Валерий Белгородский: «Молодежь во все времена остается прежней – думающей, спешащей познавать мир»

AmUlLN5ZqBs cutРоссийский государственный университет имени А.Н. Косыгина по праву относится к крупнейшим и наиболее динамично развивающимся отечественным вузам. В этом году он отмечает свой 100-летний юбилей, и ему есть чем гордиться. Известный на протяжении многих лет как учебное заведение, готовившее специалистов для легкой и текстильной промышленности, в последние годы университет не только сохранил свой профиль, но и значительно расширил его. Лаконичнее и красноречивее всего об этом говорит фирменный слоган – «Технологии. Дизайн. Искусство». С обновленной специализации и начался наш разговор с ректором РГУ имени А.Н. Косыгина Валерием Белгородским. Он возглавляет университет уже 15 лет, и именно на время его руководства пришлись основные преобразования.

– Валерий Савельевич, в вашем вузе чрезвычайно широкий спектр специальностей – от технологий текстильного производства и химии до психологии и хореографии. Как и почему была выбрана нынешняя концепция? Она сложилась стихийно? Или это был сознательный расчет?
– Разве такие важные вещи можно отдавать на откуп стихии? Нет, мы совершенно сознательно ставили цель собрать в университете все направления, которые связаны с жизнедеятельностью человека. Наши программы обучения охватывают все, что требуется в современной жизни, начиная от модной одежды и технологий для ее производства. Мы добавили к прежней основной специализации социальные науки, культуру, искусство и так далее. В университете 11 институтов, что дает возможность получить междисциплинарное образование. Учась у нас, будущий маркетолог может изучать технологии, дизайнер – химию, а инженер – социологию. Такая модель реализуется не только в нашем вузе. Подобные университеты есть в Америке, а недавно появился и в Польше.
Чем важна междисциплинарная структура? Приведу для примера свою изначальную специальность. По первому диплому я конструктор одежды. Таких слов как «дизайн», «дизайнер» тогда, считайте, не существовало. За прошедшие десятилетия многое изменилось, не только слова. Сегодня, чтобы стать дизайнером, мало быть только способным художником. Современному специалисту в этой сфере нужны знания новых материалов, новейшего оборудования и технологий в текстильном и швейном производстве, маркетинга. А еще он должен уметь подать себя и свои работы. И я перечислил лишь самое главное. С учетом многопрофильности в рамках дизайнерской профессии этот список можно продолжать очень долго. В нашем университете представлены все направления дизайна, а не только одежды. Например, на кафедре «Дизайн среды», где я преподаю в качестве профессора, обучаются будущие урбанисты – специалисты по организации городского пространства, которым никак не обойтись, в частности, без знаний экономики.
В свое время мне удалось собрать за одним столом всех известных российских дизайнеров. Это оказалось не так сложно, как представляется. Наш университет был и остается ведущим отечественным вузом в области дизайна, а также инновационных технологий в текстильной и легкой промышленности. Высокое качество нашего образования и научных разработок известно не только у нас в стране. В числе почетных докторов в Попечительском совете университета находится сам Пьер Карден. Конечно, сейчас, в свои 94 года, он не покидает Париж. Но до этого был у нас дважды. Он даже проводил мастер-классы и оценивал работы студентов. Но вернемся к «круглому столу» лучших специалистов. Так вот, коллективное мнение мэтров дизайна подтвердило тогда нашу правоту и правильность выбранной концепции.

«В любом деле ценятся профессионалы. Их мы и готовим»
– Вы упомянули дизайн городской среды. Участвует ли университет в конкретных проектах, которые связаны с оформлением городских пространств и с малыми архитектурными формами?
– Уже более десяти лет мы проводим конкурс так называемых средовых проектов. Он объединяет индустриальных партнеров и образовательные учреждения, которые готовят специалистов по таким направлениям, как «Градостроительство и урбанистика», «Дизайнер городской среды», «Архитектурная среда и дизайн» и так далее. На основе многих работ, представленных на конкурс, потом принимаются конкретные решения, которые меняют к лучшему облик городов.
– Если уж мы коснулись конкурсов, не могу не задать попутно еще один вопрос. Он об участии университета в движении «Молодые профессионалы» – WorldSkills Russia.
– Наш вуз – партнер этого движения с 2017 года. А в 2019 году наши воспитанники участвовали в 45-м мировом чемпионате WorldSkills по профессиональному мастерству в Казани. В компетенции «Цифровой модельер» студентка Елена Любина заняла второе место. Примечательно, что речь идет о профессии, которой еще только предстоит занять свое место в мировой экономике.
– Модельер, дизайнер – профессии творческие. А есть ли место творчеству в технических специальностях?
– Больше всего в любом деле ценятся профессионалы. Именно их мы и готовим в нашем университете, о какой бы специальности ни шел разговор. А настоящих профессионалов всегда отличает особый или, если хотите, творческий подход к работе. Больше того, чем точнее и технологичнее специальность, тем выше потребность в творчестве, изобретательности, новаторстве. Например, молодые специалисты из нашей инновационной лаборатории нетканых материалов сумели разработать ткань на основе льна, которая позволяет коже свободно дышать и регулировать теплообмен. Мы запатентовали эту разработку. Сейчас ее начали активно внедрять в производство спецодежды для медперсонала. Всем должно быть понятно, насколько это актуально в период пандемии. А начиналось все с творческого проекта.
Вы можете посетить наш инженерный центр, чтобы увидеть новые технологии в индустрии моды. Большинство разработок, которые представлены там, не рассчитано на нынешнего массового потребителя. Что-то будет востребовано в обозримом будущем, а что-то останется мечтой, полетом фантазии, идеей, реализованной в единственном экземпляре. Однако такие технологии все равно важно разрабатывать, дополнять ими уже существующие. Нельзя останавливаться на этом пути. Это и есть творчество, на мой взгляд.
Однако здесь мне хотелось бы подчеркнуть важный момент. В любой профессии способность созидать новое, быть творцом базируется на прочных фундаментальных знаниях. Без них ничего не добиться. Обращусь снова к моей изначальной специальности дизайнера. В ней недостаточно уметь мыслить креативно. Пока человек не на­­учится академическому рисунку, он не станет настоящим профессионалом. Это как сопромат в технических специальностях – без него никуда. Возьмите, к примеру, великих художников. Каких бы авангардных направлений в живописи они ни придерживались впоследствии, сначала они в совершенстве овладели техникой рисования. И Ван Гог, и Ренуар, и Матисс были прекрасными рисовальщиками. А нашего Валентина Александровича Серова можно назвать королем рисунка. О живописцах более ранних школ и говорить нечего.

