Дмитрий Парфенов: «Невезучий?! Это не про меня!»

Футбол.18 апреля 2018. Москва. Стадион "Открытие Арена". Кубок России. Полуфинал. "Спартак" Москва - "Тосно" - 4:5 (пенальти).  Дмитрий ПАРФЕНОВ Фото - Дарья ИСАЕВА

Для начала три эпизода из жизни героя этого интервью, которых вполне хватило бы для сериала-страшилки с непременным предупреждением Минздрава о том, что слабонервным смотреть его строго противопоказано.
Итак, часть первая: «Грабеж». Родная Одесса, время действия – лето 1995-го. Ярким солнечным днем вы, пообщавшись с Всевышним, выходите из церкви. Садитесь в новенький BMW пятой серии, как вдруг в салон вслед за вами влетает троица головорезов. И вы чувствуете, как с разных сторон в вас упираются лезвия ножей. По их приказу едете в сторону моря и под страхом смерти пьете из бутылки горьковатую гадость, после чего теряете сознание. А ночью, очухавшись на каком-то пустыре, с трудом понимаете, что непрошеных попутчиков вместе с дорогим авто и след простыл. И ощущаете в душе и в карманах тоскливую пустоту.
Часть вторая: «Кошмар». Москва, время действия – лето 2002-го. Теплым августовским днем вам в присутствии 11 500 свидетелей за пять минут до окончания матча ломают ногу. Диагноз: «перелом обеих костей голени со смещением». Комментарий одного из самых авторитетных футбольных медиков Зураба Орджоникидзе прост и почти убийственен: «За 20 лет практики такую травму встречаю впервые».
Часть третья: «Проклятие». Москва, время действия – весна 2004-го. Ласковым майским днем в присутствии 8000 очевидцев вам, только теперь уже 65 минут до финального свистка, неласково бьют по той же самой правой ноге, уже «отремонтированной» за год медиками. На сей раз диагноз вновь безрадостный, но более щадящий: «трещина малой берцовой кости». И про­исходит это на том же, что и два года назад, поле стадиона, на которое вы опять вывели команду с капитанской повязкой. Что это – проклятие?
Ну и как вам сюжетик? Врагу не пожелаешь! После такого и сломаться можно, решив, что судьба поставила на тебе крест. Но с Парфеновым ничего подобного не произошло. Напротив, во время беседы герой «черного сериала» был спокоен, подчеркнуто уверен и как обычно слегка ироничен. Ну, вылитый одессит Мишка, которому не страшны ни горе, ни беда, из нестареющего шлягера Леонида Утесова.
Если бы не пять проведенных с ним бок о бок в «Спартаке» лет, мог бы подумать, что Парфенов играет роль этакого несгибаемого мачо, готового пережить неприятности и покруче. И уж если что-то говорит и делает, то всегда искренне. За что уважаем даже теми соперниками, кто в пылу борьбы за премиальные отправлял его с поля на операционный стол.

– Многие считают вас невезучим. По-моему, вы на сей счет иного мнения? – пытаюсь проверить собственные ощущения.
– А почему бы и нет? – удивляясь, по-одесски вопросом на вопрос, отвечает Дмитрий Владимирович.
– Но, согласитесь, человека, которого сначала грабят средь бела дня, чуть не отправив на тот свет, а затем дважды ломают ноги, едва не лишив работы, вряд ли можно считать везучим…
– А давайте на все это посмотрим с другой стороны. Могли меня убить бандюги? Могли. Но жив-то остался. С ногой в первый раз совсем беда была. Думал – конец футболу. А на поле вернулся. Теперь скажите: везет мне или нет?
– Получается, как в той поговорке: счастлив утопленник, который не сгорел при пожаре.
– Именно. А если серьезно, то черные полосы в моей жизни, как и у любого, случались. Но светлых было гораздо больше. Начинал в обожаемом всей Одессой «Черноморце». Играл в «Спартаке», за который болел всю жизнь. Выступал за юношескую сборную СССР, национальную команду Украины. За эти 20 лет, что я в России, четырежды со «Спартаком» становился чемпионом. Став тренером, с «Тосно» выигрывал Кубок страны, выходил в его финал с «Уралом». А минувшей осенью возглавил тульский «Арсенал». Так что грех на судьбу обижаться.

