Бронислав Виногродский: «Смысл жизни ­заключается в самой жизни»

170511-1Имя Бронислава Виногродского широко известно поклонникам китайской истории, медицины и культуры. Китаевед, переводчик, писатель, общественный деятель – большую часть своей жизни он посвятил изучению традиционной китайской культуры и кропотливому постижению тонкостей восточного образа мысли. Автор более 30 книг, среди которых переводы и комментарии основополагающих китайских текстов («Чжуан-цзы», «Дао дэ цзин», «Книга Перемен»), романы, сборники стихов, учебные пособия для вузов. Бронислав Брониславович владеет восемью языками и является авторитетнейшим знатоком китайской философии.

– Бронислав, у вас очень интересное и редкое имя, в переводе с древнеславянского означающее «защитник славы». Как вы считаете, повлияло ли оно на ваш характер и судьбу?
– Безусловно, повлияло. Брониславом меня назвали в честь отца. А вот почему его так назвали, до сих пор большая загадка. Ведь это имя в основном встречается на территории Польши и Западной Украины, в то время как мой отец родился и вырос в Тамбове. Хотя некоторые догадки появления имени Бронислав есть: дело в том, что на территории Тамбовской губернии все-таки проживали поляки – пленные французской армии, участвовавшие в военных действиях 1812 года, представители польской интеллигенции, находившиеся на государственной службе, а также поляки, ссыльные по постреволюционным делам. А вот фамилию я взял своей второй жены. По большому счету я так поступил потому, что понял: нужно запускать новую «родовую волну». Ведь про поколение моих родителей сложно сказать, что они смогли полностью реализоваться и были счастливы в жизни. Они дети войны – папа родился в 1929 году, мама в 1931-м. Их детство и юность пришлись на военное и послевоенное время. Они оба учились в Лесотехнической академии в Ленинграде, где и познакомились. Это было непростое время со многих сторон – сначала культ личности Сталина, сильного вождя, выигравшего войну, а потом… бабах – десталинизация! Все перевернулось в одночасье, произошел слом парадигмы, нужно было менять взгляд на происходящее. Как поет Галич в чудесной песне: «Кум докушал огурец и закончил с мукою: «Оказался наш отец не отцом, а сукою…». Полный, братцы, ататуй! Панихида с танцами! И приказано статуй за ночь снять со станции». Эти обстоятельства сильно повлияли на сознание людей, началась другая жизнь. После учебы мои родители зачем-то уехали жить на Дальний Восток. Папа стал главным инженером в леспромхозе и сделал довольно неплохую по местным меркам карьеру. Но все это происходило на фоне коммунистического бреда, бытового пьянства и партийного абсурда: вроде того, что кто пьет, тот и свой. Общество играло в такую игру, что ответы бытия есть в марксистко-ленинском учении, а если ты был с этим не согласен, то сразу попадал в зону риска. В конце концов, жизнь у родителей не сложилась, они разошлись и жили уже порознь после того, как я закончил университет. Мои родовые вещи были повыбиты. Я мало что знал о своих предках. Известно только, что дедушку звали Георгий, а бабушку – Аграфена и она была дочкой священника. И вот в какой-то точке своего развития я внезапно понял, что нужно запускать новое родовое образование, с новыми традициями. Род – он подразумевает передачу духовных ценностей и смыслов из поколения в поколение. При всей моей любви к родителям я никаких ценностей от них не получил, по причине их духовной бедности. Поэтому я поменял свою фамилию, и это дало начало новому родообразованию.
– Наверное, и новое родовое гнездо определили, где обустроить? 
– Да, я над этим тоже много и долго думал. Сегодня моя семья, включая жену и пятерых детей, живет в основном в деревне под Переславлем-Залесским. Это удивительно красивые места, там даже названия близлежащих населенных пунктов говорят сами за себя – Городище, Берендеево, Криушкино… Там возникает представление о естественном образе жизни. Собственно говоря, родовая ценность – это и есть представление об образе жизни в целом. Это и погода, изменения которой там очень сильно ощущаются. И необходимость топить дровами печи и котлы. Это возможность босиком прогуляться по траве и дышать свежим воздухом. А еще это возможность почувствовать запах дыма от костра или вкус чистой воды из колодца – все это в целом создает представление о том, как устроен мир. Когда вы видите процессы, повторяющиеся год от года – как тепло превращается в холод, или что вслед за закатом наступает рассвет – выявляются закономерности и образуются паттерны. Из правильно заложенных паттернов получаются красивые жизненные узоры. И мне сегодня невероятно интересно наблюдать за тем, как растут мои дети. Для меня это очень большой и серьезный эксперимент. В конечном счете ведь дети воспитываются не сказанными взрослыми словами, а узором повторяющихся действий. И тогда получается, что старший воспитывает младшего, в этом преимущество большой семьи. Поэтому с этой точки зрения мои имя и фамилия, равно как и обустройство родового гнезда, –совсем не случайны.

