Во имя чучхе: история одного небоскреба

0443724001461230898У диктаторов и тиранов, вне зависимости от масштабов их личности и общей площади страны, есть одна характерная черта: рано или поздно наступает момент, когда им становится остро необходимо выразить успехи своего единоличного правления в какой-нибудь монументальной архитектурной форме. На зависть врагам – на память потомкам. Испанский каудильо (предводитель) Франциско Франко в 1940-х приказал возвести в «Долине павших» памятник погибшим в гражданской войне. Вырубленный в теле скалы мемориал длинной более 260 м венчает 150-метровый католический крест. «Отец всех народов» Иосиф Сталин после Великой Отечественной войны утвердил план строительства в Москве восьми высоток, из которых успели возвести только семь. Румынский великий кондукатор (руководитель) Николае Чаушеску в 1980-х годах повелел построить в Бухаресте огромный «Дворец Народа» из самого дорогого мрамора. Это сооружение площадью 350 000 кв. м до сих пор считается самым тяжелым зданием в мире.
Не обошла стороной эта характерная особенность и любимого вождя северокорейского народа – товарища Ким Ир Сена. На склоне своих лет он почему-то особой любовью воспылал к гостиницам. В период с 1985 по 1987 годы, когда у северокорейского лидера счет жизни пошел на восьмой десяток, в столице КНДР было заложено целых три высотных гостиничных комплекса. Первые два были построены почти точно в срок. 43-этажная «Коре» (высота 148 м) и 50-этажная «Янгакто» (170 м) были сданы в эксплуатацию в 1985 году. А вот с третьим проектом произошла грандиозная накладка. Головокружение от успехов тому виной или переоценка индустриальных возможностей социалистического государства – неизвестно, но сегодня над Пхеньяном возвышается совершенно фантастический гостиничный мегаобъект, постояльцы в котором появятся еще не скоро.

А как хорошо все начиналось…
В середине 1980-х экономика КНДР была на подъеме. Большой Северный Брат (СССР) регулярно снабжал оружием, топливом и деньгами. ВВП Северной Кореи по сравнению с семидесятыми вырос в два раза. Народ обожал и славил своего мудрого руководителя. Ким Ир Сен мог быть вполне доволен собой и проделанной за долгие годы работой. Все политические противники были ликвидированы. Изобретенная им идеология «чучхе», что дословно переводится как «хозяин природы», глубоко внедрилась во все сферы государственной и общественной жизни. Начиная с детского садика маленькие дети учились любить своего вождя и беспрекословно подчиняться его «мудрой воле». Главным в школе считалось (и считается до сих пор) изучение героической биографии «Великого вождя товарища Ким Ир Сена». В остальном образование ограничивалось умением считать и писать. Сразу же после школы все без исключения выпускники попадали в армию, где постигали разнообразные тяготы военной службы в течение десяти лет (девушки в течение восьми лет). Только после демобилизации молодые северокорейцы получают право создать семью и завести детей. При этом, по разным оценкам, от 10 до 20% населения страны «кует щит обороноспособности Родины» в трудовых лагерях строгого режима. Говоря по-другому, за колючей проволокой. Партия железной рукой крепит союз рабочих, колхозников и работников интеллектуального труда, пропагандируя везде и во всем опору исключительно на собственные силы. Именно в таких условиях зарождался проект, которому суждено было стать символом величия «идей чучхе» вообще и всей семьи Кимов в частности.

Проект «Рюген»
Это циклопическое сооружение высотой 330 м (105 этажей) представляет собой трехгранную пирамиду, каждая сторона которой имеет длину 100 м, а толщину – 18 м. Три крыла здания сходятся в одной точке, которую венчает массивная сорокаметровая цилиндрическая конструкция, состоящая из восьми вращающихся этажей-колец, на которых должны быть размещены рестораны, кафе и бары. Сама гостиница была рассчитана на 3000 номеров. Помимо этого, в комплексе планировалось оборудовать огромный концертный зал, несколько кинотеатров и выставочных площадок, а также зимний сад и большой плавательный бассейн.
Есть данные, что в эту стройку было вложено не меньше $1 млрд, что составило около 2% от ВВП Северной Кореи в период с 1987 по 1989 годы. И это только то, что пошло на возведение самого каркаса и стен, без чистовой отделки и проведения необходимых коммуникаций. Для завершения строительства Ким Ир Сену, как он считал, не хватало сущей мелочи – $300 млн. Но как назло именно в это время СССР резко сократил объемы финансовой помощи. Тогда руководство КНДР пошло на совершенно беспрецедентный шаг – обратилось к капиталистическим акулам-­инвесторам. Ради завершения проекта Ким Ир Сен был готов пойти даже на обустройство в «Рюген» нескольких ночных клубов с казино и экзотическими танцами. Но инвесторы обещаниям не поверили, собственных ресурсов у страны не нашлось, а тут еще и Советский Союз окончательно канул в Лету. Все это, в сочетании с непреодолимыми технологическими трудностями, привело к тому, что в 1992 году грандиозный проект был заморожен на долгих 16 лет.
­

