Дом-корабль и тайные комнаты

Дом-Корабль (дом 2) на улице Большая Тульская, Москва

1970–1990 годы – уникальная историческая эпоха, во время которой наша страна пережила взрыв на Чернобыльской АЭС, войну в Афганистане, перестройку, антиалкогольную кампанию. В этот же период состоялись Олимпиада-80, первая долговременная экспедиция станции «Салют-7». Может быть, эти и многие другие события повлияли на архитекторов Владимира Бабада и Всеволода Воскресенского, построивших знаменитый московский «дом-корабль».

Правильный железобетон и бесконечные коридоры
Это величественное здание в стиле советского конструктивизма строилось по заказу отвечающего за атомную промышленность Министерства среднего машиностроения СССР. Главный прораб до той поры строил в Союзе исключительно атомные реакторы. Поэтому строение также называют в народе «Домом атомщиков». Изначально проект был финский, но архитекторы Владимир Бабад и Всеволод Воскресенский внесли в него значительные коррективы. Сегодня нередко можно услышать, что дом возводили как олицетворение выражения «мой дом – моя крепость» и он способен пережить любые возможные катаклизмы, будь то бомбардировка, землетрясение или ядерный удар. По всей видимости, такая прочность дома – все же городская легенда, однако доля истины в ней есть. Несущие стены, перекрытия и балки дома выполнены из отлитого на оборонных заводах атомной энергетики железобетона, о который жильцы сточили уже не одну сотню сверл для перфораторов. Вдобавок конструкция сейсмически устойчива – благодаря углам не в 90, а в 87 и 93 градуса для препятствования складыванию.
Длина «дома-корабля» 400 м, высота – 50 м, ширина – 15 м (без учета балконов). Между парами подъездов и по краям имеются высокие пролеты с большими колоннами. Они служат для того, чтобы люди имели возможность пройти сквозь строение, а не идти почти полкилометра в обход. В доме 980 квартир, которые располагаются в девяти попарно соединенных подъездах. За счет этого там бесконечные коридоры. По словам жильцов, в них можно спокойно кататься на велосипеде. Немало разговоров ходило про подвальные помещения – одна из версий гласит, что они созданы в качестве укрытия от ядерного взрыва и настолько велики, что там может свободно перемещаться грузовой автотранспорт.

20-летняя стройка
Высотку строили 20 лет (!!!) – с 1970-х до начала 1990-х, и одно время она напоминала гигантского двугорбого верблюда. Это потому, что строительство шло частями: первыми появились северная и южная часть дома и уже спустя время – центральная. Когда в одной части дома только начиналось возведение этажей, в другой вовсю шло заселение. В  то время в Москве преобладала низкая застройка и эдакая махина порой наводила священный трепет на еще не искушенных небоскребами москвичей и гостей столицы.
А вот счастливым обладателям квартир в «доме-корабле» было не до трепета: пришлось сражаться не только с отменным качеством железобетона от атомщиков, но и с крайне запутанной системой водоснабжения. По странной задумке в некоторых квартирах располагается сразу по три стояка. Вентиль на одном из них может перекрыть воду на кухне соседей, а в другой квартире имеется вентиль, который легким движением соседской руки перекроет воду в вашей ванной комнате.
Кстати, несмотря на внушительные размеры «корабля» квартиры в нем не отличаются большой площадью. Кухни в чуде конструктивизма всего на три метра больше «хрущевок» – 9 кв. м. Несмотря на то, что это один из первых архитектурных проектов, в котором были предусмотрены двухуровневые квартиры, лестничные проемы в них оказались настолько узки, что порой жильцы не могли внести мебель на второй этаж.
Зато к несомненным плюсам можно отнести то, что в доме изначально была подключена система пожарной сигнализации, а для лучшей шумоизоляции окна монтировали с утолщенными рамами и стеклами. На последних этажах здания предусмотрены балконы для эвакуации жителей на случай чрезвычайных ситуаций.

Очень страшные легенды
Еще ходят слухи, что в доме есть «пустоты» – потайные комнаты, специально оборудованные для сотрудников разведки, чтобы следить за жильцами-атомщиками. Особо страшные легенды гласят, что это камеры для пыток политических заключенных. По более скромной версии, комнаты замуровали по распоряжению «сверху», чтобы не дать советскому гражданину больше жилой площади, чем положено на человека. Впрочем, в наше время этот миф уже развенчан и компетентные люди говорят, что никаких потайных комнат в доме не имеется.
Хотя… Так хочется верить, что есть еще в нашей прекрасной столице и в нашей огромной стране необычные дома со своими тайнами и легендами. Как у этого «дома-­корабля» – когда-то белоснежный, напоминающий величественный лайнер, а сегодня грязно-серый и слишком уж мрачный, он нависает над Большой Тульской улицей как символ ушедшей от нас эпохи. 

Татьяна Филимоничева