Вася Самокатов, музей и человек

1 Вася Самокатов Самая большая действующая экспозиция исторических велосипедов, где посетители могут посмотреть, потрогать и покататься на раритетных моделях, находится не в мегаполисе, а в маленьком волжском городке Угличе.

Так кто его все-таки изобрел?
Сентенцию «не надо изобретать велосипед» знают все. Но никто не вспомнит первого философа, использовавшего эту крылатую фразу, и не сможет достоверно назвать имя изобретателя двухколесного коня. Хотя предположений много. Отцом велосипеда называли и Леонардо да Винчи, и русского крепостного Ефима Артамонова, и профессора Карла фон Дреза. И во всех перечисленных версиях находятся изъяны – рисунок великого итальянца оказался подделкой поздних веков; железо велосипеда умершего в 1841 году Артамонова в реальности выплавили в самом конце XIX века; конструкция же, придуманная германским бароном в 1817 году, представляла собой не классический велосипед, а беговел в современном понимании, и имела в «праотцах» самокат, изготовленный полувеком ранее каретным мастером Михаэлем Касслером, тоже немцем.
Толчком к активному развитию двухколесных средств передвижения в начале XIX века стал дефицит лошадей, предтечей которого в свою очередь явилось… извержение вулкана на далеком индонезийском острове Сумбава в 1815 году. Разлетевшийся тогда по всей планете пепел резко понизил температуру воздуха, чем погубил урожай 1816 года. Отсутствие достаточного количества фуража вызвало падеж скота. В кареты некого стало запрягать. Люди, привыкшие быстро перемещаться, впряглись в деревянные беговые конструкции сами. Средство передвижения на мускульной силе, названное по фамилии Дреза – «дрезина», на железных магистралях распространилось повсеместно. На городских дорогах и на сельских проселках предпочтение завоевало двухколесное устройство, дополненное педалями двумя французами: мастером детских колясок Пьером Лалманом и каретным инженером Пьером Мишо. Последний предложил название велосипед (стар. фр. vélocipède, от лат. vēlōx «быстрый» и pes «нога»). Наименование прижилось.

С берега Печоры на берег Волги
Сергей Кондаков родился в 1964 году в маленькой деревушке Андер, что затерялась в дельте реки Печоры. Здесь, в российском Заполярье, на велосипедах не шибко погоняешь – слишком холодно, снежно да ледяно-скользко. Долговязый мальчишка пристрастился к лыжам. На них на выходные бегал 40 км до дома и 40 км обратно, когда в 9–10 классах учился в Нарьян-Маре.
«Не было среди однокашников никого, кто относился бы к Сереге без симпатии. Такой уж он человек – открытый, простодушный, готовый всегда первым подшутить над собой. И ничуть не изменился с годами, кстати, – рассказывает о своем школьном товарище журналист главной газеты Ненецкого автономного округа «Нарьяна вындер» Михаил Веселов. – После школы выучился в Свердловской гидрометеошколе, получив специальности радиста и метеоролога. Год провел на станции в глухой тайге в Коми АССР. Оттуда ушел в армию, где стал радистом первого класса (служил на командном пункте ракетных войск). Вернулся в Ненецкий округ, лет семь трудился на ра­дио­станции морского порта, пока ее не закрыли по причине бедственного состояния предприятия.
Подался в коммерцию, но душой к ней не прикипел. В середине 90-х перебрался из депрессивного на то время Нарьян-Мара в Углич – там успел обосноваться другой наш одноклассник».
В волжском городе Кондаков снова попробовал найти себя в бизнесе и снова разочаровался. Одновременно обострились некоторые болячки. Для поправки здоровья души и тела Сергей стал посещать местную велосипедную секцию. Понравилось. Окрестности Угличского водохранилища изумительно зачаровывают. Каждое старинное здание в центре бывшего княжеского городка – кладезь истории России. Крути колеса, наслаждайся созерцанием и чистым воздухом! Появление нового хобби совпало с проведением совместно с немецким клубом велосипедистов RSV города Идштайн (Германия) велопробега по городам Золотого кольца. После финиша немцы подарили Угличскому велоклубу своих двухколесных коней, один достался Кондакову. Заграничный аппарат стал верным другом и основой коллекции различных предметов, связанных с велосипедами.

Самокат у Каменного ручья
В музей велосипедов я попал случайно: собираясь посмотреть достопримечательности Углича, мониторил интернет на предмет действующих в городе экспозиций. По найденным в мировой паутине телефонным номерам ответили только представители государственного историко-­архитектурного музея и музея «Самокатъ». Узнав, что второго аналогичного музея велосипедной тематики в России нет, решил обязательно посетить угличский дом двухколесных коней.
От Кремля московского до кремля угличского по автомобильной дороге примерно 250 км. Открытый в 2017 году музей «Самокатъ» расположен в старинном купеческом доме аккурат напротив Дворца удельных князей. Только разделен с кремлевским комплексом, впадающим в Волгу возле угличской пристани Каменным ручьем (назван по гигантскому камню, некогда лежавшему на берегу. – Авт.). Для ориентира перед входом на шесте установлен яркий велосипед. Спицы колес – лопасти, ловящие малейшее дуновение воздуха. Легкий ветерок – и флюгер, благодаря закрутившимся колесам, поворачивается, указывая верную дорогу к музею «Самокатъ».
– В навигацию туристов сюда регулярно привозят теплоходы. Поэтому думал, что от посетителей не будет отбоя. Но просчитался – на пребывание сошедших на берег пассажиров в Угличе турфирмы отводят всего три часа. Естественно, в первую очередь, всех интересует объекты, связанные с убитым внутри кремлевских стен юным царевичем Дмитрием – сыном Ивана Грозного. А после осмотра многочисленных культовых зданий на посещение музея даже с уникальными двухколесными экспонатами у речных путешественников не остается сил, – печалится мне Сергей Кондаков.

