Доходные дома Москвы: барину – хоромы, бедняку – каморку

scale_1200В XIX веке население Москвы росло (в 1856 году – 369 тысяч человек, в 1868-м – 416 тысячи человек, в 1882-м – 753 тысячи, 1897-м – 1039 тысяч), но развитие территории пока шло вширь за счет экстенсивного освоения соседних земель. К концу XIX века первопрестольная лишь ненамного переросла пределы Садового кольца. К примеру, по направлению к Петербургу город заканчивался на месте нынешнего метро «Белорусская», по южному направлению – на месте нынешнего метро «Ленинский проспект» и т.д.
Вокруг Москвы располагалось кольцо пригородов, которые формально не входили в состав города, но фактически представляли собой его экономическую периферию.
А дальше 20 км от Кремля уже шли малозаселенные земли с большой площадью сельскохозяйственных угодий и лесов. Например, за первые 56 лет своего существования к 1907 году пристанционный поселок Химки смог разрастись лишь до 47 дворов (почувствуйте разницу и сравните с нынешним 260-тысячным населением Химок).

Промышленность – на окраины
По мере роста Москвы промышленные предприятия стали вытесняться из центра на окраины (ближе к Камер-­Коллежскому Валу) и еще дальше в пригороды за пределы официальной муниципальной черты. Внутри Садового кольца осталось всего одно крупное предприятие – шерстоткацкая фабрика Товарищества И. Бутикова в Остожье.
Смещение экологически грязных производств происходило главным образом на юго-восток – из-за того, что преобладающее направление ветра было и остается до сих пор с северо-запада на юго-восток. Эта климатическая особенность уже более века назад задала действующий и поныне тренд развития социальной географии Москвы. Кроме того, рост числа фабрик и заводов на западной, северной и восточной окраинах города происходил на территориях хорошей транспортной доступности в непосредственных окрестностях построенной в 1908 году 54-километровой Московской ­Окружной железной дороги.

Курс на съемное жилье
До начала ХХ века Москва была преимущественно одно- и двухэтажной. На рубеже XIX–XX веков в Москве начался бум строительства доходных домов, квартиры в которых сдавались жильцам в аренду на оговоренный срок. Этот тренд спровоцировал жесточайший финансовый кризис 1899 года, в ходе которого произошло массовое разорение многих состоя­тельных москвичей из числа дворян, владевших землей на территории города. Промышленники скупили по дешевке эти земли под размещение складов, но потом сообразили, что в тогдашней кризисной Москве куда выгоднее становиться, выражаясь современным языком, девелопером, чем заниматься производством по прежнему профилю. Платежеспособный спрос на промышленную продукцию тогда упал, а вот спрос на съемное (не собственное) жилье рос как на дрожжах.

На разный кошелек
Доходные дома строились под арендаторов с разными возможностями, и квартиры в них делились на категории по комфортности. Были элитные (т.н. «барские») квартиры на 300–400 кв. м для очень состоятельных клиентов. Были квартиры на 5–9 комнат для высокооплачиваемых служащих банков, страховых компаний, акционерных обществ и частных предпринимателей. Были квартиры для семей со средними доходами – чиновников, учителей). И наконец, самый массовый тип был представлен коечно-каморочными квартирами, в которых жили небогатые люди, приехавшие в Москву на заработки. В подвалах же домов устраивались ночлежки для самых бедных слоев городского населения. Разумеется, вход жильцов разной категории в «белую» и «черную» часть дома был с разных дверей.
Доходные дома строились высотой минимум в 4 этажа – иначе застройка земельного участка не окупала себя. Инвесторы стремились закладывать максимальную этажность, которую только позволяли тогдашние строительные технологии. Именно в начале XX века Москва стала развиваться ввысь, поправ недавние нормы, запрещавшие строить жилье выше ближайшей церкви.

Девятиэтажный «тучерез»
Первый московский «небоскреб» (тогда его называли «тучерез») высотой более 40 м был возведен в 1913 году в Большом Гнездниковском переулке, и в нем было 9 этажей. Этот доходный дом (так называемый Дом Нирнзее) имеет интереснейшую историю и косвенно знаком всем зрителям фильма «Служебный роман» – именно на его крыше снималась сцена, в которой Алиса Фрейндлих поливала цветочки во время разговора с Андреем Мягковым. Современный вид с этой крыши в направлении Кремля смотрите на фотографии.
По замыслу первого владельца, «тучерез» предназначался для мужчин-холостяков из чиновной среды, поскольку в доме были небольшие квартиры с мизерными по площади кухоньками. Чиновники это предложение на рынке жилья не особенно оценили, зато дом приглянулся творческой богеме.
Доходные дома высших категорий строились исключи­тельно в пределах Садового кольца. Собственно говоря, привычный нам вид центра Москвы (за исключением церквей) был во многом сформирован именно доходными домами высших категорий, построенными в последние два десятилетия перед революцией 1917 года. Но потом, как сказано в одном советском фильме, «пришел гегемон и все пошло прахом»… 

Егор Чкалов