Виктор Онопко: «Мы не должны были подписывать письмо об отставке Садырина»

4Капитан сборной и «Спартака» Романцева, любимец фанатов Овьедо, помощник Рамоса, Слуцкого, Гончаренко в ЦСКА минувшим декабрем снова оказался в центре внимания. Правда, повод не из веселых – вынужденный уход Онопко из армейского клуба. Уход после 11 лет, с тремя золотыми сезонами, двумя Кубками и тремя Суперкубками. И обсуждая это грустное событие, ретивые СМИ дружно смаковали его, выдвигая порой самые нелепые версии случившегося. Сам Виктор Савельевич реагировал на них спокойно. И на уже порядком надоевшие «кто?», «за что?» и «почему?» только пожимал плечами: «Мол, я же уже вам говорил: не зна-ю».
С Онопко мы бык о бок работали в сборной Романцева четыре года. Той самой, которую боготворили после победы на «Стад де Франс» над чемпионами мира и оплеванной после мирового первенства в Японии. Сказочная была команда! Дружная, заводная, в который все, как на ладони – без интриг и шепотков за спиной. Витя был в ней капитаном – отчаянным и злым в игре, спокойным и добрым в жизни. А еще очень справедливым. Вот почему все знали – если Онопко что-то сказал, то именно так он и думает. И по сей день он сохранил умение не сорить словами. Но откуда же это знать нынешним молодым репортерам – охотникам до желтых сплетен.

И снова ЦСКА?
После расставания с армейским клубом Онопко решил перевести дух – проведать родных, побыть с семьей дома в Испании, где его и застал звонок из Москвы.
– Неожиданно в Овьедо со мной связался генеральный директор Роман Бабаев и предложил приехать для переговоров по поводу нового проекта клуба, – начал наш разговор Савелич с объяснения, почему вновь оказался в столице.
– И в чем же, если не секрет, он заключа­ет-
ся? – интересуюсь я новой задумкой армейского футбольного начальства.
– В расширении масштабов подготовки талантливой молодежи. У ЦСКА есть своя Академия, некоторые воспитанники которой уже выступают за основной состав. Теперь вот есть вариант создать ее филиалы в разных городах России.
– Какая же роль отводится в этом важном процессе тебе?
– Куратора, отвечающего за подбор преподавательских кадров, организацию и совершенствование учебно-тренировочного процесса.
– Выходит, ты ставишь точку в профессии тренера-практика?
– Скорее, многоточие. Мечта вернуться в большой футбол остается со мной. И если такая возможность появится, постараюсь ее осуществить. О чем и поставил в известность кураторов проекта. А пока в свободное время занимался ремонтом квартиры на Кунцевской, играл с друзьями в футбол в «Лужниках», ходил на телевидение.
– Уж не к Малахову ли на скандальные разборки с наследством кинозвезд и их самозваных детей?
– Там и своих умников хватает. В качестве эксперта бывал на «Матч ТВ». Еще вместе с Александром Мостовым и Александром Тукмановым был на канале «Звезда», где у Славы Фетисова вспоминали нашу победу над французами на «Стад де Франс». Словом, только и успевал грим смывать (смеется).
– Давай вернемся чуть назад. Признайся, за 11 лет в ЦСКА хоть раз задумывался о том, что с тобой могут расстаться? Ведь даже успешный Гус Хиддинк грустно шутит, что как бы ни шли дела, у него на случай увольнения всегда стоит собранный чемодан.
– Хотя я понимал, что тренер не вечен, такие мрачные мысли в голову все равно не лезли. Обычно в ЦСКА мы всегда продлевали контракты на год. И в конце сезона нам говорили – идем дальше! А здесь, возможно, в связи с пандемией, заключили контракты на полгода. Но все равно – ничего не предвещало разрыва. Сужу по нашим с главным тренером Гончаренко отношениям, которые обычно определяют положение в команде его помощников.
– И сердце не екнуло даже, когда в тренерском штабе появился Василий Березуцкий?
– Было немного. Да и когда еще в помощники Ермакович приехал из Белоруссии, тоже мелькнуло – уж не под меня ли? Но я привык работать и жить сегодняшним днем. Повторяю, у нас с Гончаренко в отношениях все было идеально. Он всегда со­-
ветовался по любым вопросам – как выстроить распорядок дня, сколько проводить тренировок, когда лучше лететь на выезд. И во всем мы приходили к общему мнению. К тому же я раз и навсегда усвоил – помощник должен во всем быть горой за главного тренера. Причем не только в работе. К примеру, однажды пришлось объясняться с фанатами, которые в «Лужниках» пригласили Хуанде Рамоса на жесткий разговор. В Англии пришлось успокоить какого-то дебила, оскорблявшего с трибуны Слуцкого. Да и с Гончаренко во время скандальной заварухи на «Локомотиве» я полез пожар гасить. Но так и должно быть – мы ведь один кулак.