Исполнение мечты
– От «Черноморца», в котором вы начинали в родной Одессе, до мечты – «Спартака» Романцева, вас отделяло семь лет…
– Целых семь. И поначалу думал: какой «Спартак» – как бы в «Черноморце» в состав попасть, в котором все ребята были играющие, с характером!
– Но в «Черноморце» вы быстро вышли на первые роли и даже привлекли внимание главной команды Украины – киевского «Динамо».
– Было дело. В конце 1997-го президент киевлян Григорий Михайлович Суркис предложил перейти в команду Лобановского. Состав тогда у Валерия Васильевича был – загляденье: Шовковский, Шевченко, Ребров, Косовский, Ващук, Дмитрулин… Приглашение в «Динамо» уже за честь считалось. И, конечно, я поехал в Киев на переговоры.
– Но в уме вы уже тогда команду Романцева держали?
– Дело не в этом. Просто не лежала у меня тогда душа к переезду. Но хватило такта ничего подобного не сказать Григорию Михайловичу, которого и по сей день уважаю. Просто попросил дать время подумать.
– А предложение перейти в «Спартак» сделал лично Романцев?
– Нет. Его передал вице-президент клуба Григорий Есауленко, который позвонил и сказал только одно слово: приезжай! Это был декабрь 1997-го.
– С президентом киевского «Динамо» вы общались три часа. А сколько же длилась ваша первая встреча с Романцевым?
– Минуты три, не больше. «Хочешь играть в «Спартаке»? – спросил Олег Иванович, едва я переступил порог офиса на Коптельском. «Хочу», – отвечаю. «Тогда давай!» – и протянул контракт.
– А как же разговор об условиях – квартире, машине, зарплате?
– Сам их Романцев никогда не вел – считал, что не тренерское это дело. Конечно, его слово всегда было решающим. Но финансовые и бытовые вопросы обсуждались обычно с Есауленко. Мне же на тот момент было не до них – главное, я уже в «Спартаке»!
– А о том, найдется ли место в составе, задумывались? Ведь в обороне «Спартака» было кому играть: Горлукович, Ананко, Хлестов, Бушманов, Евсеев, Ромащенко.
– Сначала на моей привычной позиции справа чаще играл Горлукович, реже Хлестов. И в 1998-м я частенько составлял в центре компанию Ромащенко. И только потом окончательно перебрался на свой правый фланг, где передо мной располагался Валера Кечинов. Позднее его сменил перешедший из «Балтики» Вася Баранов, с которым мы сразу нашли общий язык.
– С Барановым весело игралось?
– Да и жилось нескучно. Помню, как-то бразилец Робсон метров с пяти головой в пустые ворота не попал. Так Васька подбегает к нему прямо во время игры и на все поле кричит: «Роба, я же говорил, чтобы ты перестал мыть голову холодным пивом! Говорил?!». Так народ в первых рядах от смеха с мест попадал.