«Онлайн-технологии важны, но они не заменят живое общение»
– Большие перемены характерны не только для вашего университета, но и для образования в целом. Его не обошли стороной новые технологии, которые все стремительнее меняют нашу жизнь. Речь прежде всего идет о цифровизации и дистанционном обучении. Последнее стало особенно актуальным в период пандемии коронавируса. Как эти направления развиваются в вашем вузе?
– Даже представить трудно, где бы мы оказались в разгар карантина, если бы не были готовы к такому повороту событий. К счастью, ситуация не застала нас врасплох. Мы еще до нее внедрили в наш повседневный образовательный процесс элементы дистанционного обучения. Поэтому смогли заблаговременно опробовать новые методики и организационные формы онлайн-преподавания. И карантинный период показал, что мы шли в правильном направлении. Даже те наши преподаватели, которые раньше не в полной мере пользовались цифровыми возможностями, сумели под влиянием обстоятельств на практике убедиться, насколько это важное дополнение к традиционным формам обучения.
Использование новых технологий помогает сформировать более индивидуальный подход в обучении. Система, которую мы используем, основывается в числе прочего на обработке больших данных и дает возможность учитывать интересы и потребности каждого. Причем не только студента, но и преподавателя. У нас отработаны несколько форматов обучения, включая формат интенсивов, которые длятся от нескольких дней до нескольких месяцев.
Надо признать, тем не менее, что не всегда получается использовать дистанционный режим в преподавании творческих предметов. Я имею в виду такие направления подготовки, как тот же дизайн, а также живопись, хореография, вокал, игра на музыкальных инструментах. А проводить дистанционно лабораторные занятия по некоторым дисциплинам подчас и вовсе невозможно. Но мы стараемся находить разумные компромиссы и альтернативные решения, чтобы онлайн-обучение было предельно комфортным и результативным.
– А как вы относитесь к дальнейшим, более глобальным перспективам цифрового образования? Сможет ли оно, по вашему мнению, со временем полностью заменить традиционные формы получения знаний?
– Перспективность онлайн-технологий в образовании отрицать невозможно. И наш собственный опыт говорит о необходимости их максимально широкого применения. Но смогут ли они полноценно заменить живое общение наставников и учеников, насыщенную студенческую жизнь и неповторимую университетскую среду? Я испытываю по этому поводу очень сильные сомнения, чтобы не сказать больше.
Y3u8GzGPHww-cutВо-первых, такая замена уничтожила бы воспитательную функцию высшего образования. Или, по крайней мере, ее основную часть. А ведь в студенческом возрасте продолжается формирование личности человека, начатое в детстве и продолженное в школе. Поэтому воспитательный процесс – важнейшая часть образовательного.
Во-вторых, онлайн-обучение не обеспечивает в должной степени социализацию. Любой учитель начальных классов подтвердит вам: легче осваиваются в школе те ребятишки, которые до этого ходили в детский сад и уже накопили навыки общения и со сверстниками, и с педагогами. Другими словами, уже прошли начальный этап социализации. Детям, которые до поступления в школу целыми днями были на попечении мам или бабушек, приходится намного труднее приспосабливаться к новым условиям.
Не менее важна социализация для будущих специалистов, которых ждет самостоятельная жизнь. Как, например, без общения в коллективе, без выполнения коллективных заданий выработать умение работать в команде, которое крайне важно в профессиональной среде? Онлайн-образование элементарно не ориентировано на выполнение такой задачи. Кроме всего прочего, сегодняшние одногруппники и сокурсники – это завтрашние коллеги, это бесценные профессиональные и деловые связи на годы и десятилетия вперед. Я уже не говорю о радостях студенческой жизни, студенческий дружбы, которых лишены слушатели онлайн-курсов. Приведу показательную деталь в подтверждение сказанного. Задолго до того, как на нас обрушилась пандемия, многие студенты просили шире внедрять дистанционное обучение. Больше того, требовали этого. Но испытав на себе все плюсы и минусы онлайн-лекций и семинаров, они вернулись 1 сентября в университет как на праздник. Соскучились за время карантина по университету, по непосредственному общению с товарищами и преподавателями, по занятиям в аудиториях.
Замечательно, что в последнее десятилетие за рубежом и у нас возникли и получили развитие образовательные онлайн-платформы для всех желающих. Они делают очень большое и нужное дело. Такие платформы дают возможность приобрести современные знания людям, которые по финансовым или по каким-то другим причинам не могут получить их в традиционном вузе. Не менее полезны и востребованы подобные платформы, когда разговор идет о пополнении или обновлении знаний, полученных ранее, о профессиональном переориентировании, о новых возможностях для карьерного роста или просто о желании расширить кругозор. Но, по моему убеждению, полноценно заменить традиционное высшее образование они не смогут. Хотя споры на этот счет, несомненно, будут продолжаться.

