Алексей Маклаков: в кино Дзюба мог бы сыграть роль «хорошего мента»

image002Когда называют фамилию этого актера, то в ответ обычно раздается: «Тот, который прапорщик Шматко?». Роль этого бывалого служаки в сериале «Солдаты» сделала Маклакова суперзнаменитым и уважаемым даже в среде спартаковских болельщиков, где к армейским людям, в силу непримиримых клубных традиций, относятся настороженно. Футбол для Алексея Константиновича такая же страстная любовь, как сцена и кинематограф. И этой волшебной игре принадлежит его сердце, раз и навсегда отданное одному клубу – «Спартаку». Ну и, конечно, сборной, о которой грех было не поговорить после того, как она подарила всем нам на этом мировом чемпионате настоящий праздник.

«Игра Черышева и Фернандеса стала открытием»
– Признайтесь, на чьей стороне были перед чемпионатом мира? На стороне Ростислава Хаита, который требовал у Мутко замены главного тренера сборной, или, как Романцев, верили в команду?
– Я был, скорее, на стороне Хаита, поскольку, как и все, видел товарищеские матчи, а значит, мог только по ним судить о готовности команды к чемпионату мира. Не думаю, что народ был тогда в восторге от сборной, которая производила довольно удручающее впечатление. И, естественно, рядовые болельщики переживали, что команда останется в группе навечно. Понятно, что я был больше на их стороне. И не понимал, когда мне говорили: «Нет-нет, все идет так, как нужно». А, что такое – «так нужно»? Футбол – открытый вид спорта.
– Хорошо, давайте посмотрим на эту ситуацию по-иному. Вот снимается фильм или ставится спектакль, идут репетиции. И на этом этапе может ничего не получаться. А зритель приходит на премьеру и в восторге от увиденного. Что важнее – конечный результат или черновая работа? Ведь и Черчесов, а потом и Дзюба, говорили, обращаясь к болельщикам: «Дайте нам сыграть на турнире хотя бы один матч». В то же время чемпион мира Германия, которая выиграла Кубок Конфедераций, безнадежно проиграла Корее и тихо отправилась домой.
– Мы же говорим о том, что было дальше и как менялось лично мое мнение о Черчесове у тех, кто был на стороне Хаита. Поэтому, когда прошла первая игра, счет которой я предсказал, мнение о сборной резко поменялось.
– А почему, если вам не нравилась игра сборной до чемпионата, предсказали победный счет?
– Мне показалось, что дух и магия чемпионата мира создает и в команде, и внутри каждого игрока среду, которая окрыляет, придает дополнительные силы. Поэтому, когда я увидел по каким-то нюансам эти перемены, то начал верить в команду Черчесова, назвав тот счет в прямом эфире Первого канала. И оказался прав еще трижды, дав прогноз на матчи нашей сборной.
– А денежки часом не поставили?
– Я в азартные игры не играю – не мое. Потом угадал счет с Египтом. А вот счет мячей в проигрыше от Уругвая предсказать не получилось. Но то, что мы дойдем до четвертьфинала и как сыграем с Испанией, я угадал. Сказал, что будет добавочное время и по пенальти наши победят 5:4. Хотя в это немногие верили.
– Миша Ефремов тоже выигрыш у Испании предсказал по пенальти.
– Значит, мы оба чувствовали одно и то же. Конечно, команда менялась. И я сразу сказал, что этот чемпионат мира будет гиперпарадоксальным, потому что в течение года внимательно следил за национальными чемпионатами других стран и видел, как функционально готовились игроки. Упор был сделан на индивидуальную игру. В Аргентине – на Месси, в Португалии – на Роналду и так далее. Но не получилось. Ошибка сборной Германии, мне кажется, в том, что они привезли стариков. Мне кажется, Леву надо было привозить тот состав, который был на Кубке Конфедераций. Но это мое мнение маленького человека о большом футболе.
– Чья игра в нашей команде произвела на вас наибольшее впечатление?
– Дениса Черышева. Это фантастический парень по отдаче, по таланту, по технике, по ощущению игры, по точности выбранной позиции. Он – трудяга, который все время открывается. Я таких редко когда видел и счастлив, что этот мальчишка, как и Фернандес, у нас. Вот эти два человека, которые в основном делали погоду в матчах. Неплохо сыграл Дзюба, но, знаете, я не люблю о нем говорить.
– Потому что он ушел из «Спартака»?