Уроки Цымбаларя
– Давайте вернемся в вашу холостую жизнь. Первый день в «Спартаке» помните?
– Еще бы! Приехал в Тарасовку и сразу же на базе встретил помощника Романцева, Георгия Ярцева. Он и показал комнату, где мне предстояло жить.
– И соседом, конечно же, оказался одессит Илья Цымбаларь.
– Иначе и быть не могло. Илюха на правах старшего и взялся меня учить. «Главное, – наставлял он, – слушать Романцева. Тогда все просто будет. И еще запомни: никогда с ним не спорь. Себе дороже выйдет». Уж чего-чего, а спорить с Романцевым я не собирался, поскольку при одном только виде него от волнения терял дар речи.
– Это почему же?
– От него какая-то особая энергетика исходила, которая постоянно заставляла находиться в состоянии максимальной собранности. Но это не мешало, не сковывало, а напротив, доводило настрой до точки кипения. Потому и игра наша никогда не была равнодушной, все 90 минут трибуны заводили.
– Как относитесь к тому, что сейчас ее многие называют старомодной? Мол, сегодня со всеми этими «стеночками», «забеганиями» многого не выиграешь…
– Глупости все это. Дело не в «стеночках», а в исполнителях. А они у нас были. И каждый точно знал, когда и где он должен в тот или иной момент оказаться. Все это часами отрабатывалось на тренировках в романцевских «квадратах», а затем переносилось на поле. Вот почему тот «Спартак» никогда не играл по очень популярному сейчас принципу: «Бей вперед – комбинация придет».
– Что, по-вашему, привело ее к развалу?
– Думаю, на каком-то этапе Романцев поверил в то, что перемены в клубе помогут «Спартаку» сделать новый шаг вперед. Мало кто знает, но человек он очень доверчивый. Это в итоге и сыграло роковую роль. И после ухода Романцева осталось только название клуба.
– Мне показалось, что слова «тот «Спартак» вы произнесли с некоторой грустью.
– А я этого и не скрываю. Мне до боли жалко ту команду, которую уже никогда не вернешь.
– Когда почувствовали себя в «Спартаке» своим?
– С первых же дней. В «Спартаке» Романцева все было просто – если видят, что ты и по игре, и по жизни свой, становись рядом. И как часто бывает, конкуренция ребят не стравливала.
– В чем же был секрет?
– Не в чем, а в ком – в Романцеве. Все знали, что заслужить его доверие можно только игрой. Если достоин ее – быть тебе в составе, нет – добивайся, паши на тренировках. Это был один из железных принципов Олега Ивановича, от которого он никогда не отступал.
– В чем еще состояла уникальность Романцева?
– В его невероятном умении чувствовать команду, каждого ее игрока. Хотя, в отличие от Лобановского или Прокопенко, он не вел с игроками частых бесед и общение с ним проходило в основном на тренировках. Когда мы приезжали в Тарасовку, то первым делом смотрели, открыты ли на балконе третьего этажа двери номера Романцева. Знали: если были распахнуты, значит, Иваныч на месте. И нужно немедленно переходить в состояние полной боевой готовности. Наверное, кого-то удивит то, что перед матчами Олег Иванович никогда не заходил в раздевалку, считая, что для настроя достаточно установки на базе. И после этого игровой градус в раздевалке у нас был такой, словно в ней находятся три Романцева. И только когда выходили на поле, он придирчиво поглядывал на наши бутсы, проверяя, все ли шипы на месте. Вот это состояние его предельной собранности и отдачи во всем, что касается футбола, каким-то невероятным образом передавалось всем нам. Причем не давило, а помогало жить игрой и давать, вместе с нами, радоваться ей болельщикам. В этом и был главный секрет побед «Спартака» времен Романцева.

