Быть всюду в маске – судьба моя

maski-2b-Venecia-karnavalПервые месяцы 2020 года коренным образом изменили образ жизни миллионов людей по всему миру. Еще недавно ношение медицинской маски вызывало косые взгляды, а теперь за ее отсутствие много где штрафуют (по крайней мере, на момент написания этой статьи). Между тем человечество накопило большой опыт производства и ношения защитных масок. И тому есть серьезные причины.

Зачем был нужен клюв
«Маска, я тебя знаю!» – такой фразой в средневековой Венеции и в других странах, где потом распространились костюмированные игрища знати (в том числе и в России), человек сообщал, что раскрыл инкогнито другого. На ушко. Рассекреченный в ответ должен был открыть лицо и, возможно… заразиться. Да-да! Ведь именно в период расцвета карнавалов и производства масок для их участников (в 1436 году в Венеции изготовители масок даже основали собственную гильдию), в Европе свирепствовала бубонная чума. Не случайно одним из каноничных стал образ Medico della Peste – чумного доктора. Маску с длинным изогнутым клювом шили из кожи. В качестве ее прототипа, возможно, выступил Тот – древнеегипетский бог с головой ибиса. Бог, который на берегах Нила в том числе вершил суд над умершими.
В те времена чума была синонимом летального исхода. Лекари, приходя к зараженным, всегда надевали маски с клювом. Подразумевалось, что мимикрия под птичью голову бога должна была отогнать смерть. Кроме того, в длинный клюв маски помещали гвоздику, камфару, мирру и мяту в разных сочетаниях, пахучие соли, смоченные в уксусе тряпочки. По сути клюв был прообразом респиратора. Средневековые эскулапы о вирусах и бактериях ничего не знали – думали, что чума распространяется через зловоние, и активно с ним боролись. Они активно жевали чеснок, а с помощью специальной губки помещали ладан в свои ноздри и уши.
Считается, что классический вид маски чумного доктора, в которой отверстия для глаз закрывали стеклом, придумал в XVII веке французский медик Шарль де Лорм. Ему же приписывают изобретение кожаного костюма для чумных докторов, который включал в себя длинный, в пол, плащ, узкие брюки и перчатки. После спада эпидемии чумы про маски с клювом стали вспоминать только на карнавалах.

От шерсти и марли – к синтетике
В 1677 году голландский натуралист Антони ван Левенгук сконструировал микроскоп и первым в мире разглядел с его помощью микроорганизмы. Однако лишь в 1896 году немецкий гигиенист Карл Флюгге выявил причинно-следственную связь между присутствием в воздухе микроорганизмов и заражением человека. Тогда же возникла потребность вновь надевать маски, но уже не с целью защитить врачей от инфицированных больных, а наоборот, чтоб оградить окружающих людей от вирусов и бактерий, которые могут разносить медики. Сначала лица прикрывали сложенными уголками ткани, потом попробовали повязки из шерсти, затем – маски из хлопковых фильтров. Остановились на многослойной марле.
Авторство дошедшего до нас варианта медицинских масок приписывают польскому врачу Йоханну Микуличу-Радецкому и французскому доктору Полю Бержеру. Последний в октябре 1897 года начал носить «четырехугольную мягкую повязку из шести слоев кисеи, пришитую нижним краем к стерилизованному льняному переднику (чтобы спрятать и бороду тоже), а верхним краем удерживаемую на носу повязками, которые завязывались на шее». Более года Бержер проводил наблюдения и убедился, что количество инфекций у пациентов, с которыми работали врачи в масках, уменьшилось. Один из основателей краковской хирургической школы Микулич-Радецкий независимо от Бержера придумал свою марлевую повязку на лицо и одним из первых начал использовать перчатки во время операций. Но врачи еще несколько лет скептически относились к изобретениям Микулич-Радецкого и Бержера, считая, что изо рта и носа человека благородной профессии лекаря не могут исходить угрозы пациентам.
В массовый обиход медицинские маски впервые вошли на территории Китая в период так называемой Маньчжурской эпидемии чумы 1910–1911 годов, охватившей значительную территорию Дальнего Востока. Еще большее применение маски из марли получили во время Первой мировой войны, когда разразилась эпидемия «испанки», а солдаты с помощью белых повязок пытались спастись и от гриппа, и от отравляющих газов, распыляемых противником. В 1920-х годах использование марлевых масок вошло в норму для сотрудников медицинских учреждений различных стран мира.
В конце XX века классической марле стали подыскивать замену – появились более дешевые одноразовые маски из полимерно-волоконных нетканых материалов, в которых отсутствовали зазоры между нитями. Хлопковые фильтры совершенствовались путем электростатического напыления пуха из хлопка и т. д.
В первой половине 2020 года, когда страны мира охватила пандемия, возникла ажиотажная потребность в медицинских масках. Спрос, как известно, рождает предложение. Порой самое нелепое и бестолковое. Появились маски со стразами, расписные из китайского шелка, даже маски с бриллиантами. Цена некоторых может равняться стоимости провинциальной больницы, а гигиенический эффект равняться нулю.