«Молодые быстрее адаптируются к переменам»
– От рядового дизайнера до ректора вуза федерального значения огромная дистанция. Вы планировали в начале профессионального пути, что со временем станете ученым и руководителем крупного столичного университета? А может, мечтали об этом еще в детстве?
– Ни в планах, ни в мечтах, ни в мыслях ничего подобного у меня не было. Тем более в детстве. Мои родители были простыми людьми, далекими от науки и творческих профессий. Жили в Сибири. Потом семья переехала на Украину. Там, в городе Запорожье, я и родился. А профессиональное образование получал в Армении. Поэтому какие-либо предпосылки, что я когда-нибудь займу свою нынешнюю должность, да еще в Москве, в школьные и в студенческие годы практически отсутствовали. Не прибавилось их и в первое время после учебы.
Чтобы стать в будущем ректором университета, одного диплома Ереванского училища художников-модельеров было явно недостаточно. Мне потребовалось получить несколько высших образований, чтобы открылись перспективы в науке и в системе высшей школы. В числе моих университетов была, в частности, Российская академия государственной службы (РАГС), в которой я смог получить знания, жизненно необходимые в сфере управления.
Оказавшись еще до этого на педагогической работе, я прошел все ступени. Начинал с ассистента преподавателя. Потом стал преподавателем, затем проректором и, наконец, ректором. Поэтому можно считать, что уже в вузе моя профессиональная карьера сложилась логично и, как мне кажется, закономерно.
Вручение дипломов (10 of 15)– Ваши дети пошли по стопам отца?
– Нет, они самостоятельно выбирали и место учебы, и будущую профессию. Старший сын получил юридическое образование, занимается практикой. А младший окончил РАНХИГС – Российскую академию народного хозяйства и государственной службы. Сейчас является сотрудником российского представительства компании BMW. В наши дни у молодежи свой взгляд и на жизнь, и на образование. Она старается самостоятельно найти жизненный путь. И это правильно. Когда пытаются вмешиваться старшие, часто бывает только хуже. Например, приводят родители в наш университет дочку и говорят: хотим, чтобы она стала экономистом. А девочка явно этого не хочет, по ее лицу видно. У нее свои планы насчет будущей профессии. И если папа с мамой все же настоят на своем, не исключено, что они поломают дочери всю жизнь. Мне нравится, когда молодые люди приходят учиться в наш университет по своему выбору, со своим пониманием ситуации на рынке труда и со своей позицией. Другое дело, что задача вуза – направить все это в нужное русло.
– Вы считаете, что молодежь стала другой?
– Молодежь, если брать основные черты, всегда остается прежней. Она и дальше будет прежней – ищущей, думающей, спешащей жить и познавать окружающий мир. Это он, мир, постоянно меняется. На счастье, у молодых людей есть одно бесспорное преимущество перед представителями старших поколений. У них нет нашего опыта, но они быстрее адаптируются к переменам. И быстро повзрослев, начинают сами влиять на эти перемены.
– В заключение наш традиционный вопрос. Что вы могли бы пожелать читателям журнала и его редакции?
– Тепла и здоровья всем читателям! Сейчас это актуально как никогда. А редакции я желаю процветания. Я знаю издания, которые, к сожалению, закрылись или вот-вот закроются из-за финансовых трудностей, вызванных карантином. Поэтому в этот сложный для всех период я бы пожелал журналу шире использовать то, о чем мы говорили до этого. То есть применять в общении с читательской аудиторией цифровые технологии и форматы. И больше ориентироваться на молодежь. А она выбирает современные каналы коммуникаций – Instagram, TikTok, YouTube. И получает основной массив информации не из печатных изданий и даже не из телевизора, а с экранов навороченных смартфонов. Совмещение бумажных и цифровых носителей дает мощное преимущество во всех сферах. А в журналистике, как мне кажется, особенно. 

Сергей Дардыкин