Александр Куликов: стратегическое ­планирование – это ­желаемый образ будущего

фото 2 (2)Многим участникам мероприятий образовательного лагеря-семинара «Территория развития», который прошел в МДЦ «Артек», запомнился высокий седовласый преподаватель, который в легкой и непринужденной манере рассказывал о непростой теме – стратегии развития муниципальных образований. Александр Леонидович Куликов, руководитель «Школы молодого стратега», – человек, как говорится, широко известный в узких кругах. Больше 25 лет свой жизни он занимается тем, что помогает руководителям муниципалитетов не стоять на месте, а строить современную и грамотную стратегию социально-экономического развития их региона. На его счету 26 успешно реализованных проектов.

– Александр Леонидович, вы педагог?
– Никоим образом я себя педагогом не считаю. Я, скорее, садовник, который занимается культивацией, подготовкой. Бросаю зерна знаний на благодатную почву открытого разума.
– Но вы все равно несете определенную социальную нагрузку, связанную с передачей информации от старшего поколения младшему?
– Это да, безусловно. Передаем информацию, делимся опытом, помогаем осваивать хорошие, эффективные технологии. Причем работаем не только с молодежью. Например, мне очень интересно работать с людьми, которым далеко за шестьдесят, но которые являются старостами своих домов, улиц, руководителями «уличкомов» в простых, провинциальных сельских поселениях. Эти почтенные дамы после четырех-пяти обучающих встреч приносят на занятия свои проекты, выполненные в Power Point, и в разговоре начинают использовать слова «модератор», «ситуативность», «фандрайзинг». Очень интересно наблюдать, как у них глаза горят от новых возможностей и знаний. У меня в такие моменты прямо сердце радуется.
– За 25 лет, что вы занимаетесь этим «огородом», как менялась ваша основная аудитория?
– Аудитория менялась параллельно с изменением отношения к местному само­управлению в нашей стране. В 1990-е годы – где-то до 1997-го был всплеск интереса к тому, что называется «местное самоуправление». Самостоятельность, либерализм, демократия… Во власть приходили интересные, творческие люди. Разрешено было достаточно многое, шло бурное развитие. И аудитория соответствующая – очень интересная, творческая. Потом начался период построения вертикали власти. Местное самоуправление менялось и превращалось в не очень эффективный орган, оно уже мало что могло. Аудитория – чиновники. Их не очень что-то интересует, у них и так все хорошо. Затем в 2008–2009 годах был небольшой, непонятно чем вызванный скачок интереса. А сейчас у нас аудитория – это в основном муниципальные служащие. Сложная, проблемная аудитория. Люди, на мой взгляд, немного ленивые. Все, как в песне Высоцкого: «Настоящих буйных мало»…
– Очень осторожные?
– Скорее, боязливые. Боятся брать на себя ответственность, не хотят что-либо делать, не согласовав предварительно с вышестоящими органами власти. Хотя местное самоуправление, как известно, не встроено в систему вертикали власти. По крайней мере, согласно Конституции.
– Вас это удивляет?
– Если посмотреть на наш опыт и европейский, все время идет борьба между укрупнением и разукрупнением территорий. Сначала власть приближается к населению через разукрупнение. Создается много-много разных муниципальных образований с пешей доступностью человека к власти. Потом выясняется, что с экономической точки зрения это неэффективно. Лучше, чтобы муниципалитеты объединили свои ресурсы: и земельные, и имущественные, и интеллектуальные и т.д. А то, что населению будет тяжело добраться до центров принятия решений – ну, ничего страшного, как-нибудь справятся… Эти процессы постоянно идут и в Европе, и в нашей стране.
– Люди на местах – какие они?