Непредвиденные трудности
В процессе строительства неожиданно выяснилось, что Северная Корея не обладает всеми необходимыми технологиями для возведения и обслуживания подобного рода объектов. Как показал опыт эксплуатации построенных ранее высотных гостиниц «Коре» и «Янгакто», слабыми местами высоток стали системы энерго- и водоснабжения, а также лифтовое хозяйство. Северокорейская промышленность вообще не производила насосы и помпы необходимой мощности. Кроме того, в стране не оказалось грамотных специалистов, способных спроектировать и рассчитать схему подачи воды на заданную высоту (сказались пробелы в высшем образовании). Лифтовое оборудование, которое планировалось установить в «Рюген», тоже не выдерживало никакой критики. В «Коре» и «Янгакто» лифты до сих пор очень часто выходят из строя, вынуждая постояльцев подниматься на верхние этажи пешком. Представить себе такую ситуацию в 105-этажном «Рюген» было невозможно. Проблема усугублялась еще и тем, что стране победивших идей чучхе катастрофически не хватало электроэнергии. Построенные еще при японских оккупантах гидроэлектростанции уже не могли удовлетворить растущие потребности северокорейской экономики. Глубокая модернизация старого оборудования особых результатов не принесла, а на строительство новых электростанций опять же нужны были средства, которых не было.

Беда за бедой
В 1994 году Великий вождь товарищ Ким Ир Сен скончался. Страну возглавил его сын – товарищ Ким Чен Ир. Не успел закончиться трехлетний траур по усопшему руководителю, как на КНДР обрушилось новое бедствие – стихийное. Небывалой силы дожди и вызванное ими наводнение летом 1995 года в буквальном смысле смыли около 80% всех сельскохозяйственных земель Северной Кореи вместе с урожаем. В стране начался голод. Но Ким Чен Ир оказался достойным сыном своего отца. Бедствующему населению было приказано еще плотнее сплотиться вокруг мудрого Верховного руководителя и отправиться в «великий поход» к светлому будущему. Естественно, через многочисленные трудности. И народ подчинился. Более того, несмотря на скудные ресурсы, новый Вождь дал старт собственной ядерной и ракетной программам КНДР, которые с успехом были реализованы. Однако о грандиозной стройке Кима-старшего на время пришлось забыть. Гигантский отель, со стороны напоминающий огромный звездолет пришельцев, долгих 12 лет смотрел на столицу своими пустыми окнами-иллюминаторами.
Но пришло время, когда уже Ким Чен Ир почувствовал неминуемое приближение Вечности. Идея отца построить мегаотель «на зависть врагам – на память потомкам» вдруг показалась ему не такой уж и безумной. Приглашенные китайские специалисты провели оценку состояния законсервированного здания и вынесли свой вердикт – на завершение строительства потребуется еще не менее $700 млн. У КНДР таких денег, естественно, не было. Но Ким Чен Ир явно унаследовал от своего отца свойство никогда не пасовать перед трудностями и всегда искать выход даже из самой сложной ситуации. Именно в этот отрезок времени в столице Северной Кореи появились египтяне.

Великие облицовщики пирамид
В начале 2008 года, когда Верховному руководителю исполнилось 67 лет, северокорейское правительство заявило о принятии решения окончательно достроить здание гостиницы «Рюген». Западные журналисты немедленно выяснили, что финансировать эти дорогостоящие работы взялась египетская телекоммуникационная компания Orascom Group. Оказалось, что власти Северной Кореи заключили с этой фирмой контракт на $400 млн, продав египтянам права на создание первой в истории КНДР сети мобильной связи «Кореолинк». Взамен компания обязалась провести реконструкцию небоскреба. Стоявший «без окон, без дверей» отель меньше чем за год был облицован современными зеркальными панелями, что окончательно придало ему сходство с иноземным космическим кораблем. Однако дальше внешних отделочных работ дело не пошло. По слухам, просочившимся в японскую прессу, причины оказались все те же: отсутствие в КНДР необходимого оборудования для обустройства внутренних коммуникаций и дороговизна западных аналогов. Так и не дождавшись официального открытия мегаотеля, Верховный руководитель КНДР товарищ Ким Чен Ир скончался в декабре 2011 года, передав власть своему сыну – Высшему руководителю товарищу Ким Чен Ыну…

Полный текст можно прочитать в № 9 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год