Есть ли в них смысл
В условиях современной коронавирусной пандемии маска используется не как в средние века – для защиты носящего ее человека, а как в зрелые годы нового времени: для защиты окружающих от, возможно, содержащих инфекцию слизистых выделений носящего маску человека. Вирусы всегда находятся в капсулах с жидкой оболочкой и не могут висеть сами по себе в воздухе долго. Инфицированный аэрозоль содержит по большей части крупные капли, поэтому даже самодельная маска, платок или шарф на лице способны не дать хотя бы части заразы осесть на рядом находящихся людях. Фабричные одноразовые маски не пропускают 95% капель крупнее 3 микрометров. Медицинский респиратор №95 не пропускает 95% капель меньшего размера. Но проникших через фильтр 5% вполне достаточно, чтобы человек со слабым иммунитетом заразился. Поэтому некоторые специалисты заявляют о бесполезности медицинских масок и респираторов.
Кто прав, решайте сами. Можно опираться на следующий пример из Германии. Всеобщее ношение масок в этой стране сначала было введено только в городе Йена. Ученые из Института имени Роберта Коха сначала отнеслись к этому скептически. Однако пока по другим городам ФРГ продолжался рост заболеваний COVID-19, в Йене практически перестали регистрироваться новые случаи заражения. И этот главный немецкий институт инфекционных болезней признал научной ошибкой отказ от тотального ношения масок. Всеобщее их ношение было массово внедрено по всей территории ФРГ. И о критическом положении дел в Германии мы не слышали во весь период пандемии. Обязательное ношение масок в общественных местах ввели во многих субъектах РФ, в том числе в Москве и области.

Многократно одноразовые
Пока рынок не был насыщен, сначала возник дефицит, а затем в продаже появились одноразовые маски иногда даже по 300 рублей за штуку. А ведь их нужно менять каждые несколько часов. Люди вынуждены были использовать одноразовые маски повторно. Чтобы как-то обезопасить себя, изделия стирали, обрабатывали антисептиками, пропаривали раскаленным утюгом. Специалисты заявляют, что такая «реинкарнация» – «мертвому припарки». Синтетические материалы, из которых состоят современные одноразовые маски, разрушаются при 100–120 градусах. Кроме этого, моющие и дезинфицирующие средства вступают в химические реакции с полипропиленом, сильно повреждая фильтрующие поверхности. А гладить современные маски горячим предметом настолько же нецелесообразно, как проходиться утюгом по синтетическим колготкам. Не подходит и экзотический способ стерилизации с помощью микроволновой печи – есть риск расплавления фильтра. Самыми надежным в плане защиты от повреждений можно назвать облучение маски ультрафиолетом (254 нм), которое необходимо производить с двух сторон по 30 минут. Если есть специальная облучающая установка.
В США, где весной 2020 года сложилась критическая ситуация, стерилизация масок и респираторов для повторного использования была разрешена под прямым давлением президента Дональда Трампа. Американский метод базируется на стерилизации парами перекиси водорода в специальной стерилизационной машине. Способ тоже не дает 100% гарантии восстановления защитных свойств, вдобавок ни один рядовой россиянин не сможет приобрести дорогущий заокеанский агрегат в личное пользование.
Знают об этом и отечественные чиновники. Для тех, кто не может приобрести фабричные маски и мастерит их из подручных средств, будет полезна опубликованная 30 марта на сайте Роспотребназора следующая рекомендация: «многоразовые маски использовать повторно можно только после обработки. В домашних условиях маску нужно выстирать с мылом или моющим средством, затем обработать с помощью парогенератора или утюга с функцией подачи пара. После обработки маска не должна оставаться влажной, поэтому в конце ее необходимо прогладить горячим утюгом уже без функции подачи пара».
Впрочем, постепенно маски появились в продаже практически во всех торговых сетях, и цены на них хоть и не достигли «допандемийного» уровня, все же снизились значительно.
«И я полагаю, что каждый из вас должен маску такую иметь про запас», – рекомендовала еще в 1978 году группа «Машина времени». Как в воду глядела. 

Александр Шарашкин