– Да. И это естественно для болельщика «Спартака». Но я уважаю его семью, его близких и друзей. И, слава Богу, он блистательно сыграл на чемпионате мира. Удачи ему в футболе. Что касается других игроков, то полностью разочарован Смоловым. Да и, честно говоря, никогда не был очарован им. Я же был в Сочи на матче с Испанией. И не мог смотреть на эти пенальти, потому что для меня они хуже электрического стула. Но как только увидел, что идет к мячу Смолов, сразу сказал: «Проиграем». Не думаю, что Федор так уж экзальтирован и пижонист. Но то, как он пробивал этот мяч, говорило о том, что он был психологически не готов забить. Был очень зажат при ударе. Та показная расслабленность, которую он демонстрировал, скорее всего была попыткой скрыть свою неуверенность.
– Федор хотел показать, что раскован, а это восприняли как пижонство.
– Совершенно верно. И поэтому его здесь тоже нужно понять. Да и слава Богу, что так произошло. Почему? Потому что мы, русские люди, очень требовательны, и аппетит у нас во время еды вырастает больше, чем у других. И я думаю, что, если бы мы прошли хорватов и вышли бы в полуфинал, то все заговорили бы о чемпионстве. А пока того, что ребята достигли, нам хватит еще на очень долгое время. Поэтому я выделяю Черышева и Фернандеса как открытие турнира.
Низко ­кланяюсь Игнашевичу
– А игра Кутепова не стала для вас открытием?
– Представьте, нет. Больше того, меня поразили вдруг обрушившиеся на Илью потоки лести и восхищения тем, как он играл в сборной. Лично я не увидел в его игре ничего особенного.
– Может, такая позитивная реакция родилась на фоне ожиданий, что Илья все провалит? А он вдруг взял и сыграл вполне достойно.
– И в этом я тоже вижу заслугу Черчесова. Как мне кажется, это он заставил каждого из ребят понять, что такое Родина и что значит ее защищать. Потому что такую отдачу мы с вами видели у сборной десять лет назад, когда она на Евро побеждала Голландию. И у Черчесова, как тогда у Хиддинка, это гениально получилось. В этом, наверное, его секрет. Он готовил командную игру. Ведь за счет такой игры прошли в финал Хорватия и Франция, стала третьей Бельгия. А все, кто делали ставку только на звезд, раньше времени отправились домой. Поэтому я думаю, что у Кутепова с этого мирового первенства только все и начинается.
– Может, это будет отправная точка?
– Дай-то Бог. Но нельзя забывать, что рядом с Кутеповым был Игнашевич.
– Выходит, теперь «Спартаку» надо Игнашевича приглашать, чтобы решить все проблемы с Кутеповым и центром обороны?
– Я низко кланяюсь Игнашевичу. Спасибо ему огромное потому, что его игра была отдачей на 900 процентов. Что касается Кутепова, то раз такую оценку ему дали специалисты, то это замечательно.
– А как отнеслись к резким высказываниям по поводу тактике выбранной Черчесовым в игре с испанцами?
– Вы имеете в виду тактику «автобуса перед воротами»?
– Ее самую.
– Ну, а что? Он обыграл всех тактически. Да и слава Богу. Вот испанцы говорят, что русские засушили футбол, умертвили его. Да какая им разница? Чемпионат мира требует одного – результата! Я же могу вам сказать, что не был в восхищении от их 85-процентного держания мяча. Они всегда отличались замечательным пасом. И что толку-то от него? Никакого. У них практически не было ничего завершающего. Черчесов оказался прозорливым тактиком, сумевшим потребовать от футболистов идеального выполнения своего плана. Такой отдачи от наших ребят я не видел никогда.
– Но вообще перепады в оценках команды, Черчесова и отдельных футболистов порой удивляли своим разбросом. Вы вот слышали, например, что кто-то бросил клич по сбору подписей о лишении гражданства Фернандеса, который не забил пенальти.
– Серьезно? А тот, кто сделал такое идиотское предложение, забыл, что именно Фернандес сравнял счет в игре с Хорватией? Фернандес – потрясающий игрок. Игрок той культуры футбола, которую нам надо прививать молодежи. Футбола, где нет места тем, кто позволяет себе сыграть вполсилы. А он играл на все сто. Поэтому какие к нему могут быть претензии? А вот то, что Черчесов убрал Дзюбу, который мог забить, это ошибка. Ведь Фернандес никогда не был серьезным пенальтистом. И все равно не могу его ни в чем упрекнуть. Марио сделал очень многое, чтобы сборная вышла в четвертьфинал. Спасибо ему за это. Поэтому я от этого клича открещиваюсь и считаю его абсолютным бредом.
– А как вы относитесь к другому интернет-призыву – поставить при жизни памятник Игорю Акинфееву?
– Во дворе дома, где живет Игорек, он будет очень неплохо смотреться.
– Может, у него частный дом, тогда какой ему смысл самому на себя смотреть?