– Сейчас, когда с момента твоего ухода прошло время, как относишься ко всему случившемуся?
– Философски. Видимо, такова непредсказуемая тренерская судьба. К примеру, с Юрием Павловичем Семиным тоже контракт не продлили. С тренером, который поднял с колен разобранный «Локомотив», выиграл золото, Кубок, трижды выводил его в Лигу чемпионов! Хотя о причинах расставания с ним Палыч наверняка догадывается. Для меня же это по-прежнему загадка. А домыслы и намеки репортеров меня не волнуют. Придумывать небылицы – их хлеб.

Почему не сложилось у Рамоса
– А как ты оказался в ЦСКА?
– Я тогда работал в РФС. Позвонил президент ЦСКА Евгений Леннорович Гинер, с которым у нас по-прежнему самые добрые отношения, и предложил встретиться в клубе. Оттуда сразу же поехали на базу в Ватутинки. А по дороге он предложил поработать с Хуанде Рамосом, которого недавно пригласил возглавить ЦСКА: «Помоги ему, Витя, быстрее освоиться у нас. А по ходу и сам у него многому научишься». Разве можно отказаться от предложения, если мечтал о нем?
– Когда играл в Испании, с Рамосом общаться не доводилось?
– Лично нет. Но я знал, каким авторитетом и уважением Рамос пользовался в стране и футбольной Европе, где с «Севильей» выигрывал Кубок УЕФА, а перед ЦСКА работал с «Реалом». Он всегда выглядел бодрым, уверенным человеком со своими взглядами на жизнь и футбол. Огромное внимание испанец уделял тактике. «Запомни, Виктор, в нашем деле главное  – перехитрить соперника, заставить его играть так, как нам это удобно», – любил, прищурившись, повторять Хуанде.
– Почему же это не сработало в ЦСКА?
– Для меня по сей день загадка. Рамос – жесткий, требовательный тренер. Каждое занятие вместе с отвечавшим за физподготовку Маркосом продумывал до мелочей. И начала с ним команда бодро, забив по три сухих мяча «Крыльям» и «Динамо». А потом поплыли – ни игры, ни результатов. И после 1:3 от «Москвы», проработав лишь пару месяцев, испанец с ЦСКА расстался. Его уход Гинер объяснил грядущей перестройкой клуба, в которую не вписывались финансовые условия Рамоса.
– Какие, кроме помощи Рамосу в адаптации, у тебя были обязанности в ЦСКА? Не было конкретного задания работать с защитниками, чем в свое время занимался в «Спартаке» Борис Поздняков?
– Такого не было. Кстати, я не сторонник того, чтобы помощники главного тренера персонально занимались только с игроками атаки, обороны или средней линии. Исключение разве что работа с вратарями, у которых своя тренировочная специфика. Помощники должны быть участниками одного общего процесса, которым руководит главный тренер. А мы помогаем ему в этом. Конечно, были моменты, когда и Слуцкий, и Гончаренко советовались со мной, обсуждая, какие-то нюансы в действиях защитников или варианты их оптимального использования. Порой это происходило по ходу матча или в перерыве, когда я что-то подсказывал молодым защитникам Карпову с Дивеевым.
– В ЦСКА понимали, что с уходом таких лидеров, какими были Игнашевич и братья Березуцкие, линия обороны может стать самой проблемной?
– Конечно, об этом думали. Но когда команду покинули Вернблум, Натхо, Миланов, да еще не смогли удержать ушедшего в «Удинезе» защитника Бекао, то Гончаренко пришлось строить по сути новую команду: вернули из аренды Васина, начали подтягивать Чалова, Дивеева с Обляковым. Хотя найти сразу полноценную замену таким асам нереально. И больше всего это коснулось обороны, что, конечно, добавило нагрузки Акинфееву.

Против прихода Джанаева были фанаты ЦСКА
– А почему в этой ситуации не пригодился Чернов, ушедший тогда в самарские «Крылья»?
– Я по-прежнему считаю его одним из самых перспективных центральных защитников. Никита отлично выглядел на сборах в Испании. Капелло его даже в сборную приглашал, где он провел пару матчей. Но когда в центре обороны появились Бекао с Дивеевым, парень задергался. А может, на тот момент ему просто недоставало тренерской поддержки. Или элементарно не хватило характера и терпения, которые необходимы в споре за место в составе. К тому же он очень болезненно реагировал на замечания. Думаю, все это вместе взятое и не дало Чернову заиграть в ЦСКА.
– А чем бы ты мог объяснить перепады в игре Васина?
