Артем Дзюба: «Чтобы сыграть против «Спартака», я должен был ­заплатить миллион долларов»

1416992 Про таких, как он, восхищенно говорят – человек-оркестр! Говорят, чтобы подчеркнуть яркость таланта, который в творчестве позволяет брать самые высокие ноты, даря окружающим незабываемый праздник. Это точно про Дзюбу, с его неуемным оптимизмом, умением сжигать себя и в жизни, и на поле. А еще он из тех, в ком звучит только музыка победы. Таких моментов в его судьбе было немало. Только в своем родном «Зените», который выводит на поле, он уже третий сезон подряд празднует чемпионство. За что питерские фанаты готовы носить своего бомбардира на руках.
Но футбольная судьба полна самых неожиданных поворотов. Ну, а то, что от любви до ненависти один шаг, давно и хорошо известно. В чем, увы, еще раз пришлось убедиться после минувшего Евро, напрочь проваленного российской сборной. И в обрушившейся на нее лавине критики, конечно же, зазвучала и фамилия Дзюбы, который «не сумел», «не оправдал», «не стал», «не смог»… Такие моменты в его жизни уже случались. И всякий раз вопреки прогнозам недругов Артем поднимался и шел дальше. Да еще становился сильнее. Почему и как ему это удавалось, я и попытался понять, перелистав страницы непростой биографии этого настоящего форварда, девиз которого и в жизни, и на поле – только вперед.

В погоню за Кержаковым
– Иметь такого футболиста, как Артем, мечта любого тренера, – признался мне как-то обаятельный тренер из Черногории Миодраг Божович.
Оказалось, не любого. И вряд ли с подобным заявлением согласились бы его коллеги – упрямец Валерий Карпин или суровые Роберто Манчини с Фабио Капелло. Допускаю, что до какого-то момента на их стороне был и бывший наставник сборной Станислав Черчесов. Но все мгновенно поменял минувший чемпионат мира, где Дзюба отчаянной игрой и голами перечеркнул неверие в него уважаемых наставников. А может, только одного Станислава Саламовича. Остальные не любят менять свое мнение. Но Артем уже привык к тому, что о нем думают и говорят, продолжая идти своей дорогой уверенно и с достоинством. Что подтверждает еще и капитанская повязка. Да и нынешний чемпионат закончил громким аккордом, отстрелявшись в последнем туре сразу четырьмя мячами. И теперь, перешагнув вторую сотню голов, рвется в погоню за лидером российских бомбардиров Александром Кержаковым. Вперед к новым вершинам! И так – из сезона в сезон.

Ростов-папа
С этого города, а вернее, с местной команды, и начался тот самый Дзюба, которого все знают теперь как лихого бомбардира, стержень чемпионов страны и национальной сборной. Именно на берегах Дона он обрел ту игру, которая из «дарования», как шутя называл Артема в «Спартаке» Владимир Федотов, превратила его в железного лидера.
– «Ростов» для меня многое значит. Но я хочу, чтобы этот клуб стал трамплином в будущее. Ставлю себе цель, что, если не вернусь в «Спартак», то хочу оказаться в клубе с самыми большими задачами.
Дзюба сказал это мне ровно семь лет назад. На тот момент ему уже стукнуло 26. А позади были сплошные аренды, с короткими побывками в родном клубе. И, честно говоря, в его уверенность по поводу своего светлого завтра верилось с трудом.
– Что, Львович, думаете, поздновато? – будто догадался, о чем я подумал, Артем. И уверенно добавил: – Поверьте, все только начинается!
Я деликатно пожал плечами. А он в том сезоне в подтверждение сказанному с 17-ю голами стал вторым бомбардиром чемпионата, уступив только Халку, с которым вскоре предстояло бок о бок биться в «Зените».
После этой бомбардирской вспышки было короткое возвращение в «Спартак» и новая аренда в «Ростове». К тому моменту все отношения между хозяином клуба Леонидом Федуном и футболистом Дзюбой, которого не устроили условия продления контракта, были окончательно разорваны. И хотя Артем тогда еще уважительно отзывался о владельце «Спартака», общего языка в нужный момент они не нашли. А вдогонку тот назвал уходящего игрока «рвачом», хотя речь ни о каких заоблачных суммах не шла. Чем тут же воспользовался «Зенит», предложивший Дзюбе пятилетний контракт в 3,3 млн евро в год. И не прогадал. Уже в первом сезоне новичок отсалютовал каприз­ным питерским фанатам 23-мя забитыми мячами и десятью голевыми передачами. Ни в чем не уступив первой скрипке питерской атаки – звездному Халку.
За счет чего же вот так сразу Артему удалось в новом клубе выйти на первые роли?
– Все началось с «Ростова». В отличие от «Спартака», там ребята больше играли на меня, – уже потом объяснял он, вспоминая сезон с 17-ю забитыми на Дону мячами. – Тот же Джано или Тима Калачев, начиная наступление, сразу искали меня на поле. А поскольку с техникой у них все в порядке, я знал, что, как только откроюсь, пас от них получу точно и вовремя. В «Спартаке» этого не было, а потому в поисках мяча приходилось глубоко отходить назад. Это снижало остроту атаки, делало ее более предсказуемой. Может, застань я в команде бразильца Алекса с его идеальными передачами, или окажись рядом с моим кумиром Титовым, глядишь, быстрее бы в бомбардиры выбился. И могу только позавидовать Саше Ширко, Валере Кечинову и Робсону, поигравшим в одно время с Егором.
– А где тебе на поле комфортней – на острие или на позиции оттянутого форварда?
– Пожалуй, на острие. В чужой штрафной я как рыба в воде – могу и за мяч зацепиться, и поймать момент для удара. В этом плане меня в «Ростове» не ограничивали.
– А как относишься к появлению рядом второго форварда?
– Были матчи, когда мы играли в «Спартаке» в паре с Юрой Мовсесяном. Случалось, что после верховых передач я пытался скинуть ему мяч в свободную зону, откуда он мог прострелить на меня. И моментами у нас неплохо получалось. А в «Томи», куда меня впервые отправили в аренду, моим напарником в нападении был Серега Корниленко. И Валерий Кузьмич Непомнящий настолько точно определил нам позиции, что мы как бы дополняли друг друга. В современном футболе у многих команд в атаке один форвард большой, умеющий сыграть на втором этаже, а второй более подвижный и маневренный. Что частенько становится достаточно грозным оружием.

