переход ЕС в новый технологический уклад. В этой связи для нас особенно важным становится в ближайшие десятилетия не подорвать конкурентоспособность отечественной экономики и не потерять хорошие стартовые позиции российских компаний на мировом рынке. Ведь, по мнению европейских политиков, самая экологически чистая экономика за пределами ЕС – это та, где нет предприятий, производящих цемент, черные и цветные металлы, любую нефтехимическую продукцию и удобрения. Кстати, без применения химикатов в сельском хозяйстве России, географически расположенной в зоне рискованного земледелия, периодически будет грозить массовый неурожай и голод.

Российские ­регионы-лидеры
Из 85 субъектов Российской Федерации ближе всех к заветной «углеродной нейтральности» находятся три области: Калининградская, Нижегородская и Сахалинская. Специалисты считают, что уже в 2025 году они могут начать делиться с другими российскими субъектами «зелеными» эмиссионными квотами. Это один из сравнительно новых финансовых инструментов, появившихся в мире на заре энергоперехода. Дополнительными источниками финансирования перехода к низкоуглеродной экономике считаются целевые инвестиции в экологическую инфраструктуру, особые «углеродные» налоги и государственные закупки экологической продукции. Есть данные, что в ближайшее время будет окончательно отлажен механизм «зеленого» финансирования, благодаря чему у российского бизнеса появится возможность привлекать более дешевые кредиты на модернизацию своих производств.
Сегодня часто можно услышать мнение, что бизнес на экологии в России можно делать исключительно только с помощью государства. Это далеко не так. В Якутии, например, сейчас действует почти три десятка частных комбинированных солнечно-­дизельных электро­станций, а также две ветродизельные. Все они успешно работают в самых изолированных районах, снабжая электричеством маленькие поселки. Проекты более чем рентабельны и полностью окупятся за три-четыре года эксплуатации без каких-либо государственных субсидий. Достаточно только вспомнить, во сколько обходится доставка одной тонны дизельного топлива в районы, где нет вообще никаких надежных транспортных путей сообщения, чтобы понять, какие перспективы ждут «зеленый» энергетический рынок России. 

Андрей Пучков