– Это защитник от бога с данными Беккенбауэра. Но страшно невезучий – дважды рвал кресты! Представляете, сколько сил и времени парень потратил на то, чтобы каждый раз восстановиться и вернуться в строй. К сожалению, при этом не обошлось без потерь – упала стартовая скорость, стало хуже с координацией. Плюс появилась какая-то неуверенность, а вместе с ней и необъяснимые ошибки. Вспомните матч со «Спартаком» трехлетней давности, когда Виктор вместо того, что выбить мяч из штрафной, отдал его сопернику и Глушаков забил победный гол. Причем стремление перестраховаться, которое приводит к таким ляпам, проявляется у него именно во встречах с принципиальными соперниками ЦСКА.
– Не находишь, что несколько сдал Щенников, которому одно время прочили место в сборной?
– Жора, как и Васин, из невезучих. У него проблемы с голеностопом. В последний раз лечение на три месяца лишило его футбола. Но когда Щенников в порядке, то это работоспособный, грамотный защитник, с отличным дриблингом и великолепной левой ногой. Возможно, моментами ему не хватает характера, порой он теряется, если кто-то на поле в горячке накричит на него. Помню, меня это наоборот всегда в игре подстегивало. А Георгий может скиснуть. Но он уже не один сезон помогает ЦСКА и наверняка будет ему очень полезен и в будущем.
– А что скажешь о бразильце Фуксе, купленном за почти десяток миллионов, но которого что-то не видно в составе?
– О цене говорить не буду – не моя тема. Но на меня бразилец сразу произвел приятное впечатление – быстрый, маневренный, думающий, что особенно ценно для центрального защитника. Благодаря Фернандесу, который в команде его опекает, быстро вошел в коллектив и уже пытается говорить по-русски. К сожалению, в матче с «Ахматом» за десять минут на поле он травмировал мышцу бедра. В свое время такая же болячка не давала покоя в «Спартаке» Юре Никифорову. Но у того был сильный ушиб, а у Фукса разрыв. И это может перейти в хронику. Перед «Ростовом» он уже начал работать в общей группе, а потом случился рецидив. Но Бруно чуть за двадцать. В такие годы справляются и с более серьезными неприятностями. А потому я не на стороне тех, кто считает покупку бразильца поспешной и неоправданной.
– Помнится, что большое будущее прочили еще одному защитнику – Вадиму Карпову. Но после бодрого начала он что-то закис, не сыграв даже десятка матчей.
– Как ты сказал, именно закис. Хотя начинал в 18 действительно многообещающе – выносливый, по-футбольному наглый, решительный. С такими интересно работать. Но и его подкосила травма. А пока Вадик восстанавливался, место в центре обороны обжили Дивеев с Магнуссоном. Значит, нужно его отвоевывать. Считаю, что шансы на это у Карпова хорошие. А рецепт здесь старый – работа и вера в себя. Тем более что в команде есть у кого этому поучиться.
– Уж не об Акинфееве ли ты говоришь?
– Конечно, о нем. Игорь – уникальная личность! Вот уж кого природа наделила и талантом, и характером, которые с годами делают его еще крепче. И сейчас, когда ушли Игнашевич с братьями, а в обороне наступила пора перестройки, это особенно ощущается. До сих пор перед глазами, как пять лет назад в Казани он на последних минутах отразил удар с двух метров Ткачука и мы стали чемпионами. А его подвиг в серии пенальти на чемпионате мира с испанцами! На таких, как Игорь, команды держатся!
– Но однажды его напарником мог стать Сослан Джанаев. Почему сорвался его переход?
– Насколько я знаю, все было уже почти решено. Но на следующий день на базу приехали клубные фанаты и заявили, что не хотят видеть Джанаева в ЦСКА. И руководство прислушалось.
– Зато ничего подобного не могло произойти с Рондоном. Не слишком ли рискованно приглашать футболиста, которому перевалило за тридцать?
– Ясно, что после ухода Бистровича, Бийола и Гайча должны были кого-то приобрести. И когда у меня спросили про Рондона, которого можно было взять в аренду, я высказался за. Да, он не юн, но надежен, адаптирован к России, знаком с ее чемпионатом. Плюс опыт и умение забивать. Что он и делал в Испании, Англии и Китае. Думаю, ЦСКА с ним не ошибся.
– После дебюта Рондона в составе армейцев с «Локомотивом» Валерий Газзаев о том, как тот выглядел на поле, сказал, что «стоячий футбол остался в прошлом».
– Валерий Георгиевич опытный специалист и имеет право на свое мнение. Да, Рондон в той встрече не блистал, но цеплялся за мяч, имел хороший момент, правильно открывался. А в следующей игре с «Ахматом» и забил, и голевой пас Влашичу отдал. Лично я в венесуэльца верю.
– Как и в то, что возвращение Промеса сделает игру «Спартака» острее и результативной?