Вряд ли, говоря это, Артем знал, что придет время и судьба сведет его в «Зените» именно с таким шустрым иранским нападающим. И они станут тем самым грозным оружием, которое позволит питерцам трижды подряд праздновать золотые победы. Вот и в минувшем сезоне из 76 забитых мячей 39 – на счету скорострельной связки Дзюба – Азмун, взаимодействие которой близко к идеальному. Выходит, не прошли даром томские и ростовские уроки.

«Спартак», который потерял Дзюбу
– Какую цель ты поставил, придя в «Ростов»? – спросил я тогда Артема.
– Доказать, что я игрок, – не раздумывая ответил он. – В «Спартаке», особенно в последнее время, чувствовал себя угнетенно – давила атмосфера. Понял, что самое страшное – когда у тебя много сил и амбиций, а выплеснуть их невозможно.

Дзюба говорил это с горечью, словно предвидя, что он уже никогда не вернется в дом, в котором вырос и где не захотели его понять. Но при этом ни тогда, ни потом не слышал от него о «Спартаке» ни одного дурного слова. Говорю исключительно о себе, поскольку наверняка найдутся те, кто припомнят бомбардиру какие-то антиспартаковские заявления. А потом, вспоминаю, как однажды Артем с надеждой сказал мне: «Вот построит Федун стадион и уж на нем команда точно станет первой». Сбылось…
– У меня нет ненависти к «Спартаку», нет и обиды, – с болью говорил он тогда, – нет конфликта с клубом. Только с парой людей, которые в какой-то момент там появились.

ff736b94988007820a842202a775180fИмена их он не назвал. А я не стал допытываться. Но об одном неприятном моменте все же спросил.
– Это правда, что в свое время «Спартак» в арендном контракте поставил «Ростову» условие, согласно которому ты можешь сыграть против него, если лично заплатишь миллион долларов? Получается, в «Спартаке» боялись, что если Дзюба забьет, то с кого-то придется спросить – а почему он не у нас играет?
– Так оно и было. Да еще, кроме моего миллиона, что-то должен был еще и «Ростов» заплатить. Перед домашним матчем я просил наше руководство попробовать найти компромисс со спартаковскими начальниками, но все безрезультатно. И самое обидное, не могу понять, чем заслужил к себе такое отношение родного клуба. Ну, разве не дикость, Львович? Вот он – «Спартак», который я потерял!