«Жаль, что не удалось сыграть в «Спартаке» с Кульковым»
– Вы как-то сказали, что вам до боли жаль тот «Спартак», который уже никогда не вернешь. Это невозможно потому, что в нем нет Романцева, или исполнителей, с которыми он мог творить ту игру?
– И поэтому тоже. Но главная причина в том, что та игра передавалась из поколения в поколение еще со времен Бескова, а потом была продолжена Романцевым. Что отвечало давним традициям «Спартака». Но по ним не умели жить тренеры, после Романцева приходившие в команду.
– О чем по-человечески жалеете, вспоминая то время?
– О том, что не удалось сыграть в той команде с Васей Кульковым, которым восхищался еще с 15 лет. А уж когда с «Наполи» он закрыл самого Марадону, да еще забил послематчевый пенальти, то стал для меня настоящим кумиром. Жаль, что Василий ушел в «Зенит» перед самым моим приходом в «Спартак». И мы встретились с ним на поле только весной 98-го в Питере, как соперники. Он уже слегка погрузнел, но за счет опыта по-прежнему умело выбирал позицию и вовремя оказывался в нужном месте. Позднее, играя за ветеранов, мы с грустинкой вспоминали тот матч.
– Когда прошлой осенью Василия хоронили, не подумалось, что у них с Цымбаларем, которого тоже уже нет с нами, в чем-то схожие судьбы?
– Есть такое. Они оба безумно любили футбол, «Спартак», буквально сжигая себя. Может, потому так быстро и ушли…
Бросит ли «Спартак» перчатку «Зениту»

Футбол. 23 мая 2017 года. Москва. Тренеры ФК "Тосно" Дмитрий ПАРФЕНОВ и Владимир БЕСЧАСТНЫХ в редакции "Спорт-Экспресс". Александр ЛЬВОВ журнал "Спартак" Фото Федор Успенский,  "СЭ"