«Быстрота обработки информации – не показатель мудрости»
– Рост уровня жизни постепенно меняет наше представление о комфорте. Современные дома буквально напичканы «умной» электроникой и бытовой техникой. Сегодня с помощью одной фразы можно включить свет и чайник на кухне, послушать музыку или произвести уборку с помощью робота-пылесоса. Как сказывается технический прогресс на человеке? Население нашей планеты поглупело или поумнело за последние 100, 300, 500 лет?
– Поглупело, конечно… Может быть, в последние столетия ускорились какие-то частоты работы мозга, но при всем при этом быстрота обработки информации не всегда является показателем ума и мудрости. 
– Разумеется, без электро­энергии и интернета никакая «умная» техника работать не будет. А как в вашей семье относятся к современным гаджетам? 
– Положительно. Хотя интернет – это такое гигантское пространство, где есть масса всего хорошего и масса вредного, и лишь ваши способности и интеллект помогают найти правильный ориентир в этом информационном пространстве. Очень важно контролировать время, проводимое за девайсами, уметь управлять этими вещами. Соцсети как магнит притягивают сегодня молодых, забирая массу свободного времени, поэтому им нужна правильная мотивация, чтобы не растрачивать энергию и силы впустую. Я, например, недавно предложил своему старшему 15-летнему сыну, умеющему быстро печатать на компьютере и любящему фэнтези, написать собственный роман. То есть совместить приятное с полезным. Кстати, несколько лет назад я дал ему прочесть одно из главных китайских классических произведений – «Путешествие на Запад» (приключенческий роман, впервые опубликованный в конце XVI века, рассказывающий о странствии монаха Сюаньцзаня из Китая в Индию. – Ред.). Это не самое легкое чтение, там четыре толстых тома, 100 глав. Сын долго сопротивлялся, но затем втянулся и, судя по всему, все же дочитает это произведение не без гордости.
– Доктор биологических наук, ученый в области психолингвистики Татьяна Черниговская считает, что человек не имеет власти над своим мозгом – мозг самостоятельно принимает решения и подает сигнал: «не волнуйся, ты сам все придумал». Что вы об этом думаете?
– Я считаю, что на самом деле мозг не играет столь большую и значимую роль в человеческой жизни, которая ему приписывается. Думаю, что прежде всего это связано с мировоззренческим перекосом в мире как таковым, с авраамической традицией и сайентологической философией. Не мозг и не печень управляют человеком. Проблема современной науки как раз и заключается в том, что она вынужденно попала в такую парадоксальную конструкцию, напрочь исключив понятие духа как такового. Ей некуда поместить нечто квазиматериальное, тонко материальное. Мозг, если использовать кибернетическую метафору, – это монитор, а процессор представляет собой все тело. Поверьте, ни у кого, никогда, ни в каких традициях мозгу не придавали такой значимости, которую ему придают сегодня. Причина такой переоценки скрыта в табуировании социальной средой «низа» и возвышении «верха». Подавляющее большинство людей считают, что думают мозгом, но, согласно традиционной китайской медицине, это совсем не так. Согласитесь, парадоксально звучит фраза: «Мой организм подсказывает, что мне не следует вставать рано». На самом деле это может означать, что человек ленивый и не может удержаться, чтобы подольше поваляться в кровати. Это как с мозгом – технология манипуляции, квазирелигиозная, сайентологическая религия и как итог – запугивание.