– Хорошо, пусть будет во дворе школы, в которой учился Игорь Акинфеев. При всем уважении к Игорю, который фантастически отбил ногой пенальти с испанцами, не думаю, что так он и задумывал сыграть. Но удалось. И Акинфеев заслуженно стал героем, а мы получили четвертьфинал.
– Хотя после пропущенного с Уругваем штрафного пошли разговоры, что Акинфеев такой, Акинфеев сякой. Вспомнили чемпионат мира в Бразилии…
– Поэтому я и говорю, что это парадоксальный чемпионат, с парадоксальным состоянием игроков, которые творят чудеса. Такого не было никогда.
– А какой тренерский ход Черчесова произвел на вас самое большое впечатление?
– Честно говоря, я никогда не угадывал его ходы, не понимал их и не пойму, видимо, никогда. Но больше всего мне понравилось, что у нас появилась защита. Появилась то, что всегда было в дефиците. Это его работа! Конечно, есть еще Ромащенко, который эту всю работу тоже проделывал. Фантастической работоспособности человек! Но сделали же замечательно! Хотя по мне Черчесов – еще не та тренерская легенда, которая позволяла бы вот так восхищаться его тренерскими ходами.
– А то, что он после победы над Испанией решил рискнуть и сменил тактику, с которой мы стали играть опять в четыре защитника?
– Согласен. Но дело в том, что мы учитывали, с каким соперником предстоит играть. С Хорватией такой ход был оправдан.
– Но, как выяснилось, она оказалась сильнее, чем Испания.
– Я думаю, что по игре мы превзошли хорватов. Просто та сдерживающая тактика должна была в этом матче открыть для меня Головина на все сто процентов. А получилось только на 75. И еще я был разочарован, что Черчесов не дал доиграть Дзюбе. Но у него своя тактика, свое видение игры.
– Да и с заменой Черышева он тоже многих удивил?
– Ну, вот я и говорю – у Черчесова фантастическая способность видеть то, чего не видим мы. Но то, что испанцам забил Черышев, – командная заслуга. Хотя не могу сказать, что для меня Черчесов – тренерский учебник, который я бы с удовольствием читал. Я пока открыл только первую страницу, и то заглавную, и не могу сказать, будет ли мне дальше интересно читать или нет.

«Надеялся, что ­Черчесов даст шанс Глушакову»
– Но ведь для него это первый большой турнир со сборной.
– Я тут даже не спорю. Просто скажу, что его заслуга в том, что он создал фантастически работоспособную сборную. Еще мы увидели у Черчесова удачно примененный «автобус», хорошо сделанную защиту и неплохие всплески в атаке. А это рождает надежду на будущее.
– И в следующей встрече с хорватами мы уже увидели атакующую игру с новой тактикой…
– Думаю, что Станислав Саламович, как человек с амбициями, хотел строить дальше. Возможно, задача была выиграть бронзу. И я всем говорил, что мы возьмем ее. Я был просто уверен в этом, поскольку видел, как росла команда по ходу турнира. Но вот не хватило этого перехода от Хорватии дальше. Уверен, в Лиге Наций мы еще лучше узнаем наших ребят.
– А что вы испытали, когда узнали, что Черчесов не вызвал в сборную Комбарова и Глушакова? Удивление или огорчение?
– У Димы Комбарова было сложное окончание сезона: то всплески, то затухания – такое бывает. Что касается Глушакова, мне кажется, его надо было брать и дать шанс. Ведь дали шанс Смолову. Чем же хуже Глушаков?
– Смолов, между прочим, два раза подряд был лучшим бомбардиром.
– Ну, был. Это же футбол, мы кого-то выбираем, а кого-то нет. Где-то нам что-то не нравится, и мы оставляем это в себе. Ведь футбол потому и демократичен, что в нем миллиард мнений. По поводу Глушакова, мне казалось, что Станислав Саламович все-таки протянет руку Денису и возьмет его в сборную. Не случилось. А я бы взял Дениса и дал ему шанс. Но я не тренер…
– Ярцев тоже сказал, что Глушаков, как и вся команда «Спартак», неудачно провел концовку. Но по своему уровню он игрок обоймы сборной.
– Низкий поклон Георгию Александровичу. Значит, мы одинаково воспринимаем эту ситуацию. Я просто говорю сейчас, как болельщик, который дал бы ему шанс.
– Раз уж мы говорим о спартаковцах, воспользуюсь случаем. Каково ваше мнение по поводу прихода в «Спартак» Ташаева?
– Никакого пока. Я должен видеть его в игре.
– Разве вы не видели Ташаева в «Динамо»?