Я только развел руками – еще неизвестно, кто кого потерял. Простите за сравнение, но это же почти как в «Бесприданнице» Островского: «Так не доставайся ж ты никому!». Оказывается, и такое случается, когда кто-то закусив удила хочет свести счеты.
И еще раз нечто похожее аукнулось после того, как Дзюба, поняв всю бессмысленность борьбы с ветряными мельницами, подписал тот самый контракт с «Зенитом». Шаг, надо сказать, отчаянный. Перейти из «Спартака» в клуб своего закадычного врага мог только либо бесстрашный человек, либо безумец. И только в кошмарном сне можно было представить, как встретит столичного новичка красно-белых цветов знаменитый питерский вираж! К тому же места в атаке, где блистал бразилец Халк вместе с забивным венесуэльцем Рондоном и скоростным португальцем Данни, ему никто не гарантировал. Но и здесь, не изменяя себе, Артем пошел напролом, сказав себе – значит, надо пройти и через это! «Спартак» отреагировал на такое решение переводом упрямца в дубль, отклонив предложения об аренде «Зенита» и тульского «Арсенала» – зачем усиливать соперников? И только в последний момент Дзюбу вновь отправили знакомой дорогой в «Ростов». Не забыв объявить – захочешь сыграть против «Спартака», гони миллион. Так в отношениях между воспитанником, трижды серебряным призером и клубом была поставлена красно-белая точка.

Тренеры
Согласно статистике, Дзюбе пока довелось поработать с 14 наставниками в клубах и с шестью – в сборных. С российскими и с зарубежными, с громкими и не очень именами, с уже большими победами и еще мечтающими о них. И если разговор заходит о людях этой профессии, то прежде всего Артем вспоминает приметившего его на просмотре в Академию в толпе мальчишек, увы, уже покойного Александра Ярцева. Потом с большим уважением говорит о Михаиле Буренкове, Евгении Сидорове и Мирославе Ромащенко, продолживших терпеливо учить его футбольному уму-разуму. И лишь после этого следует низкий поклон также безвременно ушедшему Владимиру Федотову.
– Золотой был мужик, – вздыхает Артем. – К молодым как к детям своим относился. А как красиво о футболе рассказывал – дух захватывало. Меня, когда я в дубль попал, в шутку «дарованием» называл. Как-то подошел в Тарасовке и ошарашил: «Ну, что, дарование, хочешь к нам? Пора тебе взрослеть». Я чуть не онемел от счастья. И обстановка при нем в «Спартаке» как в родном доме была – добрая, праздничная…
С таким же теплом и признательностью вспоминает Дзюба и работу с Миодрагом Божовичем, считая, что именно благодаря ему обрел в «Ростове» ту игру, которая крепко поставила на ноги и по сей день помогает расти.
– Божович – человек общительный, контактный, – любит повторять Артем, говоря о главных качествах черногорца. – Но ведь и контактный человек может лицемерить, не быть искренним. Так вот Миодраг не из таких, как некоторые.
– Кого ты имеешь в виду? – осторожно поинтересовался я.
– Да хотя бы Эмери.
– Странно. Ведь уже после «Спартака», будучи тренером «Севильи», он говорил, что с футболистом Дзюбой у него не было никаких проблем.
– А еще говорил, что я один из лучших футболистов команды, что ко мне прислушиваются российские игроки и уважает молодежь. Говорил одно, а делал другое. У меня вообще тот сезон скомканным получился. А Карпин, сменивший Эмери, отправил меня в «Ростов» – вроде бы я в его игровую схему не вписывался. Но, как говорится, нет худа без добра, там мы с Божовичем и встретились.
– Чем Миодраг еще запомнился?
– Интересными, веселыми тренировками. В этом они очень схожи с Лаудрупом. Правда, тот был посерьезней. Может, потому, что языка не знал. А так вся работа шла с мячом. И относились оба к нам как к профессионалам, а не как к мальчишкам. А мне Миодраг частенько повторял: «Артем, как игру чувствуешь, так и веди себя на поле. Нужно обводить – обводи, бить требуется – бей! Слушай только себя!».
– Наверное, больше ни от кого такого не слышали?
– Нечто похожее мне на установках еще раньше, в «Томи», Валерий Непомнящий предлагал. Он нас с Корниленко в тиски какой-то одной схемы не загонял. Напротив, советовал больше маневрировать по фронту, чаще меняться местами и давить на нервы защитников. Это была моя первая аренда. И очень рад, что послушал тогда агента Алексея Сафонова, благодаря которому познакомился с таким замечательным человеком и тренером, как Валерий Кузьмич.
Аренда для футболиста – всегда удар, поскольку он понимает: клубу, в котором хотел заиграть, не нужен. А благое напутствие с пожеланием набраться игрового опыта, окрепнуть и поскорее вернуться – не более, чем красивые слова. В этом плане Дзюба не был исключением. Но обычной для такой ситуации обиды не испытывал.
– А вот злость была! – вспоминает Артем. – Злость на несправедливость, на самого себя, что не смог оказаться сильней тех, кто так со мной поступал. Хотя, может, и полезно, когда злость в тебе копится. Словно получил пощечину и жаждешь сатисфакции.
Так «Томь» с «Ростовом» стали крутыми ступенями, карабкаясь по которым, он обретал ту силу и уверенность, которые помогли потом одолеть ему свою вершину.
Но и после этого судьбе было угодно еще раз проверить на прочность бросившего ей дерзкий вызов этого настыр­ного парня. На сей раз не без помощи мэтра с Апеннин Роберто Манчини. Его приход в «Зенит» не принес клубу ни перемен в игре, ни заветного чемпионства. Команда откровенно поплыла, в итоге оказавшись лишь пятой. Но еще раньше, удивив всех, Манчини отказался от услуг Дзюбы, посчитав его слишком медлительным и тяжелым для нападающего. И на зимние сборы «Зенит» отправился без своего вице-капитана. А тому пришлось снова доказывать, что он еще может пригодиться сборной Черчесова и Питеру. И отправиться в скромный тульский «Арсенал», где шестью забитыми мячами и тремя голевыми передачами в десяти матчах Артем вернул доверие Станислава Саламовича, распахнувшего ему двери мирового чемпионата.