«Выбираю первое, что мне предлагают»
– В продолжение темы медицины и философии. Значительная часть современных исследований и экспериментов направлена на решение проблем старения, продления молодости. Издревле ученые пытаются найти эликсир бессмертия: «древо жизни», «философский камень», источник «живой воды», Святой Грааль и что-то там еще… Как вы считаете, готово ли человечество к бессмертию?
– Нет, стопроцентно! Смерть – это естественный процесс; если ты родился, то в конце умер, подавляющее количество людей никогда не будет двигаться по пути бессмертия. Конечно же, с помощью современной медицины люди смогут жить дольше. Но это вовсе не означает, что можно нарушать ключевые жизненные законы, по которым работает мир. Эта конструкция действует по определенным законам, и вмешиваться в ее работу не стоит. А вообще традиционная китайская медицина говорит, что если в организме возникла неполадка, то нельзя напрямую воздействовать, все тонкими струнками переплетено: болит слева – воздействуй справа, болит сверху – воздействуй внизу.
– Может ли человек управлять своей судьбой?
– Это очень непростой вопрос. В определенной степени – да. В китайской философии есть такое понятие – «открывающиеся врата». Все происходящее, или, как говорится в Книге Перемен, вся тьма вещей, воспринимается как циклы. В каждый текущий момент времени может быть начато и успешно осуществлено не любое произвольное действие или начинание, а только то, которое соответствует характеристикам текущего временного цикла. Если врата открыты, то в них можно войти и задуманное обязательно осуществится, так как ситуация благоприятствует этому. И напротив, если врата закрыты, то начинание обречено на провал. Для реализации замысла следует ждать более подходящего момента. Время – сущность ощутимая и с ним можно взаимодействовать. Если научиться ощущать его, то оно начинает и работать в тебе по-другому. Это достаточно субъективная штука.
Еще хотелось бы затронуть тему выбора как такового. Есть ли он вообще у тебя? Чаще всего бывает так: если стоишь перед выбором, значит, где-то что-то пропустил. Когда находишься в правильном состоянии, то к тебе все само обычно приходит и уходит в нужный момент, а ты просто за этим наблюдаешь. Думаю, что у подавляющего большинства людей понимание, в какой точке они могут сделать выбор, а в какой нет – это чистая иллюзия. На самом деле им редко когда удается повлиять на свою жизнь. К тому же большинство людей вообще не обладает свободой воли и живет с собственным набором психофизиологических моделей и паттернов. Им кажется, что жизнь разнообразна и у них есть выбор. На самом деле это не так. Они даже своими привычками не управляют – не умеют, не знают, как это делается. Технология управления привычками требует специальных практик, которые существуют в религиозных рамках и квазерелигиозных традициях. В исламе этим занимаются суфии, в Китае – даосы, в Индии – брахманы. Они выполняют большие, сложные, абсолютно не связанные ни с какой материальной прагматикой практики.
– Как обычно делаете выбор вы?
– Очень просто. Я обычно выбираю первое, что мне предлагают. У меня с годами выработалась такая технология: принять правильное или неправильное решение, поступить в этот момент верно или неверно – все это не имеет никакого отношения к разумности. Представьте себе, что вам надо выбрать между красным и зеленым. Допустим, вы выбираете зеленое. Почему? Потому что начинается на «з». Абсурдно? С точки зрения европейца – да. С точки зрения китайской философии – нет.

«Раз боишься умереть – значит, живешь неправильно»
– Почему из всего многообразия китайской классической литературы вы выбрали для перевода именно древние тексты «Книга перемен», «Дао дэ цзин», «Чжуан-цзы», Конфуция?
– Я всегда выбирал то, что мне было интересно, что давало мне ответы на мои собственные вопросы по поводу устройства этого мира. 
– Насколько русский перевод способен передать всю глубину китайской философии?
Всю глубину – ни насколько. Хотя эти древние тексты были написаны тысячи лет назад, они до сих пор не потеряли актуальности. Но для того, чтобы понять суть написанного, необходимо знать огромное количество информации, связанной с этими выдающимися трудами. Ну, это все равно как переводить учебник математики на какой-то другой язык, понятный человеку, не знающему математические формулы. Конечно же, это возможно, но для этого этому человеку придется пройти курс математики. Несмотря на то, что я перевел десятки тысяч страниц с древнекитайского на русский язык, сам для себя смысл этих книг я постигаю всю свою жизнь. Под смыслом я понимаю тот тип знания, который способен преобразовать реальность. Дело даже не в том, что у нас разные языки и культура. В самом Китае издания Лао-цзи или Конфуция не существуют без перевода на современный китайский язык с объемными пояснениями. Даже в совершенстве знающие свой язык китайцы не могут понять всего, что в этих книгах написано. Им нужен помощник, толкователь. И даже в этом случае невозможно передать всю ту глубину смысла, заложенную туда авторами.
– Скажите, а есть ли в китайских древних трактатах ответ на самый главный философский вопрос?
– Вопрос о смысле жизни? Конечно, есть.
– И в чем он?
– Смысл жизни заключается в самой жизни. В познании. Каждый из нас должен найти свой собственный смысл и ответить самому себе на этот вопрос. Есть одна хорошая песня у Михаила Щербакова на эту тему:

Не только мою конкретную цель 
я понял бы и настиг,
Но даже и общий замысел 
от меня бы не увильнул,
Когда бы я – хоть на миг, 
хоть сразу же как возник – 
Хоть сколько-нибудь замешкался и мозгами бы шевельнул.
Но – кровь, ни с кем не советуясь, размахнулась на долгий круг,
Стопа, не успев опомниться, ­изготовилась для шагов.
И мне бы сто лет не крюк! 
Но все это как-то вдруг,
А главное – в высшей степени ­независимо от мозгов.
Потом была биография, 
вся в затмениях, как на Луне.
То насыпь, то котлован, иногда война, но больше возня.
Участвовал я в возне – 
на черт знает чьей стороне…
И все это шло и делалось ­независимо от меня.

Мой век свое отревел, как бык, и сгинул, как мотылек.
И, тоже не от мозгов, 
я вместе с ним обмяк и померк.
И вот уже год как слег. 
Но выдержал полный срок.
И почестям соответствовал, 
и газетчиков не отверг.
Со вспышкой, сказали, снимем тебя, вставай, ветеран, с одра.
Пойдешь на ура на полосу, где кроссворд и хоккей на льду.
Снимайте, сказал, с утра. 
С утра сойду на ура.
А после обеда – это уже я вряд ли куда сойду…
Кто хочет, потом лепи персонажу маузер на стегно,
Цепляй типажу медаль 
о двух сторонах на седую грудь.
Но лет ему – сто одно. 
И ест он одно пшено.
И все это отношения 
не имеет ко мне ничуть.

И если ему, оставленному по выслуге без врагов, 
На каждом углу мерещится 
Пентагон или Бундесвер,
То это не от мозгов, 
нисколько не от мозгов,
А только, в известной степени, от давления атмосфер.
Они, атмосферы, давят себе, не глядя, в чью пользу счет.
А сборная из последних своих пыхтит лошадиных сил.
Клюка мимо шайбы бьет, 
медпомощь бежит на лед,
А лед уже год как тронулся, 
в смысле – двинулся и уплыл.
Сперва завалился 
в сточные катакомбы кусками он,
Затем через фильтры вылился – любо-дорого, аш-два-о – 
И дальше на волю, вон, 
туда же, куда уклон,
И даже, в какой-то степени, 
независимо от того.

– Как вы относитесь к идее реинкарнации?
– У меня к этой теме особое отношение. Очень важно понимать, зачем тебе это надо. Если тебе нужно несколько жизней, потому что ты боишься умереть, – это одна история. Раз боишься умереть – значит, живешь неправильно и даже через несколько жизней ты вопросы своих ошибок здесь не решишь. В конечном счете, «а если туп, как дерево, родишься баобабом и будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь». Поэтому это вообще не важно. Я совершенно не религиозный человек, но при этом мне это не мешает говорить с абсолютной верой в то, что я говорю. Это все работает. Сколько этих жизней, какая разница? Главное быть здесь и сейчас, не нарушая основных жизненных законов. Потому как чаще всего в жизни мы сталкиваемся именно с последствиями собственных ошибок. 
– Большинство из нас имеет крайне поверхностное представление о китайских традициях и культуре, но многие слышали про фэншуй…
– Фэншуй – это правильная организация потоков природной энергии. Суть в умении внимательно приглядываться и прислушиваться к происходящему в твоем пространстве. И если у тебя в каком-то месте что-то неправильно, плохая энергия, там все время сквозняки. Мало кто знает, что очень хорошим инструментом отстройки потоков этой энергии в домах является самая обыкновенная лампада. Алтарное место начинает группировать пространство вокруг себя. Если поставить в нехорошее место лампаду (свечку), то постепенно начнешь замечать, что она больше не гаснет в этих местах, выжигая все плохое. У меня уже больше тридцати лет в моих пространствах постоянно горят свечи, лампады или светильники. 
– Цель фэншуй – поиск благоприятных потоков энергии ци и их использование на благо человека. Энергосбережение является одной из самых главных и серьезных задач XXI века. Особенно это важно для сферы ЖКХ (одни только многоквартирные дома потребляют 52% всей выработанной в России тепловой энергии и 30% электричества). Как, на ваш взгляд, можно донести важность применения энергоэффективных технологий и решений в многоквартирных домах до большинства людей? 
– Мне самому очень интересны такие технологии. Я очень хочу сделать у себя в загородном доме независимое энергоснабжение. Один мой друг на своем участке организовал себе такое. У него там ни одного электрического столба на несколько километров вокруг нет. Он говорит, что при этом электричество получается совершенно другое. Хотелось бы проверить. С другой стороны, это же то же самое, когда я отапливаю дом дровами. Понимаете, это абсолютно другое тепло. Совершенно иное качество энергии в доме. Я думаю, что развивать это направление лучше как раз через небольшие частные землевладения. Не через города. Ведь сейчас очень многие уезжают жить в деревни, обустраиваются в них и вполне себя там хорошо чувствуют. Плюс всеобщий тренд на экологичность, который сейчас, по-моему, становится слишком захватанным понятием. В основе всего находится глубинное желание людей быть независимыми от превратностей судьбы. Авраамическая традиция подразумевает апокалипсис. Его нужно пережить. Как? Лучше всего это можно сделать в собственном загородном доме, оборудованном независимым энергоснабжением, которое кроме всего прочего еще вырабатывает энергию совершенно другого качества. Задумайтесь, разные источники энергии дают другое качество энергии. Другое качество света, другое качество тепла, по-другому будет все работать.
– И на здоровье положительно скажется.
– Да, и для здоровья полезно. Это реально интересная и важная тема. Ее нужно обязательно запускать. Через молодежь, через детей. С помощью мультиков разных, образовательных роликов. Это должно стать интересным и модным. Предлагаю начать развивать эту историю прямо с меня, с моего дома в Переславле-Залесском. Тем более что и место здесь такое экологически чистое.

