Бразилиа: птица-столица

kartinki24_ru_bridges_148Не каждая страна может похвастаться тем, что построила себе столицу «с нуля», примерно так, как во времена Петра I в России по­явился Санкт-Петербург. Однако в XX веке таких случаев было сразу несколько. В Австралии, например, борьба за столичный статус между Сиднеем и Мельбурном закончилась строительством города Канберра. При разных обстоятельствах новыми столицами обзавелись Пакистан и Белиз. Но о бразильском опыте в этой области следует рассказать особо.

С третьей попытки
Первой столицей этого государства, начиная с 1549 года, более двухсот лет был город-порт Сальвадор, основанный еще португальскими колонизаторами. Всем хорошо и удобно было это место: и глубокой бухтой, и оптимальным географическим положением. Было только одно «но» – губительный для европейцев влажный экваториальный климат. Говорят, еще в XVI веке монах-­иезуит Аншиетто первым стал публично призывать правительство колонии перенести столицу вглубь материка. Его пророческие проповеди были услышаны частично: столицу перевели в Рио-де-Жанейро, по праву считающийся самым красивым и благоприятным для жизни местом во всей Южной Америке. Но уже в XX веке правительству Бразилии стало ясно, что всех желающих эта «жемчужина у моря» не вместит. К 1955 году только в самом Рио проживали больше 3,5 млн человек, а с учетом пригородов выходило не меньше восьми. Управлять такой массой людей в те годы в условиях хаотичной застройки, архаичной коммунальной системы, хронического дефицита воды и невероятной скученности населения было совершенно невозможно. Тогда-то и вспомнили о пророчествах монаха-иезуита о «городе-сказке в самом сердце Бразилии». Географически это самое «сердце» располагалось на Центральном плоскогорье в 1000–1200 км от побережья. Не было там ровным счетом ничего, кроме густого леса и каменистых холмов.

Президент-градостроитель
Отцом-основателем нового города по праву считается 21-й президент Бразилии Жуселину Кубичек де Оливейра. Этот человек очень хорошо почувствовал острую потребность бразильцев в серьезных переменах и предложил их своим избирателям. Его политическая программа «быстрого скачка» подразумевала не только начало активных реформ в образовании, промышленности и экономике. Одной из главных задач своего правления Кубичек считал строительство новой столицы страны – города Бразилиа. Для достижения своей цели он готов был пойти на любые траты, справедливо считая, что все вложения непременно окупятся в будущем. К работам были привлечены лучшие из лучших: архитекторы, инженеры, дизайнеры, строители. Многие из их имен сегодня входят в золотой список величайших зодчих современности. Планировкой города занимался Люсио Коста, все крупные правительственные здания проектировал Оскар Нимейер, а ландшафтными работами занимался Роберту Бурле Маркс, который не просто разбил сады и распределил по территории деревья и кустарники. С его подачи засушливое Центральное плоскогорье превратилось в цветущий край с очень приятным умеренным микроклиматом.

Десятилетия в четыре года
В первую очередь был решен вопрос водо- и энергоснабжения. В 1956 году на реке Параноа началось строительство ГЭС, которая должна была стать основным источником электроэнергии для будущей столицы и окружающей территории. Законченная в сентябре 1959 года плотина образовала большое водохранилище Параноа, длина которого составляет 80 км, а ширина – 5 км. Это искусственное озеро и сегодня охватывает столицу с востока, служа знойному городу надежным источником чистой воды и свежего влажного воздуха. Одновременно со стройкой ГЭС свыше 60 тысяч рабочих приступили к реализации основного плана по возведению новой столицы. Работы шли трудно. Стройматериалы приходилось доставлять издалека, по разбитым проселочным дорогам и не всегда полноводным рекам. Но то, что по самым оптимистичным прогнозам должно было занять десятилетия, слаженная команда одержимых благородной идеей людей сделала за 4 года. В результате смелого социального и инженерного эксперимента в сердце Бразилии возник во многих смыслах уникальный город. 21 апреля 1960 года он был провозглашен столицей Республики. В скором времени сюда переехали все государственные институты и правительство страны.

Город-птица
По задумке архитектора Оскара Нимейера, сверху новый город напоминает птицу с расправленными крыльями или самолет, приготовившийся к взлету. При этом в «туловище» расположили общественные и государственные здания, в «голове» – главные офисы основных органов государственной власти, а в «крыльях» – жилые кварталы. Очень интересно был решен вопрос с этажностью застройки. Высота жилых районов не превышает шести этажей, основных административных зданий – 9–10 этажей, а самыми высокими являются 28-этажные башни-близнецы парламента (конгресса).
В концепцию города еще на этапе проектирования был заложен мощный потенциал для последующего роста всех его элементов. Авторы проекта смогли предвидеть и учесть такие привычные нам сегодня проблемы крупных мегаполисов, как большое количество частных автомобилей, высокая загруженность городских магистралей в утренние и вечерние часы, необходимость организации специальных полос для движения общественного транспорта. Во многом все эти проблемы были решены изящно просто – в столице Бразилии нет ни одного светофора. Все городские перекрестки многоуровневые. Автомобильные пробки в Бразилиа долгое время были большой редкостью и случались в основном из-за аварий. В остальных случаях главная проблема водителей по пути к месту назначения только одна – не пропустить нужный поворот.

Районы, кварталы…
Жилые кварталы-крылья Бразилиа пронизывают два шоссе с широкой разделительной полосой, больше всего похожей на бульвар или парк. В момент открытия города движение осуществлялось по четырем полосам в каждую сторону. Сегодня это уже шестиполосные магистрали, которые расширили за счет предназначенной специально для этой цели разделительной зоны.
В самих жилых кварталах Люсио Коста и Оскар Нимейер реализовали все самые передовые градостроительные идеи своего времени. Благодаря возведению домов самых разных конфигураций и типов эти районы не выглядят безликими и однообразными. В городе очень много деревьев, цветущих кустарников и клумб. Воздух полон ароматами цветов и пением птиц. Все жилые строения установлены на бетонные опоры. Благодаря этому приему даже в самый жаркий день по дворам гуляет приятный ветерок.
Отдельного упоминания заслуживает оригинальная система нумерации домов в Бразилиа, специально разработанная отцами-основателями. Человеку неподготовленному мало что скажет, например, S 501 3 15 или N 402 6 22. На самом деле все очень просто. Все строения, расположенные к северу от «туловища», обозначаются литерой N, все, что южнее центральной оси – S. Каждый квартал (здесь они называются superquadra) имеет свой трехзначный порядковый номер. Причем те, которые расположены западнее от автомагистралей в «крыльях», – нечетные, а восточнее – четные. После номера квартала следует порядковый номер жилого блока, который указывает его удаленность от улицы (первый ряд, второй ряд и т.д.), а последняя цифра – это уже номер квартиры. Европейцы, впервые столкнувшиеся с такой системой, могут потратить часы на поиск нужного места. Привык­шие к ней бразильцы считают ее очень простой и удобной…

Полный текст можно прочитать в № 11 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год