Карпин
Среди многочисленных историй, связанных с Дзюбой, нельзя обойти вниманием ту, что повествует о его отношениях с Валерием Карпиным. Тогда, весной 2014-го, она уже подходила к концу и перемен в ней не ожидалось.
– Я много раз пытался достучаться до Валерия Георгиевича, объяснял ему, что не враг, что мы в одной лодке. Без толку! – недоумевая, рассказывал он мне об этой непонятной ему ситуации. – И то, что Карпин невзлюбил меня с первого дня, не секрет.
– Может, ему не нравилось, что ты на все смотришь с юмором?
– Не знаю… Я старался молчать, не конфликтовать. В конце концов, подумал – любви с объятиями и поцелуями у нас и не должно быть. Значит, я прихожу и делаю свою работу – все! И откуда у Карпина взялась такая ко мне агрессия – не знаю.
– Но ведь был момент, когда вы с Карпиным, казалось, все обсудили и договорились, что делаете общее дело…
– После ухода Эмери и возвращения Карпина в «Спартак» такой разговор на сборах с ним был. Казалось, дальше все пойдет по-новому. Но я просто вынужден был говорить определенные вещи. И Карпин часто вызывал перед матчами и чуть ли не угрожал – мол, если ему что-то не понравится, то уже через 5–10 минут меня заменит. И даже когда я забивал, регулярно высказывал недовольство. Словом, держал меня под прессингом. Видимо, считал, что со мной по-другому нельзя. Но я терпел. И потом словно обухом по голове – аренда в «Ростов». А ведь я уже был не подающим надежды мальчишкой, а футболистом, которому пора определиться в жизни, чего он на самом деле стоит. Уходил, чтобы это доказать.
И доказал уже в том же сезоне, забив в «Ростове» те самые 17 голов. Но Карпин на них отреагировал весьма сдержано.
– То, что Дзюба столько забил, объясняется просто – против «Ростова» все играют не так плотно, как со «Спартаком», – пояснил Валерий Георгиевич.
– С одной стороны, в чем-то Карпин прав, – спокойно отреагировал потом Артем на слова спартаковского наставника, – с другой, команда-середняк меньше атакует. И ты постоянно находишься под давлением, поскольку против тебя действуют с позиции силы. Так что забивать везде нелегко – и в «Ростове», и в «Спартаке».
– Опять получается, что у каждого из вас с Карпиным своя правда?
– Не секрет, что Валерий Георгиевич любит поговорить и на каждый вопрос у него двадцать ответов, – махнул рукой Дзюба. – Потому такие разговоры – не более чем пустая трата времени.
Похоже, на тот момент Артем уже отказался от желания понять, в чем же причина этой холодной войны между ним и тренером, в которой никогда не бывает победителей и побежденных. Хотя слабая надежда на возвращение в «Спартак» в нем еще тлела. Но он оказался в «Зените», где, хоть и не без приключений, состоялось рождение нового Дзюбы – того, который потом стал капитаном сборной и самого «Зенита». Кстати, недавно в опросе СМИ Карпин назвал Артема в тройке лучших игроков сезона.
Ну, чем не голливудский хэппи-энд?! Если бы не провал сборной на Евро… Значит, впереди новое испытание на прочность, которое, верю, он выдержит. А значит, станет сильнее. Удачи тебе, Артем! 

Александр Львов