«Нас ждет движение вперед»
– Над чем вы трудитесь сегодня?
– Мы с моими коллегами занимаемся сейчас темой евразийской общности с неожиданной немного точки зрения. Мы изучаем один очень интересный древний текст, обнаруженный в Британской библиотеке. Этот труд называется «Ырк битиг», он имеет свою идеологию и систему ценностей. Это, пожалуй, единственная в своем роде рукопись на пергаменте девятого-десятого века нашей эры, написанная руническим письмом на древнем тюркском языке. Исследования доказывают, что раньше была общая система рунической письменности, которая распространялась огромным потоком от Исландии до Якутии. И такая письменность была и у угро-финнов, и у марийцев, и у пермяков, и у кавказских народов. Существуют донские и кубанские руны на тюркском языке. Представляете, на протяжении очень долгого времени существовал общий язык, общий алфавит, а может быть, и общий этнос, но этот вопрос никто никогда не исследовал! Это потрясающая вещь! Это может стать новой платформой единой евразийской общности.
– Получается, все народы, жившие здесь раньше, понимали тюркский язык?
– Вы знали, что 50% слов, которые мы считаем славянскими, на самом деле тюркские? Само слово «язык» – тюркское. «Из» – это писать по-тюркски. Слова «штаны», «шапка», «шар», «алый», «туман». Их много, очень много таких слов и никогда не заподозришь, что они древние. По-тюркски говорят «наверх поднялся туман» – «узы туман турды». А в этой древней рукописи это звучит так – «асра тустурды». То есть получается, что не существовало тюрков или славян, похоже, что тысячу лет назад была какая-то одна, неизвестная нам общность, и все это требует серьезного изучения. Мы все время сталкиваемся с доказательствами этого, но не обращаем на это внимания. Например, понятие «яр», «ярило» – это, собственно говоря, то же самое, что «ярын», «яр» в тюркском. И так далее, таких примеров сотни, тысячи… везде встречаются одни общие корни и общая письменность.
В сентябре мы планируем организовать форум по этой теме. Скорее всего в Казахстане. Эта тема межгосударственного уровня. Уже сегодня меня приглашают в Исландию читать лекции на тему единой евразийской общности. Еще английский исследователь Питер Франкопан, опубликовавший научный бестселлер об истории Шелкового пути, пригласил нас с лекциями в Оксфорд.
– Кроме исследований, вы продолжаете практиковать составление ежегодных прогнозов на основе «Книги перемен». Скажите, что нас ожидает в 2020 году?
– Да, конечно. В этом году я немного с этим задержался. Был на конференции в Якутске. Год интересный. Закладывается цикл на ближайшие 24 года. Своеобразные итоги прошедшего 36-летнего периода. Как я уже говорил, время – это очень непростая штука для современного авраамического сознания. По китайской традиции есть шестидесятилетний цикл, который делится на две неравные половинки: янскую – 36 лет, и иньскую – 24 года. Вот она-то как раз сейчас и начинается. Это значит, что мы будем получать результаты 36 минувших лет. Символы нового года – металл и вода. В любом случае всех нас ждет какое-то действие, какое-то движение вперед. 

 

О. Гришина