– Мы стараемся работать с маленькими муниципальными образованиями, с небольшими районами до 100 000 населения. Это связано с тем, что, работая с такими муниципалитетами, по сути, можно дойти до каждого. В городах, где 200–300 тыс. человек населения и выше, наши технологии уже не эффективны. Там надо работать не с населением, а с элитами – бизнесом, чиновниками и так далее. Обычно все начинается с первой встречи с главой. Если смотришь ему в глаза и видишь, что ему действительно надо помочь разработать стратегию развития его муниципального образования, если видишь его настоящую заинтересованность, тогда будет успех. Но заинтересованных глав – один из 500. Это не значит, что оставшиеся 499 плохие. Нет. Кто-то очень хочет заниматься, но у него отсутствуют ресурсы, деньги. Но подавляющее большинство довольствуется тем, что у них есть.
– Вы выступали с лекцией в «Артеке». Это случайность или закономерность?
– Конечно закономерность. К этому постепенно идешь всю жизнь. Когда однажды понимаешь, что твои знания и опыт достаточно значительны, а ты еще не создал школу, где можно этим делиться с другими. Поэтому возможность работать в «Артеке» и хотя бы частями, крупицами, передавать свой опыт – это очень здорово.
– На каком языке вы разговариваете с молодым поколением?
– С детьми только по-детски. Используя словечки «супер», «классно» и т.п. Важно, чтобы тебя не просто слушали. Важно, чтобы тебя услышали. А услышат тебя только тогда, когда ты разговариваешь с аудиторией на языке, ей понятном.
– А что за вилку все время вспоминают дети, побывавшие на ваших занятиях?
– У меня есть выдвижная телескопическая вилка. С ее помощью я ребятам рассказываю, как можно и нужно получать ресурсы для развития своей школы, территории и т.п. Все скулят – нет денег, кадров, ресурсов и так далее. А во внешней среде есть все – и кадры, и деньги, и ресурсы, просто надо уметь дотянуться до этого. И я всем показываю эту вилку и говорю: «Вот моя стратегическая вилка. С ее помощью со своего муниципального уровня я могу достать до областного столика, и даже федерального». И я им говорю, что наша с ними задача – научиться такие вилки делать. Помимо того, что они могут добывать так ресурсы, они могут создавать новые возможности, ведь такая вилка – это и указка, и удочка и много чего еще.
– Вновь обращаясь к огородной тематике: что за зерна вы бросаете в почву на своих лекциях?
– Первое зерно – это обыкновенные человеческие жизненные ценности. Что такое семейные ценности, в чем ценность образования, что вкладывается в понятие «любовь к Родине» и т.д. Мы с этого всегда начинаем.
Следующее наше зерно – это целеполагание. Когда начинаем работать – не важно с кем, с детьми или со взрослыми, когда они начинают рассказывать о своих идеях и проектах, мой любимый вопрос: «А зачем вам это?». Поставить правильно цель – измеримую, достижимую, пусть даже амбициозную, но конкретную – это очень важно.
Затем идут зернышки по механизмам достижения этих целей. Они разные, мы чаще всего используем такой программно-целевой механизм, где цель правильно формулируется, выстраивается набор задач для движения и достижения этой цели, к каждой задаче прилагается еще набор шагов, шажков и так далее. И такая технология помогает детям планировать развитие не только территории муниципальных образований, но и школы, своей семьи и себя лично.
– Что вами движет?
– Мечта. Мечта создать свою школу.
– Школу вашего имени?
– Школу развития стратегических технологий.
– Какие постулаты вашей будущей школы вы готовы сейчас назвать?
– Что бы мы ни говорили, а в основе всего все равно любовь и добро. Все остальное второстепенно. А основная идея – помочь слушателям нашей школы самореализоваться, развиваться, расправлять крылья.
– Есть ли уже у этой школы свой девиз?
– Наши обучающие технологии посвящены совместному стратегическому планированию. Ключевое слово – стратегическое. Это желаемый образ будущего. Выходит, что наш девиз: «Создадим будущее вместе!». 

Полный текст можно прочитать в № 3 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год