– Понимаете, мне кажется, что у игроков, приходящих из других команд в «Спартак», два варианта: либо чуть зависли и ушли, либо остались надолго. Это как русская любовь – или неистово любим, или так же ненавидим. Поэтому, мне кажется, Рома Зобнин надолго задержится в «Спартаке», если его не купят в Европе. Потому что он оказался человеком «Спартака». И еще никогда не сдающийся, как Андрюшка Ещенко, который бьется до конца. А к Ташаеву я очень осторожно отношусь. Как и ко всем тем, кто только пришел. Меня не интересует его бывшая судьба, мне важнее, что он принесет «Спартаку», что подарит моему клубу и сколько отдаст процентов своего таланта. Вот это самое важное.
– А ждете еще какого-то пополнения или считаете, что команда укомплектована?
– Я середину укрепил бы. Надеюсь, что Джикия вернется в строй и у нас будет крепкая защита. А в середине нам нужны мозги. Вот почему я Егора Титова так часто вспоминаю. Надеюсь, Бог все-таки подарит нам такого игрока.
– Вы так еще и Цымбаларя вспомните.
– Илюшеньку?! Тут даже и говорить не о чем. Вспоминал его, когда видел на поле аргентинца Банегу. Как он кормил всех передачами! Просто феноменальная способность! Я бы не раздумывая отдал ему «Золотой мяч». Вот такой игрок давно нужен «Спартаку». Поэтому я бы середину укреплял. Что касается флангов, то здесь в целом неплохо.
– Кто для вас самый артистичный футболист в «Спартаке»?
– Промес. Он впитал в себя процентов тридцать европейского футбола, а остальные 70 – какая-то метисская кровь. Квинси хулиган, может не сдержать себя, иногда жадничает на поле. Но я всегда восхищаюсь его игрой. Когда голландец играет, я теряю голову от счастья. У этого футболиста Богом дарованный талант, он Богом поцелованный!
– Но согласитесь, что у Промеса порой бывают спады.
– Бывают. Но вопрос был о самом артистичном футболисте. А таковым я могу назвать только Промеса потому, что остальные спартаковцы, в отличие от Квинси, какие-то земные.
– Кто из футболистов, игравших на этом чемпионате, своей игрой заставлял вас кричать: «Вот это настоящий артист!»?
– Если рассуждать иронически, то это Неймар. Все просто устали от его падений, симуляций. А вот Португалия в этом плане очень удивила тем, что мало затягивала время, изображая страдания. Для Неймара этот чемпионат провальный. И, возможно, в ПСЖ уже задумались о том, кого они приобрели: настоящего гения или ленивого. Рядом с Неймаром в клубе бегает молодой Мбаппе, который уже делит с бразильцем корону.
– Может быть, провал Неймара связан с тем, что в сборной рядом с ним находятся не те партнеры, что в ПСЖ? Потому он, как Месси, который в национальной команде выглядит хуже, чем в «Барселоне»?
– Думаю, что у Неймара замечательные партнеры. Просто тренер сделал упор на то, что есть гений, который может сам решить исход встречи. Такой же подход к игре, возможно, был и у Аргентины. Но, как мы убедились, это не привело ни к чему хорошему.
– Самый яркий матч этого чемпионата мира?
– По драматизму – Россия – Хорватия. По красоте – боюсь даже рискнуть… Наверное, Испания – Португалия. Самый отстой – ничья Франции с Данией. Невыносимый матч, стыдно было всем, кто его смотрел.
– Но ведь никто не возмущается в шахматах, когда гроссмейстеры соглашаются на ничью.
– К сожалению, да. Но футбол – это зрелище. Потому Банега для меня – это прорыв и я грежу этим футболистом. Такой он интересный, как он так здорово видит поле! Были бы деньги, купил бы его «Спартаку».
– Георгий Ярцев сказал, что ему жаль вылетевших немцев, Месси и Роналду, потому что чемпионат лишился звезд. Вы того же мнения?
– Ни в коем случае. Я не согласен с Георгием Александровичем. Если бы звезды вылетели незаслуженно – другой разговор. Значит, выбывшие не смогли открыть второе дыхание, чтобы спастись. Что касается отсутствия звезд: а сборная Бельгии? Разве там мало звездных игроков? Там, по-моему, чуть ли не вся сборная состоит из футболистов обоих «Манчестеров». А сборная Франции? У Хорватии тоже есть футболисты из «Реала» и «Барселоны». Да, так получилось, что игроки такого уровня, как Роналду, Месси и Неймар сошли с дистанции. Я обычно в таких случаях говорю: «Мы же не виноваты, что у них не получилось». К тому же от их отсутствия на чемпионате сюжет стал еще более закрученным. Ну, кто мог предсказать финал Франция – Хорватия. Все ставили на французов, а я – на хорватов.
– Почему?
– Потому что более цепкой команды на этом турнире я не видел. Они хитры, осознают уровень своих физических ресурсов и умело их экономят… 

Полный текст можно прочитать в № 9 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год