– Нынешнему «Спартаку» под руководством немецкого тренера Тедеско такого огня не хватает?
– Такого нет. Хотя в сегодняшнем «Спартаке» есть своя страсть и жажда борьбы. Чего не скажешь об игровой стабильности.
– В последнее время больше всего критикуют оборону «Спартака». А кто, по-вашему, из нее мог бы оказаться в команде Романцева?
– Пожалуй, Олегу Ивановичу вполне бы подошли такие бойцы, как Джикия с Жиго.
– Не находите, что средней линии «Спартака» сейчас не хватает хавбека, способного вести игру и владеющего последним пасом, как это делали Цымбаларь, Аленичев или Титов?
– Согласен. Здесь многого ждали от техничного Бакаева, но он слишком увлекается индивидуальной игрой. Если говорить о Зобнине, то это прежде всего трудяга с большим объемом работы, как, впрочем, и остальные полузащитники. А пока хавбека-организатора «Спартаку» явно не хватает.
– Все ждали, что приход из «Сочи» Александра Кокорина сразу же сделает спартаковскую атаку более мощной. А вот Романцев высказал сомнение, заявив, что за место в составе Александру еще придется побороться.
– То, что Кокорин начал с поиска связей в атаке «Спартака», объяснимо. Во-первых, на новом месте его стали преследовать травмы. А во-вторых, пошла игра у конкурентов – Джордана, Понсе, Соболева. Хотя по тому, как выглядел Александр в «Сочи», ясно: своих лучших качеств он не растерял. Но Тедеско предпочитает атаковать двумя форвардами, продолжая поиск оптимального варианта дуэта.
– Верите в то, что в этом сезоне «Спартак» все-таки бросит перчатку «Зениту»?
– Сумеет команда Тедеско сохранить хороший кураж до конца чемпионата, тогда, как это было при итальянском тренере Каррере, чемпионский финиш реален. Правда, у итальянца были такие классные исполнители, как Промес, Зе Луиш, Адриано. А пока главный козырь Тедеско – огромное желание «Спартака» бросить эту самую перчатку «Зениту».
– Так кто станет золотым по весне – «Спартак» или «Зенит»?
– Если объективно, то у питерцев состав покрепче – Дзюба, Азмун, Малком, да и скамейка подлинней. «Спартаку», главное, не сорить очками с теми, кто в нижней части таблицы. А там все решит финиш.
– А кто еще может включиться в золотую гонку?
– «Локомотив» с «Краснодаром» и, пожалуй, ЦСКА. Правда, когда они расстались с опытным тренером Семиным и потеряли перешедшего в итальянскую «Аталанту» Алексея Миранчука, у железнодорожников пошли игровые сбои. А у нового наставника – серба Николича опыта работы на таком уровне нет. И здесь все будет зависеть, как команда проведет зимний период. У «Краснодара» веселая, атакующая команда. Но в борьбе за чемпионство «быки» новички. И это их минус. Что касается ЦСКА, то его молодежь взрослеет на глазах. Обляков, Чалов уже стучатся в сборную. А опытные Акинфеев, Влашич, Дзагоев, Марио Фернандес – стержень коллектива, его движущая сила. Так что от армейцев можно ждать любых сюрпризов. Помните, как не так давно они в Лиге чемпионов обыграли мадридский «Реал»?
– Какой матч «Спартака» в Лиге чемпионов вам запомнился больше всего?
– Все! Но два из них снятся до сих пор. Еще бы: в первый же свой сезон сыграть с самим «Реалом» с такими звездами, как Иллгнер, Роберто Карлос, Йерро, Зеедорф, Редондо, Рауль! И победить их! Да еще проиграв первый тайм. Но у нас был Цыля, приговоривший Иллгнера со штрафного. А потом сказал свое слово Тит – 2:1! Помню растерянное лицо Рауля, помрачневшего Хиддинка и счастливого, обнимающего нас Романцева. Такое не забывается! Ну и, конечно, как не вспомнить 4:1 с «Арсеналом». «Лужники», 10 градусов мороза, 81 000 болельщиков и два тайма борьбы на пределе. Уже в самом начале горим – упустили Сильвинью. Но после перерыва мы буквально сломали англичан, отгрузив им четыре мяча. Не зря после матча сам Капелло сказал, что таких клубов, как «Спартак», в Европе немного!
– Это были одни из ваших самых счастливых моментов в «Спартаке». А какой был самым трудным?
– Когда в 2002-м получил перелом обеих костей голени со смещением, в чем мне «помог» динамовец Виталий Гришин. Да еще мышца сократилась и я три дня на вытяжке лежал. Это были, наверное, самые страшные в моей жизни. Боль адская, пальцы не шевелятся, а голове одна мысль: неужели все?! Врачам спасибо, выкарабкался. Клуб поддержал, друзья. Помню, Романцев навещал, подбадривал. А Евгений Прокопенко, который тогда «Динамо» тренировал, даже приезжал извиняться за Гришина. Знаете, такие моменты заставляют многое в жизни пересмотреть, себя проверить, понять, кто с тобой рядом.
– А уход из «Спартака» разве не был для вас трудным моментом?
– Нет. В 2005-м у меня закончился контракт, который продлевать никто не собирался. С командой тогда работал Старков, который почему-то уже не находил нам с Юрой Ковтуном места в составе. И гендиректор Шавло предложил мне поехать на сбор, где Старков хотел бы меня посмотреть в деле. Я понял, что это только предлог, и посоветовал пересмотреть записи игр, которые провел в клубе за эти восемь лет. На том и разошлись, что не стало трагедией. Ведь тот «Спартак», который принял меня совсем молодым в свою большую дружную семью и где я стал игроком, был совсем другим. Потому и останется во мне навсегда.

P.S. И в заключение слово наставнику нашего гостя, самому титулованному тренеру России Олегу РОМАНЦЕВУ:
«С защитником Парфеновым мне и «Спартаку» повезло. Игрок он был от Бога. Не будучи могучим Ильей Муромцем, Димка не уступал сопернику ни внизу, ни вверху. Да и забивал для защитника немало. В «Спартаке» Дима сразу же стал своим и по игре, и по человеческим качествам. И характером своим выделялся – никогда не искал причины ошибок на стороне, был всегда предельно собран, себя не щадил. Все это ему и как тренеру пригодилось. И его выигрыш с «Тосно» Кубка России – не случайность и не подарок судьбы, а большая творческая победа. Успеха тебе, Дмитрий Владимирович, в тульском «Арсенале»!»