Германия: как зимняя сказка стала кошмаром

cityscape-winter-evening-Germany-resort-markets-Christmas-town-square-area-season-plaza-landmark-573133Со школьной скамьи мы знаем: «Евгений Онегин» – это «энциклопедия русской жизни». У родоначальника современного русского поэтического слова в ту же эпоху был заграничный единомышленник. По энциклопедическому охвату немецкой жизни поэма Генриха Гейне «Германия. Зимняя сказка» тоже занимает первые строчки в антологии мировой литературы.
Как и Пушкин, его литературный собрат тоже пытливо рассматривал свою любимую родину и, возвратившись туда после долгого изгнания, воссоздал проездом, как наш Радищев, энциклопедию тогдашней немецкой жизни. Вот могила германского императора Фридриха Барбароссы. Того самого, «чьи знамена давно уж моль съела». И раз так, то «не нужно ли нам вырваться из докучливой суеты?»
Не из той ли, что накликали на нынешнюю Германию шумливые активисты движения за охрану окружающей среды?

«Шуба» для жилого дома
Эти беспокойные граждане хлопочут о скорейшем переходе к альтернативным источникам энергии и о радикальном сокращении выбросов парниковых газов. Нет слов, индустриальной Германии есть тут над чем поработать. Как известно, она не относится к странам с удручающе загрязненной средой обитания. Тем не менее под прессом экологов прошла череда закрытия угольных шахт. Приостановлена работа атомных электростанций. Природоохранные мероприятия охватили почти четверть территории страны. Пейзаж Германии пополнился ветряками. Теперь Гейне не увидел бы на горных утесах над Рейном (это как для нас Волга) сказочную Лорелею (красавица вроде русской царевны Несмеяны). Зато немецкий ученый Клаус Хассельман получил в уходящем году Нобелевскую премию за исследование возможного воздействия климатических изменений на среду обитания.
Особое внимание уделяется энергосберегающим технологиям в сфере жилого фонда. В Баварии, например, разработали программу утепления зданий, построенных более 60 лет назад, – их стены обкладываются теплосберегающей изоляцией в виде газобетонных блоков. Строения как бы облачаются в «шубу». Подсчитано, что на отопление помещений приходится треть всех парниковых выбросов в этой федеральной земле. Исходили из того, что на обогрев одного квадратного метра расходуется в год 147 киловатт-часов. Так вот: если осуществляется «теплосберегающая санация» зданий, эта цифра сокращается до 60 киловатт-часов, то есть более чем вдвое.
«Мы сумели уже «теплосанировать» 1100 зданий, – говорит министр строительства Баварии Керстин Штайер, – израсходовано €325,5 млн. Это немало. Зато уже есть повод говорить, что к концу текущего десятилетия, то есть к 2030-му году, парниковые выбросы над Баварией сократятся на 65% по сравнению с 1999 годом, когда началась энергосберегающая программа, а к 2040 году они исчезнут вовсе».

Ценности и ценники
И все бы шло своим чередом. Спокойно, как текут воды Рейна – так говорится в одном стихотворении Гейне. Но в последнее десятилетие неуемно активизировались пафосные защитники окружающей среды. Этакий продукт игры сил между крупными производителями: среди них и возникает спрос на «толкачей» экономических интересов тех или иных групп. Например, вдруг начинается шумиха о вреде целлофановой упаковки. Затем встревоженные бюргеры облегченно вздыхают: кто-то запустил производство бумажной тары. Но потом ошалелые граждане слышат, что и то и другое неэкологично, но есть выход: в торговую сеть завезли товары в алюминиевой фольге.
Стало хорошим тоном декларировать заботу об окружающей среде. Властям не удалось остаться в стороне: ну как же, запрос общества. Перепрофилируют легендарные баварские автозаводы на выпуск электромобилей. Стимулируют материально бюргеров на установку солнечных батарей. Ужесточают надзор за «экоутилизацией» домохозяйствами твердых бытовых отходов.
Этот процесс начинает превращаться в небывалую истерику под знаменем небезызвестной международной экоактивистки Греты Тунберг. После недавних выборов во власть пришли «зеленые». А это уже политическое воплощение экоактивистов. Теперь каждый политик, будь то в центре или на местах, должен учитывать, что наряду со здравым смыслом в Германии существует катехизис «друзей природы». А кто же захочет стать недругом? Все должны быть на уровне актуальной повестки.
Но вот незадача. Пока немецкие «греты тунберг» взволнованно толкуют о потеплении, в Германии холодает. Это следствие ориентации страны на установки Евросоюза, где европейские ценности превалируют над ценниками. Ветряки не восполняют закрытые угольные электростанции. Атомные электрогенераторы уже давно законсервированы, а они производили 40% потребляемой энергии. Солнечные батареи – спровоцированное «зелеными» модное увлечение – покрывают лишь 14% потребностей в электро­энергии. Газовые поставки от «русского супостата» не превышают уровень, который Берлин сам же и заказал с оглядкой на рекомендательные нормативы Брюсселя. Свет и газ дорожают. Среднее домохозяйство в Баварии, к примеру, тратило в уходящем году, в сравнении с прошлым, на обогрев жилья уже не 16% от ежемесячного дохода, а 21%. Доходит до абсурда: мюнхенский комбинат по изготовлению чипсов к пиву перенес часть производства в Сингапур: там электричество в два раза дешевле.
И вот бюргеры… закупают свечи. Это не только дань традиционным рождественским вечерам, но и средство освещения помещений – на всякий случай. И раздумывают: отчего такая – как там у Гейне? – «докучливая суета», то есть напасть. И гадают: не обернется ли гейневская «Зимняя сказка» зимней стужей в их жилищах на Рождество. 

Леонид Жегалов