На диване
Мы сидим с ним под портретами знаковых для всемирной истории велосипеда деятелей на мягком диване в красном углу купеческой светлицы, полностью заставленной велосипедами. Двухколесные агрегаты висят даже на оконных рамах и прикреплены к потолку.
– Музей наполняю и содержу на собственные средства, – делится Кондаков. – Поэтому использую любую возможность привлечь посетителей – устраиваю здесь тематические вечера, концерты, позволяю кататься на всех имеющихся велосипедах. С соблюдением правил безопасности, конечно.
В четырех стенах небольшого особняка он не сидит. Постоянно находится в движении: то на велопробеге, то на встрече со школьниками, то на городском празднике. Причем в границах Углича не замыкается – колесит и по России, и по зарубежью. Отовсюду привозит пополнения для своей коллекции. Краснодарский конструктор Сергей Дашевский подарил ему велосипед, который считается самым маленьким в мире – его длина всего 9,5 см. Уральские мастера Василий Галихин и Александр Шумилов – велосипеды со смещенным центром тяжести и велосипед-гигант, вдвое превышающий размеры человека.
Самым продвинутым коллекционером велосипедов Сергей себя не считает. В России есть уникумы, которые обладают огромными фондами. Но не все имеют возможность их полностью выставлять и постоянно содержать публичную экспозицию. Например, у москвича Андрея Митяева более 5000 единиц, хранящихся в… контейнерах. А минувшим летом в популярном столичном баре с помпой презентовали музей, посвященный лишь одному велосипеду.

Сережа, Ваня, Вася…
Кондаков не тщеславен. На массовых мероприятиях всегда представляется псевдонимом: «Вася Самокатов». То, что фамилия – производная от названия музея, понятно. А почему Вася?
– Когда проводишь экскурсии, очень важно создать яркий образ, который запомнится слушателям, – объясняет Сергей. – Изображаю близкого себе по натуре деревенского ­рубаху-парня. Сначала назывался Ваней, но при упоминании двухколесного транспорта почему-то всегда с языка слетало: «Вася». Противиться естеству живой речи не стал. Так и утвердился мой персонаж Вася Самокатов.
За два часа, проведенные в музее, я наблюдал десятки людей: взрослых и совсем юных, пришедших посмотреть на подлинное чудо техники – различные ипостаси всем давно привычного велосипеда, который было так сложно изобрести в XIX веке и который до сих пор изобретается в веке XXI-м. Признаюсь, только здесь узнал: традиция размещать цепь справа пришла из верховой езды – большинство всадников раньше у левого бедра носили шпаги и запрыгивали на лошадей слева. Любопытной оказалась и информация, что велосипеды способствовали процессу эмансипации женщин – в 1890-х велосипедистки ввели моду на шаровары, которая подвигла женщин к освобождению от жестких корсетов и прочей сковывающей одежды.

Счастье крутить педали
Однажды познакомиться с экспозицией в музей «Самокатъ» пришла делегация слепых. Не удивляйтесь – незрячие тоже полноправные члены нашего общества, интересующиеся всеми событиями. Кондаков так живописно рассказал им про велосипеды, что один из слушателей Денис Бакушев вздохнул:
– Эх, мне бы прокатиться!
После лекции Кондаков выяснил, что Денис ослеп около десяти лет назад, а родился полностью здоровым; в молодости занимался спортом и, даже потеряв зрение, на Всероссийских соревнованиях по армреслингу среди незрячих занял второе место. Сергей проникся мечтой Бакушева и решил, что заниматься велоспортом куда интереснее и полезнее вдвоем. С тех пор одним из основных направлений деятельности музея «Самокатъ» стала организация и проведение благотворительной акции «Велосипед – это жизнь» по привлечению к адаптивному велоспорту членов Всероссийского общества слепых. Денис и Сергей уже вместе путешествуют на велосипеде тандем. С усердием преодолевают трудные подъемы волжских взгорков. В перспективе – участие в гонках для слепых.
– Крутить педали – счастье. Особенно, если рядом с тобой эти педали крутит человек, для которого поездка на велосипеде как подвиг, – говорит Кондаков.
Я покидал музей Васи Самокатова, когда время его официальной работы уже истекло. Но перед самым закрытием в старый купеческий особняк заглянула многодетная семья и Сергей Кондаков не смог отказать – выкатил лучшие двухколесные раритеты на середину горницы, предложил оседлать их. А пока дети катались, энтузиаст двухколесного транспорта громко доказывал, что каждый человек способен изобрести свой велосипед. 

Александр Шарашкин