– Не вижу к этому никаких противопоказаний. Но здесь многое будет зависеть от того, как сложатся отношения голландца с тренером. С «Рубином» Квинси, от которого фанаты ждали чудес, мягко говоря, не блистал. Но ведь и партнеры игру провалили. Зато с «Краснодаром» команда взорвалась, а Промес отметил возвращение голом. Так что это первый шаг к тому, что надежды обретут реальность.
– В таком случае не поспешил ли Дмитрий Аленичев заявить, что домашнее 0:2 от «Рубина» перечеркнули шансы «Спартака» в борьбе за золото?
– Думаю, здесь сыграло
свою роль еще и кубковое поражение от «Динамо». Эти неудачи и невыразительная игра породили разговоры о том, что главная проблема «Спартака» – неопределенность, в которой пребывает команда, появившаяся в связи с известием об уходе Тедеско. Правда, потом победа 6:1 над «Краснодаром» вернула спартаковцев в чемпионскую гонку. Но сказались их потери по ходу сезона во встречах с коман­дами, в которых они обязаны бы­ли брать очки. Вспомни домашнее поражение от «Уфы». В итоге по­четное серебро и право побо­роться в отборочных встречах за путевку в финал Лиги чемпионов.
– А вот Семаку с «Зенитом» удался третий золотой финиш. Ожидал очередную победу питерцев?
– Больше да, чем нет. У Бог­даныча ровный подбор во всех линиях: лучшая атака – Дзюба с Азмуном, ударная связка в середине – Вендел с Малкомом, надежные Ловрен с Ракицким в обороне. Плюс хорошая атмосфера в коллективе. Все это слагаемые такое впечатляющего успеха.
– Говоря о ведущих игроках «Зенита», ты ничего не сказал о сразу вписавшемся в него защитнике Вячеславе Караваеве. Не находишь странным, что ЦСКА, в котором он вырос, не попытался вернуть его в команду?
– Вообще, обычно армейцы не возвращают футболистов, которые от них уходят. Исключением, по-моему, был только Вагнер Лав. Помню, как Слава начинал на моих глазах в ЦСКА. Чувствовалось, что у него хорошее будущее – скоростной, трудяга, всегда готов поддержать атаку. А теперь, поиграв в Европе, еще окреп и набрался опыта. Так что с его покупкой «Зенит» точно не прогадал, а сборная получила качественного флангового защитника.

Гинер сумеет вернуть ЦСКА на лидирующие позиции
– Концовка сезона у ЦСКА оказалась смазанной. Это могло стать следствием замены на посту главного тренера Гончаренко на хорвата Олича, впервые оказавшегося в такой роли?
– Замена тренера, особенно на финише чемпионата, всегда риск. Ведь новый наставник практически не имеет времени на то, чтобы почувствовать команду, близко узнать игроков, определиться с тактикой. Возможно, это сыграло свою роль в том, что в итоге армейцы оказались лишь шестыми и впервые за долгое время остались без еврокубков. Но я знаю характер президента клуба, его умение находить выход из любой ситуации. И уверен, что Евгений Леннорович Гинер сделает все, чтобы вернуть лидерские позиции.
– Мы достаточно обстоятельно поговорили об игроках армейской обороны. А среди защитников других клубов этот сезон открыл для тебя какие-то новые имена?
– Пожалуй, это только 22-летний Роман Евгеньев из «Динамо», который играет в молодежной сборной с Дивеевым. И еще удивлю, назвав Андрея Семенова из «Ахмата», которого в 31 год открытием не назовешь. Но в этом чемпионате он заиграл свежо и по-новому, подтверждая, что с годами защитник должен становиться мудрее.
– Назовешь свой вариант обороны сборной?
– Справа Фернандес, слева Щенников и в центре Джикия с Дивеевым. Мог бы еще и Караваев пригодиться.
– В завершение разговора хотелось бы узнать, был ли в жизни всегда служившего примером футболиста Онопко момент, за который ему по сей день стыдно перед самим собой?
– К сожалению, был. Это история, когда в сборной подписали письмо с просьбой отставки Павла Садырина. По сей день вспоминаю ее с болью и ощущением несправедливости по отношению к очень порядочному и преданному делу человеку. Тогда нами управляли те, кто любыми способами хотели убрать Павла Федоровича и поставить своего человека, убеждая, что так для команды будет лучше. А это иначе как подлостью не назовешь. Ситуацию изменил Борис Петрович Игнатьев, который позвонил моей жене Наташе и объяснил, что происходит на самом деле. Она рассказала все мне, а я поговорил с нашими, спартаковскими ребятами. После чего мы приняли решение поехать на чемпионат мира в США. Но это была уже не та команда… Сейчас, спустя почти тридцать лет, испытываю чувство вины перед безвременно ушедшим Павлом Федоровичем. И еще раз мысленно прошу у него прощения за ту печальную историю. Только теперь я понял, насколько беззащитны люди нашей профессии… 

Александр Львов